Как умирала династия. Павел I

Император Павел I
Династия Романовых не отличалась ни отменным здоровьем, ни "многими летами". Жизнь Павла I оборвалась в 46 лет от рук толпы заговорщиков.

Апоплексический удар табакеркой в висок. Именно так в России XIX века мрачно шутили о причине смерти императора Павла Петровича, сына Екатерины Великой. А помимо табакерки был еще и след от удушения на шее, и выбитый глаз, который не смогли замаскировать никаким гримом и императора пришлось хоронить в сильно надвинутой на лицо шляпе.

Это двенадцатая часть цикла «Как умирала династия». Предыдущая рассказывает о последнем утре Ее Величества Екатерины II и о том, к чему приводит самолечение и игнорирование рекомендаций придворных лекарей.

«Безумный» император

Павел Петрович в детстве
Фрагмент портрета Великого князя Павла Петровича в детстве. Художник А. Лосенко, 1763 год

Ни до, ни после не было в истории России такого императора, который бы сумел настроить против себя самую верную опору самодержавия — дворянство. Всего четыре года Павел I сидел на престоле. За это короткое время он сделал так много всего, что у высшего российского общества сложилось твердое убеждение, что император Павел просто безумен. А как иначе объяснить его неадекватные запреты? Например, танцевать вальс, носить фраки и круглые шляпы, читать иностранные книги, произносить слова «отечество» и «гражданин». Император издавал указы, регламентировавшие фасоны одежды, указывал в какой цвет надлежит красить дома, запрещал выезд за границу. И это все сопровождалось искренней верой в правильность всех действий.

Если французского короля Людовика XIV называли абсолютистом, который утверждал, что «государство — это я», то Павла I можно было назвать абсолютистом в кубе. Постоянные опалы, в которые он отправлял придворных, полководцев и даже членов семьи, совершенно не способствовали укреплению монархии.

Натерпевшись в детстве и юности от матери, не знавший любви отца, не имевший достойных воспитателей, Павел Петрович, вступив на престол, искренне полагал, что вся империя должна беспрекословно ему подчиняться. И добиться этого можно самолично, только одним авторитетом, без опоры на кого-либо. Но беда императора заключалась в том, что ни авторитета, ни даже простого уважения среди знати он не имел. Да что там знать… Его не любили собственные дети и косвенное участие в заговоре старшего сына Александра — яркое тому подтверждение.

План заговора

Павел I со своей семьей
Портрет Павла I с семьёй. Художник Герхард фон Кюгельген

Но каким бы широким и единодушным не был заговор против Павла, убивать его в планы бунтарей не входило. Добиться отречения от престола и передать власть старшему сыну Александру — вот какую цель преследовал идейный вдохновитель заговора Никита Панин, «технический директор» Петр Пален и главные действующие лица — Николай Зубов и Леонтий Беннигсен. А кроме них еще и несколько полков преданных гвардейцев. Если бы речь шла об убийстве, то достаточно было нескольких человек, а тут о заговоре знают минимум 400 военных. Нет, насилие в отношении монарха в планы заговорщиков не входило, Павел должен был остаться жив. Но всё пошло совершенно не по плану. Почему?

Отчасти потому, что заговорщики были пьяны. «Накидываться» шампанским они начали еще с вечера, а к полуночи, когда отряд из 12 гвардейцев приблизился к спальне Павла, трезвым из них был только Петр Пален. Впрочем, разгоряченные алкоголем головы были отнюдь не затуманены, и убивать самодержца они не собирались. Вообще, по воспоминаниям Леонтия Беннигсена план был простой и бесхитростный:

Принято было решение овладеть особой императора и увезти его в такое место, где он мог бы находиться под надлежащим надзором, и где был бы лишён возможности делать зло.

То есть Павел подписывает отречение, его увозят куда-нибудь в Шлиссельбург, объявляют душевно нездоровым, демонстрируют народу отречение и всё — Александр правит, его отца «лечат».

Почему-то вероятность того, что Павел I откажется подписывать манифест об отречении даже не рассматривалась заговорщиками — все верили в то, что император будет деморализован и не окажет сопротивления. Оказал. На свою беду…

Портрет императора Павла Петровича
Портрет Павла I кисти С. Щукина. На поясе императора офицерский шарф. Именно таким он и был задушен

«Птичка упорхнула»

В ночь с 11 на 12 марта 1801 года заговорщики двумя группами проникли в Михайловский замок. Стража не оказала никакого сопротивления, поскольку гвардейцы Семеновского полка были осведомлены об общих деталях заговора. По сути бунтовщикам нужно было нейтрализовать только ближних слуг императора — часового у двери и комнатного гусара в помещении, примыкавшем к спальне Павла.

Когда гвардейцы толпой ввалились в спальню, императора они там не обнаружили. Заговорщики в растерянности остановились, не зная, что им делать дальше. Платон Зубов, глядя на смятую постель монарха, сказал по-французски: «Птичка упорхнула». И в самом деле, весь заговор летел к чертям — по-видимому, Павел, услышав шум в коридоре и громкие голоса, понял, что происходит и ускользнул либо через покои императрицы Марии Федоровны, либо через тайную лестницу, которая вела в комнаты фаворитки Гагариной.

Но хладнокровный Беннигсен подойдя к царскому ложу, пощупал его рукой и сказал: «Гнездо теплое — птичка недалеко». Комнату обыскали и тут же нашли императора, укрывшегося за тяжелой портьерой.

Павла усадили в постель и потребовали подписать отречение от престола. Объятый ужасом, который явно отражался на его лице, он не мог пошевелиться и ничего не говорил, переводя взгляд с одного бунтовщика на другого. Давая ему время прийти в себя, заговорщики рассредоточились по дворцу. Через 10 минут Зубов вновь протянул Павлу акт об отречении. «Нет, нет, я не подпишу. Что же я вам сделал?», — сказал пришедший в себя император.

Зубов, разгоряченный алкоголем, позволил себе дерзость: «Ты больше не император. Александр наш государь». Эти слова разозлили взявшего себя в руки Павла, и он довольно грубо толкнул руку Зубова, протягивающего ему бумагу. Тот в ответ, сжав массивную золотую табакерку, стоящую на приставном столике, со всего размаху нанес ею удар в левый висок императора. Павел, как подкошенный, упал на пол.

Это стало сигналом к общей вакханалии. Один из гвардейцев вскочил ногами на живот императора, другой пнул его в голову, а Скарятин, офицер Измайловского полка, сняв висевший на спинке кровати шарф, стал душить уже не подававшего признаки жизни Павла.

Французская гравюра на тему убийства Павла I
Убийство императора Павла I (французская гравюра, 1880-е годы)

Расхождения в деталях

Обстоятельства той ночи очень хорошо описаны историками, так как дошли в воспоминаниях современников, общавшихся с непосредственными участниками заговора. Имеется еще и письмо Беннигсена, в котором он описывает подробности переворота 1801 года и записки принимавшего участие в событиях К. Полторацкого. Во всех источниках существует расхождение в деталях по поводу непосредственно убийства императора Павла. По одним сведениям его смерть наступила мгновенно от удара табакеркой, по другим император отчаянно сопротивлялся, оказал неожиданно яростное сопротивление и был сообща повален на пол пьяными гвардейцами и фактически задавлен ими.

Как бы то ни было, насильственный характер смерти не вызывал сомнений. Однако официальный диагноз говорил, что император скончался внезапно ночью с 11 на 12 марта 1801 года от апоплексического удара, сиречь инсульта. Только вот как ни гримировали тело несчастного, как ни надвигали ему шляпу на лицо, а полосу на шее и гематому на глазу скрыть не удалось. Так и вошла смерть Павла I в историю как «апоплексический удар табакеркой в висок».

А вот кончина его сына Александра произошла уже не из-за мнимого, а самого настоящего инсульта. Тема странной смерти Александра I Благословенного и будет темой следующей части цикла «Как умирала династия» ?

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий