Судьба Юрия Лонго — обаятельного колдуна в балахоне с цепями

Судьба Юрия Лонго — обоятельного колдуна в балахоне с цепями
Имя "колдуна всея Руси" Юрия Лонго в конце тысячелетия гремело по всей России. А потом он тихо исчез, уступив место более прытким конкурентам

«Я Джузеппе Калиостро, верховный иерарх сущего», — так начинал свои представления граф-авантюрист в замечательном фильме «Формула любви». Его современному последователю Юрию Лонго такие титулы были ни к чему — кареглазого усатого «магистра белой практической магии» знала вся страна. Он был популярней мрачного Кашпировского и загадочного Чумака. «Поставить защиту» к нему шли власть предержащее, а заряженные Лонго талисманы тысячами разлетались по России.

А ведь в Юрии Андреевиче Головко не было ничего таинственного и сверхъестественного. Веселый обаятельный авантюрист был фокусником средней руки и посредственным гипнотизером, однако благодаря своей харизме и удачному времени сумел стать первым «колдуном» современной России.

Из затейника в официанты

Он родился на Кубани в 1950 году в интеллигентной семье учительницы и художника. Талантами особыми не блистал — немного рисовал, немного играл на гитаре и баяне. Но больше всего Юра любил карточные фокусы, которыми развлекал своих друзей. Именно ловкость рук, а также хорошо подвешенный язык позволили ему вскоре протиснуться на местную эстраду. Юра Головко развлекал отдыхающих в адлерских санаториях и на турбазах, а также выступал в качестве конферансье на сборных концертах кубанских артистов.

Но это был не тот уровень — душа будущего «колдуна всея Руси» рвалась в творческий полет, дать старт которому могла только столица. В начале 70-х Головко приезжает в Москву. Но и там перебивается случайными заработками в подмосковных парках и домах отдыха. Пытается поступить в институт культуры, да неудачно. Живет у знакомых, перебираясь с одной коммуналки в другую. Собственно, проблемы с жильем и заставили Юрия пойти сначала в проводники дальних поездов, а потом стать официантом в вагоне-ресторане.

Так «на колесах» прошло восемь лет его жизни. Годом, который многое изменил в судьбе Головко, стал 1979-й. Тогда в поезде он познакомился с московским иллюзионистом Львом Корнеевым. Тот увидел пару карточных фокусов, которыми Юра мимоходом развлекал посетителей ресторана, и показал ему несколько своих. Сделал он это не просто так — Корнеев в конце своей карьеры занимался тем, что продавал секреты простеньких фокусов интересующимся людям. Заметив блеск в глазах молодого человека, он впарил ему по довольно солидной цене элементарные, но эффектные трюки, типа «монетного дождя» или «платочка-кулечка».

Корнеев познакомил Юру в Москве и с артистами Москонцерта, которые творческими бригадами гастролировали по стране. Тот же самый кубанский масскульт, только со столичным размахом. Среди них начинающий фокусник почувствовал себя как рыба в воде. Тем более плюс к карточным трюкам он мог эффектно показать на сцене зрелищную картинку со сжиганием червонцев.

Любитель техники гипноза

Так у бывшего официанта поезда «Москва — Тында» началась новая жизнь. Его приняли в штат Москонцерта и с новыми друзьями Лонго принялся колесить по городам и весям. Именно в этот период он и взял себе псевдоним. Димитриус Лонго был вполне реальным фокусником в дореволюционной России и называл себя факиром и дервишем. Юрий не просто позаимствовал у него звучную фамилию, но и стал всем говорить, что он его внук по материнской линии.

В 1985 году в команде эстрадников появился гипнотизер Геннадий Гончаров, который хорошо разнообразил выступления. Труппа стала ездить по стране с программой «Твои возможности, человек», и Лонго в ней занимался конферансом, попутно развлекая зрителей фокусами. Его очень привлекала техника гипноза, он жадно впитывал новые знания, беря практические занятия у Гончарова.

Стать самому гипнотизером помог случай. Как-то произошла накладка, и труппе нужно было выступить одновременно в Чувашии и в Ленинградской области. Поскольку гипноз был гвоздем программы и завершающим ее номером, разорваться артист не мог. Поэтому в Чувашию поехал Лонго. «Главное, войди в доверие к зрителям, — напутствовал его Гончаров. — А впечатлительных людей всегда хватает, кто-нибудь, да уснет».

И у него получилось — несколько людей пожилого возраста действительно заснули во время сеанса. После этого успеха Лонго стал менять амплуа и уже вскоре выступал с собственной программой. Времена тогда были смутные, жизнь все больше слетала с накатанной колеи. В таких условиях при отсутствии хлеба народ закономерно тянулся к зрелищам. А Лонго было чем удивить впечатлительную публику.

Ошеломляющая слава колдуна

Однако не хватало сенсации. И вот она случилась. В декабре 1990 года в эфире телеканала ТСН показали шокирующую видеосъемку из морга института Склифосовского. На каталке лежал труп три дня как умершего сорокалетнего мужчины. К нему подошел колдун Лонго и начал проводить над телом магические манипуляции руками. И вдруг покойник медленно, как бы преодолевая огромную тяжесть, оторвал от груди руку и стал поднимать ее вверх. А потом, повинуясь движениям экстрасенса, начал садиться на каталке. Присутствующая при этом медсестра эффектно упала в обморок.

Это был не просто скандал, это был настоящий шок. Советский народ, привыкший за годы советской власти безоговорочно доверять телевизору, поверил и в это. Слава «первого российского колдуна» взметнулась до небес. Пошел гастрольный чес по стране, который сопровождали корреспонденты и дутые сенсации.

Лонго собрался выпрямить Пизанскую башню! Юрий Лонго пишет в Кремль, чтобы ему разрешили оживить тело Ленина (без мозга и внутренностей, на минуточку)! Лонго готов силой мысли остановить часы на Спасской башне! К известному колдуну Юрию Лонго обратились сталинисты с просьбой воскресить любимого вождя (лежащего в земле вот уже 30 лет)! Лонго спрыгнул с Эйфелевой башни!

Все эти жареные факты широким шлейфом тянулись за Юрием. А он старался соответствовать, давая по четыре представления в день в Москве. Ушли в прошлое карточные фокусы и сжигание красных червонцев. Им на смену пришли настоящие номера. Колдун левитировал на сцене, ходил по воде аки посуху и силой взгляда поджигал электроплитку. Никуда не делись и сеансы гипноза, в котором артист более чем преуспел. Да и народ в него верил. А вера, как известно, основа основ в гипнозе.

Никого не смущало то обстоятельство, что из всех «чудес» Лонго отовсюду торчали длинные уши. Для народа все эти годы самым эффектным трюком было распиливание женщины Игорем Кио на арене цирка. А тут чудеса покруче, да еще и умело снятые телевизионщиками. Ну и что, что в основе левитации лежит железная труба, подсовываемая под зад Лонго из-за ширмы. Ну и что, что в Останкинском пруду просто притопили лестницу, по которой «аки посоху» эффектно идет колдун в белом балахоне, гремя цепями. Люди хотели верить в чудо, и они его получали сполна.

И даже довольно обстоятельные разоблачения фокуса с «оживлением трупа» прошли как-то без особой сенсации. Да, собственно, там и разоблачать-то было нечего. Ролик снял сам Лонго и принес его на телевидение. Роль «трупа» сыграл его конферансье, а медсестры — молодая жена.

К тому времени Лонго прочно прописался в телеэфире, потеснив оттуда Кашпировского и Чумака. Он давал советы, заряжал амулеты, и смотрел прямо в душу немигающим взглядом своих глубоких карих глаз. Неизменным атрибутом Лонго стал балахон до пяток, обвешенный цепями. Он, а еще и замогильный голос, которым мастерски владел Юрий, обеспечивали ему постоянную славу на экране и в народе.

Закат карьеры

За 17 лет гастролей по России и миру Лонго оброс солидными титулами, создал международную школу магов и колдунов в Москве с филиалами в Германии, США и Израиле, написал с десяток книг (не без скандала, так как выяснились факты плагиата).

Популярность его стала спадать в начале нулевых. Конкуренты напирали со всех сторон. Нишу эффектных трюков занял Дэвид Копперфильд, чьи шоу тогда непрерывно показывали по телевизору. Гипнозом занимались сотни бродячих артистов, и делали это порой лучше титулованного «магистра белой магии». А уж про целительство с экранов и снятие порчи по фотографии и говорить нечего. Даже главную фишку Лонго — «оживление покойников» — и ту успешно эксплуатировал шарлатан Григорий Грабовой.

«Магистр» проиграл битву с конкурентами и тихо сошел со сцены, занимаясь писательством и устраивая небольшие закрытые сеансы, на которых, по правде говоря, ему нечем было удивить публику. Выручало лишь природное обаяние и большая харизма.

Его смерть стала неожиданностью для всех. Утром 17 февраля 2006 года Юрий пожаловался на сильные боли в груди, а в обед скончался на руках у своего секретаря и помощницы Аллы Михайловой. Диагноз — аневризма аорты. Та самая болезнь, от которой точно так же внезапно умер Андрей Миронов.

На Востряковском кладбище столицы появилась могила, где на кресте высечено имя Юрия Головко, 55-летнего уроженца Кубани, чародея и мага Юрия Лонго. Разумеется, не обошлось без спекуляций оккультного рода — начиная от имитации смерти, и заканчивая происками колдуна-конкурента Грабового. Но все они, словно круги на воде, быстро утихли. А вот тема драки за наследство, оцениваемое в полтора миллиона долларов, еще долго не сходила со страниц столичных таблоидов.

Человек, который метафорически отобрал славу у Юрия Лонго, до сих пор чувствует себя прекрасно. Хотя о его жизни мало кому известно. А ведь раньше имя величайшего фокусника гремело по всему миру 👇:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий