Суды над животными: странные причуды средневековой Европы

Средневековые суды над животными
Повесить на городской площади быка или отрубить рыло виновной свинье — суды над животными в средневековой Европе были суровы и беспощадны.

В 1457 году во французском городке Савиньи шел странный судебный процесс. Слушалось дело об убийстве пятилетнего Жана Мартена. В качестве обвиняемых выступала целая банда – свинья и шестеро ее поросят. Суд тщательно расследовал все обстоятельства и выяснил, что свиноматка со своим потомством воспользовалась незапертой дверью в хижину, вошла туда, когда хозяев не было на месте, и убила спящего мальчика. Виновность свиньи была доказана, а вот поросят оправдали за недостаточностью улик. Обвиняемую повесили на кривом дереве, а для выводка суд постановил необходимость особого надзора. «Детей из неблагополучной семьи» передали на поруки в местный женский монастырь.

Перед законом все равны

Это не байка из разряда средневековых ужасов, о которых любят писать в интернете, иллюстрируя нравы и быт архаичной эпохи. Судебные процессы над животными – это то, что действительно происходило на протяжении нескольких веков в Западной Европе, и тому есть масса подтверждений. В одной только Франции в периоде с XII по XVIII век историкам известны 92 таких процесса. И это только те судилища, которые были тщательно запротоколированы и дошли до наших дней.

В чем причина такого безумства? По большей части в глубокой религиозности средневековых европейцев. Любое зло, исходящее от животного – будь то удар копытом, или уничтожение всего урожая грызунами, – трактовалось как нарушение божественного порядка. А на земле за этим самым порядком следил суд – церковный и мирской. Вот жители массово и шли в него с претензиями к четвероногим. И суды не считали такие обращения чем-то необычным, а проводили процессы с соблюдением всех тонкостей законодательства – со сбором доказательств, с адвокатами и предварительным следствием.

На время следствия животное запиралось в тюрьме и из казны выделялись средства на его содержание. И ладно бы на содержание. Если по результатам процесса четвероногий приговаривался к казни, то приходилось еще тратиться и на эшафот, а его сооружение влетало в копеечку, если к повешению приговаривали например быка. Да, животных казнили, и как правило делали это через повешение. Однако наказание было не всегда сопряжено с лишением жизни. Так, осел, нагло сожравший салат на чужом огороде, был приговорен к лишению уха. Двух собак, покусавших чиновника в Австрии, суд приговорил к лишению свободы на год и три месяца. А в Англии свиней-убийц суд постановил закопать живьем в землю.

Животные не были равны человеку, как это может показаться исходя из сущности судебных разбирательств. В конце концов, в деревне скотину для того и содержали, чтобы впоследствии отправить на мясо. Просто такие процессы служили неким психотерапевтическим актом, который как бы восстанавливал веру во всеобщий порядок. Вот лишь несколько рассказов из тех сведений, которые дошли до наших дней.

Убийства и разврат

В 1386 году в местечке Фалез в Нормандии свинья зашла в незапертый дом и убила младенца, спящего в колыбели. Подозреваемую задержали. На суде ей предоставили адвоката, которому не удалось доказать непричастность своей подзащитной. Не смог он найти и смягчающих обстоятельств, ведь эта была домашняя свинья, ее кормили хозяева, следовательно, она не могла быть голодной. В общем вина животного была доказана, а поскольку оно обглодало часть руки и лицо малыша, то свинье отрубили переднюю лапу и часть рыла, а потом повесили на рыночной площади при стечении толпы.

Казнили не только свиней, а также коров, лошадей и ослов, которые тоже совершали непреднамеренные убийства. Например, лошадь могла лягнуть копытом, а бык поднять на рога. Безнравственное поведение тоже считалось тяжким уголовным преступлением. Так, в 1750 году слушалось дело по обвинению в содомии некого Жака Феррона и его ослицы. И у животного, и у человека были защитники. Адвокату ослицы удалось доказать, что она принимала участие в развлечениях хозяина помимо воли. Поэтому ослица была оправдана, а Феррон повешен.

Колдовство и магия

Было бы странно, если бы во времена средневековой охоты на ведьм «под раздачу» не попали бы и животные. Самым известным процессом такого рода можно считать дело базельского петуха, который в 1474 году снес яйцо. Тому нашлось множество свидетелей, и петуха обвинили в колдовстве. По мнению обвинения, петух явно вступил в связь с дьяволом, и из яйца должен был вскоре вылупиться чудовищный василиск. Итог – несчастную птицу сожгли на костре. Это сейчас ученые говорят, что в результате определенных обстоятельств курицы могут приобретать вторичные половые признаки и внешнее сходство с петухом. А тогда это было чистое колдовство и сношения с дьяволом.

Но если случаи с обвинениями домашней птицы были единичными, то вот кошек в средневековой Европе убивали массово безо всякого суда и следствия. Они как нельзя кстати подходили на роль инфернальных созданий – и гуляли по ночам, и орали громко, и глаза у них светились во мгле. Одним словом, нечестивое поведение. Поэтому помимо трибуналов, над ними устраивали и массовые внесудебные расправы, а попросту истребляли.

Суды над насекомыми

Если уголовные процессы над животными были не такими уж и частыми, то гражданские тяжбы в формате «город против колонии вредителей» получили чрезвычайное распространение. Городские и сельские общины массово подавали иски к гусеницам, червям, саранче, змеям, мышам, кротам и даже пиявкам.

Суд (как правило, не мирской, а церковный) исходил из того, что представители фауны тоже являются тварями Божьими и имеют право на пропитание. Однако никто не давал им право забирать это пропитание у людей. Посему результатами судебных процессов зачастую были постановления на принудительное переселение жуков или саранчи в другое место, пригодное для их жизнедеятельности.

Жуки, саранча и гусеницы исполнять постановление не торопились. Но законы природы ведь никто не отменял. И вот вскоре гусеницы превращались в бабочек, саранча перелетала на новое место, а у жуков просто заканчивался жизненный цикл. На глазах жителей происходило торжество правосудия. Ну а если ничего не помогало, и мыши продолжали жрать зерно в амбарах, отказываясь уходить в голое поле, то значит ни закон, ни Бог не помогли, и виноваты сами крестьяне, так как плохо платят церковную десятину.

Суды над насекомыми можно считать верхом средневекового абсурда, так как в случае с домашними животными тех можно было притащить на веревке в здание суда, а вот с гусеницами и мышами такое провернуть не удавалось. Поэтому ответчики созывались на процесс посредством глашатаев на площадях и колокольного звона. Заочное судилище начиналось только при троекратной неявке второй стороны, так что совсем не удивительно, что к моменту вынесения приговора пиявки и жуки исчезали из полей и луж естественным способом.

Со временем процессы над животными стали большой редкостью, и во второй половине XVIII века прекратились и вовсе. Последнюю корову в Европе осудили в 1740 году за то, что она отказалась давать молоко. Суд постановил заключить животное в темницу на полгода. 

Судебные процессы над животными во многом были последствием религиозной закостенелости, фанатизма и общей дремучести населения. Эти же причины лежали в основе детского крестового похода против неверных в 1212 году, имевшего трагичные последствия 👇:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий