Дарваза: вечное сияние «черных песков»

Туркменский газовый кратер Дарваза называют "воротами ада". И есть за что — он горит уже 53 года, а вблизи напоминает портал в преисподнюю.

У этой туркменской достопримечательности несколько имен. Самое известное — «Врата ада». Так ее называют в российской прессе. Иностранцы придумали определение «Огненный Колизей». А в самой Туркмении распространено название «Сияние Каракумов». Вот только так место обозначается на государственном уровне. Туркмены же просто называют его «Дарваза» по имени аула, расселенного в 2004 году.

Все эти топонимы есть суть одного явления — горящего вот уже полвека большого огненного кратера посреди Каракумской пустыни. Огромный провал диаметром 65 метров и глубиной с пятиэтажный дом наполнен языками пламени, в которое превращается выходящий из-под земли газ. Сотни больших и малых огненных факелов беспорядочно горят на дне котловины, порой вздымаясь в небо на 15–20 метров. Это сопровождается беспрерывным гулом и нестерпимым жаром. Правы были те, кто назвал дыру в земле «вратами ада» — Дарваза выглядит как настоящий вход в преисподнюю.

Огненная геенна в раскаленных песках

Каракумы переводятся с тюркского как «черные пески». А аул Дарваза, что стоял посреди пустыни с незапамятных времен, на туркменском языке означает «ворота». Назвали его так еще в начале XX века, потому как дальше за поселением начиналась самая суровая и безжизненная часть пустыни. Но в 70-х годах топоним «Дарваза» получил совершенно другое значение, став воротами в огненный ад.

Таковым это спокойное и безжизненное место сделали советские геологи, проводившие в Каракумах разведочные работы. Они бурили скважины в поисках газа и нефти, и однажды бур угодил в подземную каверну. В тартарары полетела буровая вышка, оборудование и даже машина, стоявшая рядом. Говорят, жертв не было, но дыра в земле стала расширяться, пока не достигла размеров половины футбольного поля. На дне воронки среди пластов земли выходил природный газ. Тот самый, который искали геологи.

На этом их работа закончилась, а вот для жителей аула Дарваза, что стоял в семи километрах от обвалившейся воронки, все только начиналось. Вообще-то метан (который и составляет основу природного газа) не ядовит. Единственная его опасность заключается в том, что он вытесняет воздух, и человек может умереть от удушья. Но это только в замкнутом пространстве. Трудно себе представить, что у населения Дарвазы могли возникнуть неприятности из-за выхода метана где-то далеко от них. Но официальная версия гласит, что геологи, дабы не доставлять неудобств жителям, подожгли выходящий из провала газ, надеясь, что он выгорит через неделю. А получилось так, что ученые собственноручно «распахнули ворота в ад», который горит вот уже 53 года.

Впрочем, есть и другая версия, лишенная туристического глянца. По ней геологи проводили работы в середине 60-х годов и признали место бесперспективным из-за «слоистого» характера газового месторождения. Через 10 лет после их ухода верхний слой грунта обвалился. Никто при этом, разумеется, не пострадал. А подожгли газ уже в начале 80-х. И не потому, что хотели прекратить его выход, а по чистой случайности.

На фоне ночного неба

Вот такая история «Сияния Каракумов» — местной туристической достопримечательности, которой дал название сам президент Бердымухамедов в 2018 году. По его указу вокруг горящего кратера организовали заповедную зону и стали возить к огненному чистилищу немногочисленных иностранных путешественников. Дорога от Ашхабада на север занимает 270 километров. Конечный пункт маршрута — юртовый лагерь, где туристы могут дождаться вечера. Ведь именно с заходом солнца Дарваза и предстает во всей красе. Днем это обычная дыра на плоской равнине, которую издали даже незаметно. А вот вечером заходящее солнце уступает место «солнцу» газовому, поднимающемуся изнутри. Сполохи огненного сияния из кратера создают пейзаж, захватывающий дух — по мере того как темнеет небо, святящийся ореол вокруг воронки становится все ярче и ярче.

Находиться рядом с провалом вполне безопасно. Его края с недавнего времени огорожены по всему периметру, а к самому кратеру ведет аккуратная дорожка от юртовой стоянки. Единственное неудобство — температура. На солнечное пекло накладывается жар от огня. Именно поэтому к Дарвазе рекомендуют приезжать в холодный сезон — с октября по апрель. Дневные температуры в этот период более терпимы, а контраст между прохладной ночью пустыни и пылающим кратером особенно разителен.

Жизнь среди пламени

Дно горящей воронки представляет собой не одну сплошную стену огня, а множество горящих факелов разных размеров и интенсивности. Поэтому в теории туда можно спуститься и погулять среди языков пламени. Звучит бредово, но канадец Джордж Корнис загорелся этой идеей, и в 2013 году произвел спуск на дно Дарвазы. Для этого ему понадобилось полтора года переписки с туркменскими властями, полгода тренировок, сконструированный исключительно для этой затеи кевларовый скафандр и личное мужество.

Чтобы спуск не выглядел как прихоть богатого любителя экстрима, Корнис заручился поддержкой журнала National Geographic и произвел на дне Дарвазы забор грунта для исследований. Каково же было удивление ученых, когда они нашли в пробах неизвестные ранее науке бактерии, способные жить в раскаленной экосистеме (400°С). Обнаружение таких форм жизни важно с точки зрения астробиологии, ведь на многих планетах за пределами Солнечной системы условия напоминают адский кратер Дарваза.

Захлопнуть «ворота ада»

Но наука наукой, туристы туристами, а президент Бердымухамедов, давший зеленый свет паломничеству к «Сиянию Каракумов», сам же его решил и прикрыть. В начале 2022 года он дал поручение правительству потушить кратер Дарваза. И если не получится сделать это собственными силами, то привлечь иностранных специалистов. По всей видимости обращаться к помощи мировой инженерии не пришлось, так как туркменские ученые представили свой проект, который сейчас проходит экспертизы и согласования.

Потушить кратер предполагается единственным способом — лишить огонь его подпитки. А для этого пробурить рядом с Дарвазой скважину, которая будет забирать газ со всех слоев. Дело в том, что структура месторождения очень сложна из-за большого количества тонких газовых пластов, залегающих на глубине до одного километра. И «если пробурить скважину, то нерегулируемые перетоки можно таким способом остановить, то есть отбирать больше, чем дает природа», — поясняет заведующая лабораторией Научно-исследовательского института природного газа госконцерна «Туркменгаз» Ирина Лурьева.

У некоторых российских ученых эта идея вызывает скепсис. Согласные с тем, что потушить огонь можно только перекрыв «газовый вентиль», они убеждены, что делать это надо направленным ядерным взрывом. Тем более, что удачные примеры имеются 👇:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий