Мария Бочкарева — создательница женского батальона смерти

Первую русскую боевую "амазонку" звали Марией Бочкаревой. Это именно она первой придумала создать в Русской армии женский батальон смерти.

Она была вне себя от радости. Когда Керенский, галантно взяв ее под локоток, повел к выходу, Мария чуть не задохнулась от нахлынувших на нее чувств. А между тем взгляд военного министра остановился на генерале Половцеве: «Пётр Александрович, поручаю Вам Марию Леонтьевну и прошу оказать ей полное содействие в организации женского формирования для отправки на фронт».

Этот разговор, случившийся в Петрограде в мае 1917 года, можно считать началом создания женского батальона смерти – воинского соединения, о котором многие и по сей день имеют весьма смутное представление. Женский батальон участвовал в обороне Зимнего, когда его штурмовали революционные солдаты и матросы – вот, пожалуй, и все сведения, известные еще со школьных учебников. А между тем женскому воинскому формированию было чем гордиться, да и судьба его командира – поручика Марии Бочкаревой – заслуживает отдельного рассказа.

Семейная жизнь не сложилась

Она родилась в 1889 году в семье новгородских крестьян, которые в поисках лучшей доли вскоре переехали в Сибирь. Девочка сызмальства помогала родителям, потом работала прислугой у богатого томского купца, а в 16 лет вышла замуж за Афанасия Бочкарева. Замужество оказалось непростым – муж пил, Мария работала. Сначала семья жила в Томске, потом перебралась в Иркутск, где девушка занималась мужской работой – укладывала мостовые в городе. А муж между тем запивался и частенько поколачивал Марусю. В конце концов она не выдержала и ушла от него.

Заболела, потеряла работу, снова работала прислугой, жила в каморке – в общем, ее женскую долю благополучной назвать было нельзя. Как нельзя назвать счастливым и второе замужество. Новый муж хоть не пил запоями, как прежний, но зато якшался с бандитами, занимался скупкой краденного и ходил, что называется, по лезвию ножа. Его арестовали, судили, сослали еще дальше в Сибирь. Мария, словно жена декабриста, отправилась за Яковом Буком по этапу в Якутск. На новом месте семейная жизнь затрещала по швам – отношения между супругами были очень напряженными. Яков сильно ревновал и был готов по малейшему поводу избить Марию.

Между тем началась Первая мировая война. Бандит Бук уже в Якутске снова взялся за старое, его опять арестовали и сослали уже на Колыму. Мария в этот раз с ним не поехала. Она внезапно решает… пойти на фронт добровольцем. Но какой мог быть солдат из неграмотной крестьянки? Разве что сестра милосердия, и то, если возьмут.

Воевать не горевать

В ноябре 1914-го Бочкарева приехала в Томск и сходу обратилась к командиру расквартированного там батальона с просьбой записать ее в солдаты. Над ней посмеялись и в шутку предложили испросить разрешения у самого императора. Но Мария шутку не поняла, а на последние деньги при помощи грамотного человека составила телеграмму в Санкт-Петербург на имя Николая II. К всеобщему удивлению, оттуда было получено высочайшее согласие на отправку стрелком на фронт. И вот в феврале 1915 года стриженная под ёжик рядовая Бочкарева очутилась на передовых русских позициях.

Мария сразу же доказала, что ее не зря взяли на фронт – уже спустя неделю она в одиночку вынесла с поля боя 50 раненых бойцов. Участвовала женщина и в штыковых атаках, и даже вполне успешно. Свидетельством ее ратных подвигов служат многочисленные награды – два Георгиевских креста, три медали, две из которых Георгиевские. Ну и погоны старшего унтер-офицера как достойная оценка мужества.

Февральская революция принесла разброд в войсках и бесконечные митинги. Бочкарева не одобряла все это словоблудство, но на одном из таких митингов она познакомилась с председателем IV Государственной думы Михаилом Родзянко. Тот уже был наслышан о женщине-герое и пригласил Марию в Петроград для встречи с населением и поднятия среди народа боевого духа. И вот именно тогда-то в голову Бочкаревой и пришла мысль о создании ударного батальона смерти, состоящего из одних только женщин – первого в Российской империи.

Главная «амазонка»

Эту идею с восторгом принял как новый военный министр Александр Керенский, так и главнокомандующий армией Алексей Брусилов. Последний, правда, немного сомневался в эффективности такой войсковой единицы, но чашу весов перевесил яркий пропагандистский эффект от создания батальона. Генералу Половцеву было поручено оказать Бочкаревой полное содействие и в дальнейшем курировать проект. А сама новоявленная «русская Жанна Д’ Арк» (так ее потом назовут на Западе) вовсю приступила к формированию штата.

Надо отметить, что недостатка в новобранцах совсем не было. Благодаря статьям в газетах и другой пропаганде во дворе Смольного института толпились сотни женщин, желавших вступить в «батальон смерти». Их было так много, что Половцев предложил разделить желающих на три категории – непосредственно солдаты, вспомогательные части и медсестры в госпиталях. Отбор в самую боеспособную категорию вела лично Бочкарева. В первый же день она отсеяла 30 человек, во второй – 50. Причины – хихиканье, флирт с мужчинами-инструкторами, несерьезное отношение к службе.

В конце концов в составе непосредственно самого батальона осталось 300 женщин. Всех их остригли почти наголо, вручили оружие и стали заниматься строевой и боевой подготовкой. И тут Мария Бочкарева показала себя настоящим властным командиром. Да таким, что генерал Половцев впоследствии вспоминал:

Бочкарева слишком груба и бьет морды, как заправский вахмистр старого режима. Слухи об ее зверствах доходят даже до Керенского. Кроме того, поднимаются протесты против обязательной стрижки волос под гребенку, заведенной Бочкаревой как основное условие боеспособности. Стараюсь немного ее укротить, но она свирепа и, выразительно помахивая кулаком, говорит, что недовольные пускай убираются вон, что она желает иметь дисциплинированную часть.

В июне 1917 года женский батальон смерти отправился на фронт. И ничего особенного он там не совершил. Участвовал в боях под Молодечно, но потерпел поражение, хотя и отстоял вверенные позиции. Это был единственный бой женского подразделения. Большую часть времени ему приходилось отбиваться от излишнего внимания мужчин, которые не только хотели женского тепла, но и вовсю протестовали против участия женщин в войне, били окна в девичьих казармах и буквально гнали тех с передовой. К тому же настроения в войсках к тому времени были упаднические, да и какая тут война, когда у тебя под боком 300 боевых амазонок. Как вспоминала потом сама Бочкарева, она лично заколола штыком девчонку из своего батальона, которая занималась любовью с каким-то солдатом. Пыталась заколоть и его, да не догнала…

Тот единственный бой закончился не только потерями среди женщин, но и ранением самой Марии Бочкаревой, которую после этого отправили в тыл. А без ее твердой руки между «амазонками» немедленно начались склоки и свары. Да и армию спасти от разложения в начале осени 1917 года уже было невозможно – дисциплины в войсках не было никакой, многие просто дезертировали. Уже в сентябре 1917 года первый женский батальон смерти перестал существовать как войсковая единица. Оставшихся женщин использовали на охране дорог и других объектов, а самой Бочкаревой присвоили звание поручика и прописали ее в бессрочный запас.

«Вздрогнут супостаты»

Революцию она встретила в Петрограде и отнеслась к ней довольно прохладно. Историки пишут, что Ленин и Троцкий встречались с Марией, пытаясь склонить ее на свою сторону, но безуспешно. Впрочем, этому подтверждений нет. А что известно совершенно точно, так это то, что уже в 1918 году Бочкарева оказалась в Америке в качестве представителя главнокомандующего Белой армией Лавра Корнилова. Там она встретилась с президентом Вильсоном. А в Англии ее принял король Георг V и пообещал оказать всяческую поддержку и финансовую помощь.

Воодушевленная Бочкарева прибыла в августе 1918 года вместе с англичанами в Архангельск. Однако отчитываться об удачных встречах и западной помощи было не перед кем – генерала Корнилова убили еще в апреле. Бочкарева принимает решение поехать в Сибирь к Колчаку, который показался ей фигурой, способной объединить всю Россию. Идея организовать там очередной женский батальон смерти хоть и понравилась адмиралу, но была неосуществимой – все же Сибирь не Петроград, тут мужики-то в добровольцы идут неохотно, что уж про женщин говорить…

Положение на фронте за Уралом менялось стремительно, и когда войска Колчака вынуждено оставили Омск и отступили на восток, Бочкарева решила завязать с войной и осесть в родном Томске. Когда туда пришла Советская власть, ее арестовали, а в 1920 году расстреляли как «непримиримого и злейшего врага рабоче-крестьянской республики».

Ну а нам от Марии Бочкаревой и ее женского батальона смерти осталась лишь книга воспоминаний (написанная с ее слов в то время, когда она была в США) и строчки из полковой песни 1-го Петроградского женского батальона:

«Марш вперед, вперед на бой,
Женщины-солдаты!
Звук лихой зовет вас в бой,
Вздрогнут супостаты!»

Судьба Марии Бочкаревой нехарактерна и уникальна. Ибо женская доля на Руси была незавидной и во все времена заключалась только в двух действиях 👇:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий