Самый страшный теракт в истории Советского Союза

Катастрофа Ту-104 под Читой
В мае 1973 года в небе над Читой произошел крупнейший по числу жертв теракт в истории Советского Союза — погибли 81 человек.

Это был обычный авиарейс. Ту-104А с бортовым номером 42379 отправился из Москвы 17 мая 1973 года в 18:12. Конечный пункт – Чита. Маршрут: Москва — Челябинск — Новосибирск — Иркутск — Чита (рейс SU-109). В каждой из точек маршрута промежуточная посадка. Последняя – в Иркутске. Там произошла плановая смена экипажа, самолет дозаправился и в 03:02 московского времени 18 мая вылетел в Читу. На борту 72 пассажира (включая четырех детей) и 9 членов экипажа.

Пропал с радаров

Ту-104А за 15 лет до катастрофы
Разбившийся самолёт за 15 лет до катастрофы

Плечо Иркутск — Чита очень короткое, 630 километров по прямой, около часа чистого полета. Уже через 20 минут после взлета ТУ-104 вошел в зону ответственности Читинского районного диспетчерского пункта. В 03:32 экипаж доложил на землю о выходе на расчетную точку снижения. Все происходило буднично и штатно – диспетчер разрешил снижение до 3600 метров, до Читы оставалось 200 километров. И тут у авиадиспетчеров сработал сигнал ССО. Расшифровывается эта аббревиатура как система сигнализации опасности. Ею оборудовались все гражданские самолеты и приведение сигнала в действие со стороны пилота означало, что на борту произошла нештатная ситуация – захват самолета или террористическая угроза. На связь тут же вышел командир воздушного судна и доложил, что из салона ему поступило требование изменения курса полета. Вместо Читы надлежало лететь в Китай.

В 03:36 самолет вновь стал набирать высоту для того, чтобы изменить курс. В 03:38 диспетчер с земли подтвердил изменение курса. А потом отметка самолета на наземных радарах исчезла…

В это же время рабочие лесозаготовительной артели №23 только-только начинали свой трудовой день. Вдруг неожиданно в небе прогремел взрыв. Задрав головы, лесорубы опешили – летевший над ними самолет вдруг развалился на части. Обломки, казалось, падали прямо на них…

Следствие

Первые части Ту-104 были найдены в тот же день, уже спустя полтора часа после трагедии. Судя по тому, что они были разбросаны по прямой на расстоянии 15 километров, разрушение самолета произошло в воздухе. Пять свидетелей (те самые лесорубы) тоже подтверждали эту версию. Найденные фрагменты тел, характер обломков – все указывало на то, что на борту ТУ-104 произошел взрыв. Значит это теракт. Требование изменения курса тоже свидетельствовали в пользу этой версии. Но кто террорист и что произошло в салоне самолета? Почему было приведено в действие взрывное устройство, ведь экипаж уже начал менять курс? Так много вопросов и ни на один из них пока не было ответов.

К чести советского следствия, они смогли докопаться до сути, проведя поистине титаническую работу. Вся местность на протяжении 20 километров была тщательно прочесана, все обломки собраны и исследованы, все фрагменты тел подвергнуты доскональному анализу. И вот что удалось выяснить.

Обломки взорвавшегося лайнера Ту-104
Обломки Ту-104 в лесу под Читой

Но вначале стоит немного вернуться назад. В октябре 1970 года в Советском Союзе произошел первый в истории страны угон гражданского воздушного судна террористами. Тогда отец и сын Бразинскасы, убив стюардессу и ранив пилота, силой заставили изменить курс АН-24Б и посадить его в турецком городе Трабзоне. Пассажиров и самолет потом вернули в СССР, а угонщиков турецкие власти передавать отказались. Просидев два года в турецкой тюрьме, они были освобождены и эмигрировали в США.

Но речь не о них. После этого дерзкого угона Советский Союз усилил меры безопасности на воздушных судах. На каждом рейсе, маршрут которого проходил вдоль государственной границы, в обязательном порядке должен был находиться сотрудник МВД или КГБ в штатском с табельным оружием.

Владимир Ёжиков
Младший лейтенант Владимир Ёжиков

Был такой человек и на рейсе 109. Когда в Иркутске менялся экипаж самолета, поменялся и сопровождающий. На борт сел младший лейтенант милиции Владимир Ёжиков, разумеется, в штатском. После крушения ТУ-104 в ходе поисковой операции был найден табельный пистолет Ёжикова. В магазине не хватало одной пули.

В это же время в ходе тщательного исследования останков была обнаружена часть тела с пулевым ранением в области спины (в районе 8-го межреберья слева) и с оторванными кистями рук, характерными для взрывного повреждения. Это невероятно, но экспертам удалось установить личность человека с пулевым ранением. Им оказался Рзаев Чингис Юнус-оглы, 1941 года рождения. Подняли списки пассажиров и выяснили, что этот человек покупал билет в Иркутске на рейс 109 до Читы и поднялся на борт вместе с милиционером Ёжиковым. Наличие ранения и отсутствие патрона в магазине пистолета младшего лейтенанта говорило о том, что что террористом был именно Рзаев, а Ёжиков пытался его остановить.

Террорист

Установить адрес жительства Рзаева было уже делом техники. Явившись к нему в квартиру с обыском (а жил он в Кировобаде АзССР, ныне город Гянджа Азербайджана), следователи обнаружили литературу по химии и схему взрывного устройства. Причем, схема была с взрывателем обратного действия. Это такая кнопка, которую надо постоянно удерживать, чтобы взрыва не произошло. Активация взрывного устройства в таком случае происходит, если ослабить давление на кнопку.

До конца так осталось неясным использовал ли Рзаев на борту взрывное устройство именно такого типа, но то, что террористом был именно он, у следствия сомнений не осталось. Стали проявляться и мотивы Рзаева.

Террорист Чингис Рзаев
Чингис Рзаев

Родился в Кировабаде, школу окончил в Тбилиси, в армии служил сапером. После того как вернулся, замахнулся поступать не куда-нибудь, а сразу в МГИМО. Но какой из Рзаева был дипломат, если он плохо владел не то что английским, а даже русским языком. Потерпев неудачу, молодой человек о карьере дипломата мечтать не перестал. Он остался в Москве и пытался поступить в институт на следующий год. И опять неудача. Видимо после этого Рзаев решил, что всему виной не он, а система, которая не позволяет ему самореализоваться.

Уехал домой, устроился на работу и мечтал о загранице. Во всяком случае его приятели вспомнили, что за месяц до того теракта, Рзаев говорил им, что собирается в Китай. Друзья лишь недоуменно пожали плечами – с Китаем в то время отношения у СССР были враждебные, и попасть туда простому советскому человеку было нереально. Но террорист специально приехал в Иркутск, купил билет на рейс 109 и поднялся на борт с самодельной бомбой в руках.

Следствие на основании собранных улик выдвинуло версию как развивались события на борту ТУ-104А в те последние 5 минут его полета.

Роковой выстрел

Наверняка Рзаев известил стюардессу, а та – экипаж. Может быть, она успела дать сигнал и сопровождавшему рейс милиционеру, а может быть тот сам распознал террориста – теперь точно не установишь. Но стюардесса передала слова Рзаева пилотам. Экипаж связался с землей и начал набор высоты с целью изменения курса. Террорист вероятней всего находился где-то рядом с кабиной.

Применять оружие младшему лейтенанту Ёжикову инструкция предписывала только в самом крайнем случае. Скорее всего он попытался обезвредить террориста, но попытка оказалась безуспешной – пришлось стрелять. Выстрел оказался смертельным – так скажут судмедэксперты. И умирая, Рзаев ослабил хватку на кнопке своей адской машины. А может быть наоборот – привел ее в действие. Бомба, мощность которой составляла около 6 килограммов тротила, полностью разрушила самолет.

Взрыв Ту-104 стал крупнейшим терактом в Советском Союзе по количеству жертв. Он привел к глобальному пересмотру всех систем безопасности в воздушном движении. Практика сопровождения самолетов сотрудниками МВД и КГБ была отменена, как неэффективная. Взамен в аэропортах стала внедряться система предрейсового досмотра пассажиров и багажа.

Что же до самой катастрофы, то строгой секретности на деле не было, поскольку в поисках участвовало большое количество людей, да и буквально каждый житель Читы знал о взрыве в воздухе. Но и в прессу информации никакой не просочилось — на все публикации был наложен запрет. Много лет спустя это дало почву для слухов, что самолет был сбит нашими войсками ПВО после получения сигнала об угоне за границу. В действительности, конечно же, такого не было – провести такую операцию через две минуты после получения сигнала о смене курса не представлялось никакой возможности. Это был теракт. Теракт, который, вполне вероятно, мог бы и не состояться, если бы не тот роковой выстрел.

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Географ и Глобус
Добавить комментарий