Дом для гангстеров: самая большая тюрьма в мире

Сальвадорская тюрьма
Самая большая в мире тюрьма находится в Сальвадоре. Она не впечатляет размерами, зато поражает количеством заключенных в ней.

Про норвежские тюрьмы похожие на гостиницу средней руки знают многие. По уровню комфорта и количеству квадратных метров площади, приходящихся на одного заключенного, они занимают первое место в мире. А на другом конце рейтинга расположились тюрьмы Латинской Америки и несомненный лидер среди них — новое пенитенциарное заведение, под нейтральным названием «Центр борьбы с терроризмом».

Тюремный город

Его построили в Сальвадоре в 2023 году, и мировые информационные агентства окрестили заведение «мегатюрьмой». Ничего подобного в мире раньше действительно не было. На площади в 23 гектара расположился целый город, состоящий из зданий, объединенных в восемь блоков по 32 камеры в каждом. Вроде бы числа не поражают воображение, но самая большая тюрьма в мире вместила в себя 40 000 заключенных. А вот это действительно рекорд.

Латиноамериканские тюрьмы существенно отличаются от аналогичных в Европе или Северной Америке. Главный их признак — огромные камеры, забитые заключенными сверх всякой меры. Все секреты содержания головорезов в сальвадорской тюрьме власти не раскрывают, но зная как устроены пенитенциарные системы латиноамериканских стран и проанализировав спутниковую фотосъемку, журналисты пришли к выводу, что при 100-процентной наполняемости тюрьмы, на одного заключенного там приходится всего 0,6 кв. м. полезной площади.

Получается, что власти Сальвадора сознательно пошли на такие меры, ведь тюрьму-то открыли совсем недавно? Именно так — сальвадорский президент Букеле заявил, что новая супертюрьма является частью его плана по искоренению преступности в стране.

Уличная война

Сальвадор действительно снискал себе славу самой опасной, бандитской, гангстерской, криминальной страны планеты. В 2015 году он установил своеобразный рекорд — 105 убийств на каждые 100 тысяч населения. Проблема этой небольшой страны заключается в уличных бандах, которые поделили между собой не только сам Сальвадор, но и забрались в сопредельные государства, и даже пустили щупальца в США. Так, банда под названием «Мара Сальватруча» (что переводится как «сальвадорские кочевые муравьи») стала национальной угрозой безопасности США. Власти страны попытались обезглавить иноземную преступность, но единственное, в чем они преуспели, это в массовой высылке членов «Мара Сальватруча» на родину в Сальвадор.

А это, в свою очередь, подняло уровень преступности в стране на небывалую высоту. Дело в том, что у гангстеров из «Мара Сальватруча» имелись конкуренты — аналогичное по уровню жестокости и беспределу сообщество Barrio 18. Не желая уступать сферы влияния, оно организовало настоящую уличную войну. Члены обеих банд гибли десятками, а вместе с ними каток убийств прокатился по мирным жителям. Бандиты лишали жизни информаторов, членов их семей, отлавливали по домам полицейских и армейских командиров, не забывали про бизнесменов, наркоторговцев, гражданских чиновников. Словом, Сальвадор образца 2010-х представлял собой страну, где пулю мог схлопотать любой человек, косо посмотревший на бандита, украшенного с ног до головы татуировками.

К слову, эта «нательная живопись» служит отличительной чертой членов банды «Мара Сальватруча». Первые татуировки они наносят себе в детском возрасте как доказательство решимости идти бандитской стезей. А к 20 годам на теле нет свободного места от черно-синих символов и надписей.

Сильная рука

Но довольно о бандах. Есть же в стране правительство и подконтрольные ему силы, армия, в конце концов? Неужели нельзя было обуздать гангстерский беспредел? Пытались, но без особого успеха. Речь о преступности заходила перед каждыми выборами в стране. А потом, ставший президентом кандидат, благополучно забывал о своем обещании. Лишь в 2015 году в Сальвадоре стартовал президентский план «Сильная рука», по которому полиция стала арестовывать на улицах людей просто по внешнему виду — обилию татуировок. Правозащитники этот план критиковали, а население сдержано одобряло. Преступность снизилась, но возникла другая проблема — тюрьмы.

До этого пенитенциарная система Сальвадора существовала как государство в государстве. Заключенные делали вид, что они действительно сидят, а их охранники притворялись, будто они на самом деле охраняют. В действительности же в тех заведениях, где содержались головорезы из банд, полномочия надзирателей ограничивались их кабинетами. Истинными хозяевами тюрем были боссы группировок, которые имели достаточно комфортный уровень жизни.

И вот в исправительные заведения хлынул новый поток заключенных. Мало того, что при общей переполненности тюрем размещать их было негде, так они своим появлением нарушили хрупкий баланс между двумя бандами. По Сальвадору вновь прокатилась волна убийств, только на сей раз тюремных. И можно было бы закрыть глаза на бои пауков в банке, если бы не тюремные бунты после каждого такого случая. Чтобы обуздать их, приходилось привлекать армейский спецназ, вертолеты и прочие силы. Эффективно, но слишком затратно.

Отказываться от «Сильной руки» власти не собирались, тюрьмы продолжали трещать по швам, поэтому новый президент Сальвадора Найиб Букеле принял решение о строительстве супертюрьмы, а точнее «Центра заключения террористов». Его открыли в 2023 году, и тут же стали заполнять заключенными из других пенитенциарных учреждений.

Супертюрьма с суперохраной

Можно было бы подумать, что наличие тюрьмы, рассчитанной на 40 000 заключенных, снизит проблему перенаселенности. Куда там! По сведениям журналистов она заполнена почти под завязку. А из всех мировых «тюремных» инноваций в заведении внедрили только те, что касаются охраны головорезов. Из нового — «глазастые» дроны, напичканные датчиками движения коридоры и проходы, система распознавания лиц. Дополняет электронику электрика — колючая проволока под напряжением 15 000 вольт по периметру и возможность пустить ток по решеткам, ограничивающим выход из камер и металлическому полу.

Людские ресурсы тоже на высоте — «Центр заключения террористов» охраняет свыше 1000 сотрудников тюремного ведомства, 800 военнослужащих, 250 полицейских и даже специальные пограничники, патрулирующие внешний периметр «гангстерского города».

А что же по условиям содержания? Они стали только хуже, чем были в старых тюрьмах. Номинально камера рассчитана на 100 человек. Практически в ней содержится 150 сидельцев, которые мастерят из тряпок подвесные койки или же спят «вахтами». На всё помещение приходится два умывальника и два туалета. Окон нет, потолки высокие, в них проведена вентиляция. Кормежка скудная: маисовые лепешки, бобовое пюре, иногда мясо и рыба.

Связи у заключенных в новой тюрьме нет никакой — власти заставили сотовые компании демонтировать вышки в радиусе полутора километров от здания, а на территории разместили мощные глушилки. Да, у надзирателей и охраны сотовые телефоны тоже не работают, но у них есть рации и проводная связь.

Свидания отменены, судебные заседания проходят исключительно в стенах заведения, доступ адвокатов очень ограничен. Никаких передачек с воли, даже раз в год. Со свежим воздухом просто беда — организовать ежедневные прогулки 40 000 человек в условиях тесного пространства просто невозможно. Поэтому охрана выводит заключенных на открытые площадки раз в неделю, и процесс «гуляния» похож на маленькую войсковую операцию: по периметру выстраиваются военные в шлемах с дубинками и пластиковыми щитами, приводятся в полную готовность мощные водометы, а заключенные к месту прогулки и обратно передвигаются только бегом с полусогнутой спиной и заложенной за нее руками.

ЧП

И такой вот режим введен в отношении всех 40 000 заключенных. Сальвадорские правозащитники в ужасе, на президента Букеле обрушиваются тонны критики, но у него есть железный аргумент: число убийств из расчета на 100 тысяч населения стало рекордно низким — 7,8. Это примерно на уровне США и в четыре с лишним раза ниже, чем в соседнем Гондурасе. Конечно, преступность снизилась не только благодаря постройке «супертюрьмы» и помещению в нее большого количества людей (возможно даже невиновных), а из-за успешной борьбы с преступностью.

Президент в 2022 году ввел чрезвычайное положение и вывел на улицы городов армейские части. За первые два месяца действия ЧП в Сальвадоре арестовали 36 тысяч человек. Отпустили из них только четыре тысячи. Нетрудно догадаться о судьбе остальных. Поэтому хоть и данные о наполнении «Центра заключения террористов» являются государственной тайной, на самом деле об этом все знают. А оправдывает ли цель средства, стоит спросить у жителей Сальвадора, которые по данным соцопросов, полностью поддерживают президента Букеле в его борьбе с уличной преступностью.

В противовес рассказу о тюрьме на 40 000 человек вот статья о самой маленькой темнице в мире, удел которой — служить вытрезвителем для заезжих туристов 👇:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий