Андрей Боголюбский. Первое цареубийство в русской истории

Андрей Боголюбский. Первое цареубийство в русской истории
Убийство Великого князя Андрея Боголюбского в 1174 году стало первым в русской истории случаем насильственного лишения правителя жизни.

Лишение жизни правящего монарха на Руси было событием из ряда вон выходящим. В отличие от средневековой и более ранней Европы, где короли и императоры гибли от рук заговорщиков десятками, в отечественной истории наберется не так много случаев насильственной царской смерти.

Если рассматривать хронологию цареубийств с занудной исторической точностью, то первым можно считать лишение жизни 16-летнего Федора II — сына Бориса Годунова. Ведь титул «царь» устойчиво вошел в оборот при Иване Грозном, следовательно, отсчет злодеяниям и стоит вести с той поры. Однако речь ниже пойдет не о нем, а о великом князе Андрее Боголюбском, поскольку термин «цареубийство» означает лишение жизни правящего монарха, и совсем неважно, какой титул он при этом носил.

Длинные руки князя Юрия

Андрей Боголюбский был создателем того, что в будущем станет основой современного Российского государства. Именно в его правление Владимиро-Суздальское княжество достигло наибольшего расцвета и могущества, став тем самым ядром, притянувшим впоследствии остальные русские земли.

История правления князя Андрея не совсем типична для тогдашней раздробленной Руси. Еще больше нетипична его смерть. Не на ратном поле в борьбе с врагом или за власть, а на пороге собственных палат в противостоянии с боярами, организовавшими против него заговор. Чем же Андрей так довел своих вассалов, что они отважились поднять руку на Богом избранного князя, да еще и носящего такое знаковое прозвище — Боголюбский? Чтобы ответить на этот вопрос, стоит ненадолго остановиться на предшествующей убийству истории.

Единое древнерусское государство, достигшее расцвета при Владимире Мономахе, быстро пришло в упадок при его потомках. Шестой сын Мономаха Юрий Долгорукий вошел в историю не только как основатель Москвы, но и как неспокойный князь, ведший непрекращающуюся войну за «стольный град» Киев. У него в активе имелось Ростово-Суздальского княжество, но амбиции простирались далеко за его пределы. Дважды он брал Киев и дважды изгонялся из него. На третий раз в 1155 году закрепился в нем основательно, но через два года умер, как считают историки, отравленный киевской знатью. Кстати, тоже цареубийство, но недоказанное.

Враги князя Андрея

Сын Юрия Андрей, прозванный Боголюбским по своей вотчине городу Боголюбову, болезненной тяги к Киеву не испытывал. Он перенес столицу в свой «родовой» Владимир и занялся укреплением города и княжества. Это именно при нем был построен Успенский собор, возведены новые городские стены и знаменитые Золотые ворота. Но несмотря на любовь к строительству, был Андрей Боголюбский весьма жестким и даже жестоким правителем. Конкурентов на власть он теснил безжалостно, отбирая у них земли и лишая жизни.

Это именно при нем родилась та самая «система сдержек и противовесов», имя которой было на слуху во время правления Бориса Ельцина. Боголюбский интуитивно почувствовал, что власть будет держаться только при условии постоянной вражды вассалов. Поэтому он отбирал земли у знатных бояр и жаловал их младшим дружинникам. Тем самым взращивал своих сторонников и обеспечивал появление непримиримых врагов.

Вот только первые ему совсем не помогли, когда вторые задумали убить Великого князя. А не помогли они потому, что Андрей ввязался в две подряд провальные военные авантюры. Они серьезно подорвали силу его боеспособной дружины, лишив войска и сторонников. Первым был поход на Волжскую Булгарию, а вторым — на мятежный Киев. Осада Вышгорода в 1173 году вышла неудачной, поэтому внутренние враги Великого князя осмелели настолько, что решили его убить. Расчет был прост — посадить на Владимирский стол более сговорчивого княжеского родственника, который не будет ущемлять интересы бояр и бросит заниматься «маленькими победоносными войнами».

Травить своего князя бояре не захотели. А может не смогли, так как Боголюбский был начеку и осторожничал с едой и питьем. Они решили устроить на него нападение там, где князь его совсем не ждал — в собственных палатах.

Безоружный против семерых

Сердцем заговора стали бояре Кучковичи, чьи земли отобрал Андрей и раздал их своим дружинникам. Они подкупили охрану, а главное ключника Анбала, который вечером стащил из опочивальни меч Андрея, висевший всегда в изголовье ложа. После этого заговорщики дружно отправились в винные погреба, накачивать организмы дозами «смелости». К слову, эту традицию успешно переняли потомки: достаточно вспомнить пьяных гвардейцев во время убийства Павла I.

В полночь распаленные вином бояре поднялись к покоям Боголюбского. Сильный стук в дверь разбудил князя.

— Кто там? — спросил Андрей, поднимаясь с полатей.

— Прокопий, — ответил пьяный голос. Прокопием звали преданного дружинника, дежурившего всегда подле опочивальни. Его заговорщики нейтрализовали первым.

— Нет, это не Прокопий, — ответил Боголюбский, и бросился к мечу. Но верного оружия не было. Князь остался совершенно беззащитным перед смертельной угрозой.

Выломать дверь оказалось делом пары минут. И хоть Андрей был физически крепким человеком и опытным воином, но выстоять против семерых вооруженных заговорщиков у него не было шансов. Он отчаянно сопротивлялся. Об этом косвенно свидетельствует тот факт, что заговорщики в суматохе зарезали своего. Но получив два рубящих ранения, Андрей упал, истекая кровью.

Довольные злодеи вновь отправились в винные погреба восстанавливать утраченную «смелость», а в это время тяжелораненый Андрей очнулся. Ползком, цепляясь за углы и волоча обессиленное тело, он попытался спрятаться. Но всюду, где полз князь, оставался широкий кровавый след. По нему и нашли Андрея спустя некоторое время, и тогда зарубили окончательно.

А потом началось разграбление княжеских палат, на которое позвали простолюдинов с улицы. Тело первого владыки Владимиро-Суздальской Руси в это время валялось во дворе. И только благодаря преданности слуги Кузьмы Киянина, его не растерзали собаки, как того хотели мятежные бояре. Кузьма укрыл тело, а через три дня отнес его в церковь, где князя отпели и похоронили в Успенском соборе.

Летописи не обманывают

Теперь о том, как стали известны подробности про раны, бояр Кучковичей, ключника Анбала, дружинника Прокопия и верного слугу Кузьму. Всё это довольно подробно и даже пространно описано в Киевской и Ипатьевской летописях. Кроме того, в 2015 году при реставрации Свято-Преображенского собора в Переславле-Залесском совершенно случайно на стене храма обнаружили нацарапанный список заговорщиков и краткое изложение событий.

Ну и исследование останков князя. Ученые это делали несколько раз. В 1935-м их изучали специалисты рентгенологи, в 1939-м реконструкцию внешности по черепу произвел Михаил Герасимов. В 1982 году останки попали в руки судебных экспертов, а последний раз их исследовали в 2007 году. И каждое заключение приходило к выводу, что описание ран в летописях довольно точно воспроизводит картину повреждений на костях.

Что же до цели, которую преследовали заговорщики, то они ее добились. Тема княжеского единовластия надолго ушла с политической арены. Вот только боярам Кучковичам от этого радостней не стало — ставший в 1176 году Великим князем Владимирским Всеволод Большое гнездо, повелел казнить убийц старшего брата.

И не в порядке мести, вовсе нет. А для того, чтоб обычай резать и убивать монархов не стал традицией и национальной русской забавой.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий