Невероятная история русского Робинзона и его Пятницы

Сергей Лисицын русский робинзон
Бывший гусар Сергей Лисицын оказался в необитаемом месте по собственной глупости. Его выживание полно крутых поворотов. Только правда ли оно?

В этой истории поражает всё. От всем известной повести Даниэля Дефо она отличается прежде всего местом — дело происходит не во влажных тропиках, а в суровых условиях дальневосточной тайги. Главный герой — отставной гусар Сергей Лисицын, дворянин-белоручка, который не только сумел выжить, оказавшись в одиночестве, но еще и разбогател и окончил свои дни в роскоши и богатстве. А еще прямо по канонам жанра приключений у него был свой Пятница (да не один) и пираты в виде китайских браконьеров.

Миру (а точнее России) этот лихой сюжет стал известен благодаря писателю Николаю Сибирякову и его книге, вышедшей в конце XIX века. Автор путешествовал по Дальнему Востоку и в Приамурье познакомился с хозяином медных и золотых приисков Сергеем Петровичем Лисицыным. Его история так впечатлила, что Сибиряков решил написать об этом книгу, которую озаглавил «Русский Робинзон».

Из математиков в гусары

Книга Николая Сибирякова
Первое издание книги Н. Сибирякова «Русский Робинзон»

Итак, герой сего повествования родился в первой четверти XIX века в Курской губернии в дворянской семье. Он рано потерял родителей и Сережу воспитывала тетушка, которая души не чаяла в ребенке. Она потакала всем его капризам и закрывала глаза на шалости. Мальчик вырос избалованным, высокомерным, с целым набором отрицательных качеств. При этом он был далеко не глупым. Достигнув поры взросления, дворянин Лисицын поступил в Петербургский университет, закончил его, получив ученую степень по математике. Но изучать сухие формулы в пыли кабинетов наш герой не собирался. Его влекла военная служба — гусарские авантюры, щегольский внешний вид, балы и гулянки.

Но служба в лейб-гвардии Гусарского полка закончилась толком так и не начавшись. Крест на карьере поставила дуэль с полковым адъютантом. Противники остались живы, однако золоченый доломан и красные чикчиры пришлось сменить на гражданское платье. Лисицына выгнали со службы, а еще над ним замаячила реальная угроза судебного разбирательства и тюрьмы. Чтобы не искушать судьбу, отставной гусар решил уехать из столицы. А тут как раз кстати подвернулось предложение тетушкиного дальнего родственника послужить на Аляске в Русско-Американской компании. Сергей Лисицын с радостью принял его, и вот в один из дней 1847 года 24-летний столичный хлыщ ступает на палубу военного корабля, держащего путь на остров Кадьяк.

Однако гусары не бывают бывшими. Во время плавания Лисицын умудрился несколько раз напиться, разругаться с корабельными офицерами, а посаженный под замок, еще и пытался склонить матросов к бунту. Капитан отреагировал на это сразу и жёстко. В один из дней он просто высадил Лисицына на необитаемый берег по пути следования и уплыл восвояси. Для неженки и белоручки, который топор-то видел только в руках тетушкиных крепостных, наступили тяжелые времена.

Выживший

По всем законам жанра Лисицын должен был умереть от голода и холода. Но судьба в лице милосердного капитана дала ему солидный шанс. Он выражался в «стартовом наборе» выживальщика. И чего там только не было: чемодан с постельным и нательным бельем, теплая и летняя одежда, огнестрельное и холодное оружие, топор, пила, столярные инструменты, столовые приборы, принадлежности для письма, фляга с водой, фляжка с водкой, запас сухарей, чая и солонины и даже — неслыханное дело — 200 отменных сигар. С таким обилием даже трижды изнеженный столичный франт имел шанс не только остаться в живых, но и организовать себе приемлемое выживание. Чем Сергей Лисицын и занялся.

На необитаемом острове
Стартовому набору Лисицына мог бы позавидовать даже Робинзон Крузо

За месяц он умудрился построить сносный дом. Нет, не из бревен, а из кольев, гибких прутьев и глины (Сибиряков довольно подробно описывает стройку на страницах книги). В доме организовал печку, смастерил грубую мебель, вылепил посуду из глины и обжег ее на костре. Пропитание добывал охотой, благо зверья в этом непуганом месте водилось много. Лисицын подстрелил несколько волков (в порядке самообороны), и большого медведя, чью тушу разделал и засолил, а из шкуры наделал себе меховой одежды в преддверии зимы. Собрал несколько десятков килограммов орехов, засушил ягоды и грибы. В общем, человек оказался на своем месте, и отсутствие опыта с лихвой компенсировал природной смекалкой и физической силой.

Верные Пятницы

Спустя полгода жизни судьба подарила ему встречу с Пятницей — моряком, которого Лисицын нашел на берегу. Это был спасшийся в результате кораблекрушения матрос Василий. В нескольких милях от места обнаружился и его корабль, севший на мель в результате шторма. Вся команда эвакуировалась заранее на боте, а вот Василию и его 16-летнему сыну-юнге не повезло — волной их смыло за борт. Кстати, парень нашелся неподалеку. Без сознания, но тоже живой. Так в жизни Сергея Лисицына появилось аж целых два Пятницы.

Но самым ценным было содержание трюмов судна. Оно везло на Аляску скот, поэтому хозяйство русского Робинзона приросло 8 холмогорскими коровами, быком, 26 овцами, запасом пшеницы, ржи, ячменя и горой инструментов. А кроме этого с корабля Лисицын снял пушку и боеприпасы к ней — на всякий случай.

Вскоре он и представился. Стоянку поселенцев атаковали китайские браконьеры, промышлявшие незаконным ловом рыбы в Охотском море. Из стычки Лисицын с товарищами вышел победителем — враг позорно бежал.

По канонам жанра

Побережье Охотского моря
Берег Охотского моря на Шантарских островах

С появлением Василия и его сына жизнь в маленькой колонии заиграла новыми красками. Поселение на берегу превратилось в настоящую землю обетованную с большим огородом, рубленным домом, и даже маленькой часовенкой. А уж про запасы еды и говорить нечего — их хватало на год сытой жизни. Да только вот не было цели у бывшего гусара, а ныне примерного христианина Сергея Лисицына жить на берегу моря до конца своих дней. Получив поддержку в виде двух пар рук, умевших держать оружие, он решил пробираться к цивилизации.

Поход Лисицына и двух его Пятниц окончился успешно — перетерпев еще массу приключений, они добрались до русских поселений. А спустя 10 лет Серей Лисицын стал богатым золотопромышленником, известным меценатом и весьма набожным человеком.

История заканчивается тем, что «русский Робинзон» нашел того самого капитана, что высадил его на берег, отблагодарил деньгами и взял на попечение двух его сыновей, обеспечив им достойную учебу в столице.

А было ли это?

Эта история кажется невероятной и фантастической. В нее сложно поверить. Неужели все это могло случиться в дальневосточной глуши и белоручка-гусар за год превратился в могучего витязя в медвежьей шкуре? Те, кто не верят в описываемые события, правильно делают — с большей долей уверенности можно говорить, что Сибиряков эту историю полностью выдумал и никакого Сергея Лисицына в реальности не существовало. Почему?

Выживший в тайге
Кадр из фильма «Выживший», 2015 год

Первое. История уж очень напоминает повесть Дефо о Робинзоне Крузо. Судите сами: богатый стартовый набор, компаньоны-Пятницы, пираты в виде китайских браконьеров и успешное отбитие их атак. А сверх того какое-то безумное везение в виде инструментов, припасов, коров, которые валятся буквально с неба.

Второе. Писательские приемы, призванные всколыхнуть читательские чувства, но совершенно неуместные, если рассуждать логически. Например, Лисицына в книге высаживают на берег с завязанными глазами и руками. Зачем? Если капитан хотел бы наказать бунтаря, зачем было оставлять ему столько ненужных вещей? Вода, еда, оружие, инструменты — понятно. Но серебряная посуда, 200 сигар и набор для письма — это для чего?

Третье. Судя по описанию береговой линии и обратного пути в цивилизацию, Лисицын попал на побережье Охотского моря. Но как туда мог зайти корабль, шедший северным морским путем на Аляску? Ведь для этого ему пришлось бы огибать Камчатский полуостров, а это существенное отклонение от курса.

Четвертое. Личность самого писателя. В интернете его часто путают со знаменитым исследователем Александром Сибиряковым. Но это Николай Сибиряков, который известен тем, что выпустил только одну эту книгу. Больше на литературных горизонтах он не появлялся, что наталкивает на мысль о псевдониме. Да и сама повесть написана хорошим литературным языком, что непохоже на дебютную работу.

Пятое. Судя по лихим приключениям и последующему богатству, Сергей Лисицын был просто обречен прославиться на весь Дальний Восток. Однако этот человек больше не всплывает нигде, кроме книги Сибирякова.

Получается Сергея Лисицына не было? Именно так. Зато были сотни русских первопроходцев, географов, старателей, осваивавших Дальний Восток. Поэтому «русский Робинзон» — это герой настоящий. Просто фамилий у него сотни.

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Географ и Глобус
Добавить комментарий