Хуанхэ — желтое горе Китая

Желтым горем в Китае называют «матерь всех рек» своенравную Хуанхэ, которая за всю свою историю стала причиной гибели миллионов людей.

Самым трагичным наводнением за всю историю человечества можно, пожалуй, считать Великий Потоп, который, если верить Писанию, уничтожил все живое на Земле. Однако библейский катаклизм — событие недоказуемое и по большей части мифическое. Чего не скажешь о реальном наводнении, которое по официальным историческим документам считается самым крупным стихийным бедствием в истории. И произошло-то оно совсем недавно — еще ста лет не минуло — в 1931 году. Тогда погибло более 4 миллионов китайцев.

А его причиной стал водный объект, который в Поднебесной зовут одновременно и «матерью рек», и «великим горем Китая». Река созидающая и разрушающая, житница и источник «тысячи печалей» — знаменитая Хуанхэ.

От скромности до ярости

С китайского имя реки переводиться просто: «хуан» — желтая, «хэ» — река. Ее цвет действительно желтый. При ярком солнце иногда он принимает золотистый оттенок, а запертый в бетоне дамб, становится желто-коричневым. Главный «виновник» такой цветовой гаммы — лёсс, или, проще говоря, песчаный суглинок, который река активно вымывает, проходя через обширное Лёссовое плато в Китае. Именно он и есть причина «тысячи печалей», загубленных жизней миллионов и одновременно источник плодородия речных долин.

Хуанхэ рождается в горах Баян-Гар на северо-западе Китая. Там это обычная звонкая и быстрая горная речка, которая неширокой лентой шустро струится меж камней, пробивая себе путь в долину. Вода у нее холодная и кристально чистая. Сложно поверить, глядя на этот ручеек, что через 5000 километров он превращается в грозного дракона-разрушителя, безжалостно сметающего деревни и города.

Освободившись из каменного плена и покинув Тибетское нагорье, Хуанхэ выходит на равнину и попадает в цепкие объятья Лёссового плато — обширного плоского участка, состоящего из желтого лёсса. Порода эта рыхлая и активно впитывающая влагу, поэтому Хуанхэ там похожа на кисель, настолько много глины в ее водах. На плато она еще неширокая. Образно говоря, Хуанхэ в начале среднего течения — это невеста, еще только начинающая знакомиться с женихами-притоками. А вот дальше количество «женихов» возрастает кратно, и река увеличивается в объеме, расправляет плечи и начинает показывать характер.

А он у Хуанхэ очень своенравный и капризный. Выражается это в том, что за всю историю наблюдений река меняла русло 12 раз, а сегодняшний водоток в нижнем течении отстоит от предыдущего на целых 500 километров. И каждое такое изменение в истории сопровождалось наводнениями, уносящими жизни миллионов китайцев.

Сметая дамбы и династии

Почему так происходит? Все дело в том самом лёссе, придающим реке желтый цвет. Его в воде очень много — в среднем 40 килограммов на метр кубический. Перемещаемый бурным течением, он оседает на крутых излучинах, да и просто на дне. Постепенно эти наносы увеличиваются, река мелеет, ее русло поднимается, и достаточно спускового крючка в виде сильных дождей, чтобы Хуанхэ вышла из берегов и ринулась в окрестные долины. Тем более, что никаких ландшафтных ограничителей для нее нет — в среднем и нижнем течении Хуанхэ прокладывает себе путь по плодородным равнинам.

Население Китая с самых древних времен пыталось бороться с «рекой тысячи печалей», строя дамбы по берегам и сооружая каналы. Тщетно. Хуанхэ сметала оковы и затопляла огромные территории, что сразу же приводило к голоду, болезням, разорению и мятежам. А они сносили правящие династии так же легко, как сама река сносила дамбы.

Именно так случилось с монгольской династией Юнь, которая правила Китаем в XIV веке. Произошло наводнение, Хуанхэ затопила огромные территории, а главное — забила илом Великий канал, по которому шло снабжение северных земель. На его расчистку бросили тысячи крестьян, которых не кормили и содержали в тяжелых условиях. В результате произошло восстание Красных повязок, которое положило конец династии Юнь.

Следующей за ней династии Цин досталось не меньше. В 1855 году Хуанхэ прорвала дамбы, образовав настоящее море. Все это проходило на фоне восстания тайпинов, что еще больше ослабило правящую династию. От самого наводнения и его последствий в виде голода и эпидемий пострадало около 7 миллионов человек. Население восприняло стихию как гнев небес в отношении императора, что привело к еще одному восстанию. В XIX веке история повторилась — очередное наводнение и гибель полутора миллионов человек. За ним последовала засуха и новый народный бунт.

По прихоти природы и людей

Но самое разрушительное и трагичное по последствиям наводнение произошло на Хуанхэ в 1931 году. Оно считается крупнейшим стихийным бедствием за всю задокументированную историю человечества. Перед этим два года в Китае стояла засуха, а зима 1930–1931 годов выдалась снежная. Дополнила картину чрезвычайно дождливая весна и лето с частыми циклонами. В июле 1931 года Хуанхэ прорвала дамбы и устремилась в плодородные долины. Про деревни и маленькие городки говорить нечего — их стихия проглотила, даже не заметив. А вот город Нанкин, бывший в ту пору столицей Китая, сопротивлялся целых два дня. Но поднявшаяся на 16 метров вода смыла и его. В итоге за три дня наводнения утонуло 200 000 человек.

Однако главная беда была впереди. Из-за большого количества трупов в регионе начались эпидемии холеры и тифа. И это на фоне голода, вызванного отсутствием продовольствия. В итоге жертвами самого деструктивного наводнения в истории стало более 4 миллионов человек.

Но повинными в китайских бедах были не только природные стихии. Страшные последствия несли и рукотворные затопления, когда Хуанхэ использовали в военных целях для обороны страны. Так, в 1938 году армия Чан Кайши пытаясь остановить наступление японцев, взорвала дамбы на реке. Точно просчитать разлив и его последствия инженеры не смогли, поэтому результат оказался непредсказуемым. Наступление японцев вода действительно остановила, однако она же стала причиной гибели 800 тысяч китайцев в центральной части страны.

Исчезнувший веслонос

Но довольно о грустном. Как же река чувствует себя в современное время? «Китайское горе» по-прежнему остается грозной силой и спящим драконом. Спящим — потому что на половину своей длины Хуанхэ «одета» в бетон дамб. Они строго контролируют ее капризы, но требуют постоянного ухода и модернизации. Менять русло реке инженеры запретили, но лёсс из ее вод никуда не делся.

Раньше происходило просто — Хуанхэ разливалась, находила новое русло и текла уже там, вновь накапливая на дне тысячи кубометров желтой взвеси. На прежнее русло устремлялись крестьяне, ведь оставшийся от реки ил прекрасно удобрял поля вокруг. А теперь границы Хуанхэ очерчены чётко, и никакие разливы недопустимы. Поэтому получается так, что река постепенно поднимает сама себя, клокоча в бетонном коридоре. А это, в свою очередь, ведет к тому, что дамбы надо постоянно укреплять и наращивать.

Ну и гидроэлектростанции, которых на Хуанхэ насчитывают аж 14 штук. Кроме выработки электричества они помогают держать реку в ежовых рукавицах, тщательно контролируя ее уровень. И вроде бы одной бедой стало меньше — за стихийные бедствия можно не волноваться. Зато пострадала экология. Напрочь зарегулированная река не способствует биоразнообразию в ее водах. Китайцы, конечно, занимаются аквакультурой: разводят рыбу и выращивают дальневосточных черепах (нация их потребляет ежегодно в количестве 5 миллионов экземпляров). Но вот естественная ихтиофауна Хуанхэ чувствует себя плачевно.

И вроде бы в современное время в мире идет борьба не с природой, а за нее — создаются заповедники, парки, происходит реинтродукция животного и растительного мира. Поэтому полностью исчезнувшие с лица планеты виды уже в прошлом. Ан нет. Существовала такая рыба, называлась китайский веслонос. По своим размерам он делил пьедестал с белугой (и считался ее далеким родственником). Но если белуга заходила в реки только на нерест, то веслонос был абсолютно речным жителем. Был — потому как с 2003 года китайский веслонос признан официальной наукой вымершим. Он водился только в Хуанхэ, но количество водных плотин и чрезмерная регуляция реки сгубила этот вид.

Зато карпа в желтой реке предостаточно. В Китае он считается царем всех рыб, его повсеместно разводят, и по насыщению этим видом Хуанхэ можно назвать самой «карповой» рекой мира.

Вот такое оно, желтое горе Китая. Хуанхэ — река своенравная, коварная, разрушительная. Одновременно способствующая процветанию жизни, и по своей капризной прихоти с легкостью отнимающая ее.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий