Оригинальные сюжеты известных русских сказок

Истинные сюжеты русских сказок
Потрепанный колобок, деревенская катастрофа и рукастые ноги — оригинальные сюжеты известных русских сказок поражают и удивляют.

Русские народные сказки отличаются незамысловатым сюжетом и логичным построением. В них добро побеждает зло, сообразительность обгоняет нерасторопность, а коллективные усилия приводят к счастью и изобилию. Сюжеты «Колобка», «Репки» и «Курочки Рябы» все знают наизусть. Ненужно никакой книги, чтобы рассказать эти истории засыпающим детям. Да и что там рассказывать, если любая из вышеперечисленных сказок умещается в пару абзацев и дюжину предложений.

Но повторяя на автомате знакомый сюжет, мы даже не подозреваем, насколько он отличается от оригинального повествования. Особенно это касается «Курочки Рябы» — чемпиона по краткости и одной из самых странных русских сказок. Вот с нее-то и начнем знакомство с оригинальными версиями некоторых известных детских сказаний.

«Курочка Ряба»: апокалипсис деревенского масштаба

И действительно, в «Рябе» нет никакой интриги и сюжета. Курица снесла внезапно золотое яйцо. Дед и бабка пытаются из него что-то приготовить, но разбить не получается — тверда золотая скорлупа. Тут появляется мышка, машет хвостом и разбивает яичко. Старики плачут, а Ряба их успокаивает — «снесу вам новое яичко не золотое, а простое!»

В сказках всегда есть мораль, она на виду и не требует никаких пояснений. С «Курочкой Рябой» не так. В ней больше вопросов, чем смысла. Однако всё встает на свои места, если прочитать оригинал истории. В ней курица сносит вовсе не золотое, а пёстрое (или рябое) яйцо. Мышь его действительно разбивает, а дальше начинается круговорот бед и несчастий, нарастающих по силе и степени трагизма.

Дед и бабка рыдают. Изба ходит ходуном, деревья сбрасывают листья, забор шатается, ворота распахиваются. В некоторых вариантах (а у «Курочки Рябы» их полтора десятка) в повествовании присутствует внучка, которая, видя нарастающий катаклизм, лишает себя жизни («внучка с горя удавилась»). Далее на сцене появляются поповы дочери, шедшие по улице и в ужасе от увиденного побросавшие ведра с водой. Попадья в это время месила квашню, но узрев бегущих в панике дочерей, выкинула кадку за окошко. Ну и в завершении поп «затужил-загоревал, свою книгу в клочья изорвал». И всё, сказка на этом заканчивается.

В XIX веке историю литературно обработал педагог и писатель Константин Ушинский, сделав ее пригодной для чтения детям. Он убрал из повествования весь внутридеревенский коллапс, сделал яичко золотым и придумал хорошую концовку про обещание Рябы снести новое яйцо.

Смысл изначального сюжета в объяснениях не нуждается — это классический «эффект бабочки», когда незначительное событие приводит к вселенской катастрофе.

«Репка»: неожиданные помощники

В отличие от «Курочки Рябы», оригинальный сюжет «Репки» перетерпел не так много изменений. Автором современной адаптации стал тоже Ушинский. Это именно он придумал собаке имя и ввел в повествование кошку и мышку. В оригинальной же версии, впервые опубликованной собирателем фольклора Александром Афанасьевым, на сцене появляются весьма странные персонажи.

После собаки, которая не имеет имя, а названа словом, ставшим нынче бранным и вульгарным, на сцене появляются некие ноги. Вот как звучит афанасьевский вариант:

Пришла дрýга нóга; дрýга нóга за нóгу, нóга за сучку, сучка за внучку, внучка за бабку, бабка за дедку, дедка за репку, тянут-потянут, вытянуть не можут.

В итоге репку получается вытащить только с приходом аж пятой по счету ноги. Интересно, что в первых изданиях Афанасьева ударение в слове «нога» было на первый слог. Это только некоторое время спустя таинственная «нóга» превратилась в «ногу́» и появилась на иллюстрациях в виде огромной голени со ступней.

Объяснение этому есть. Ног, Ногуй, Иног или Ногай — это всё суть одного и того же сказочного персонажа, а именно грифона. В славянском фольклоре Ногай помогает добрым молодцам отыскивать невест, перебираться через море, где нет переправы, и вообще, это герой положительный. Поэтому ничего удивительного, что он помог семейному подряду деда вытащить громадный овощ. Странно только, что для этого понадобилось аж пять грифонов.

«Колобок»: покусанный и поклеванный

«Колобок» тоже практически не изменился. Да, хлебный шарик заканчивает свое путешествие в пасти лисы, но в первоначальном варианте он до нее добирается уже изрядно потрепанным.

Автором сказки считают все того же Константина Ушинского, но он лишь обработал сюжет славянской «басенки» (от слова «баять» — «говорить»). А вообще-то история про хлебный колобок, убежавший от хозяев, не имеет родины. Аналогичные сказки есть у англичан («Джонни-пончик»), у норвежцев («Убежавший блинчик»), а у немцев так вообще от хозяев сбежал на собственных ногах имбирный человечек.

Но вернемся к русскому варианту. По нему, как известно, каждому их встретившихся зверей Колобок пел песенку, а потом счастливо катился дальше. Так вот, в оригинале, переделанном Ушинским, заяц, волк и медведь, выслушав веселую историю, отпускали Колобка. Но при этом откусывали от него по кусочку. Имелся в повествовании и еще один герой — ворон, который немного поклевал хлебного балагура, но тоже отпустил. В итоге до лисы добрался уже далеко не геометрически правильный шарик, а нечто непонятное. Спев в последний раз песенку, Колобок закончил свое путешествие.

Существует одна интересная версия (ничем, впрочем, не подкрепленная), что сказкой «Колобок» детям в старину объясняли основы астрономии и календаря. Мол, всё более уменьшающийся Колобок наглядно иллюстрирует фазы лунного цикла.

«Волк и семеро козлят»: суровая мамаша и живучий злодей

И завершает короткий экскурс по оригинальным сюжетам русских народных сказок волк и шесть его жертв. Тут, в отличие от предыдущих историй, налицо адаптация сказки Братьев Гримм «Волк и козлятки». В России она впервые появилась в 1830 году в сборнике книгоиздателя Сытина, а потом усилиями Ушинского перешла в ранг русских народных сказок.

Сюжет вкратце таков. К семерым запертым в избушке козляткам раз за разом приходит волк в надежде полакомиться козлятиной. Но животные, наученные мамой-козой, не пускают его. Тогда волк при помощи местного кузнеца выковывает себе луженое горло, чтобы говорить и петь тоненьким голосом. Это помогает, и обманом проникнув в избушку, хищник съедает шестерых козлят (седьмой спрятался). Потом ему хватает наглости увещевать шокированную мать, что он тут не причем. Но круглое брюхо и лоснящаяся от сытости морда говорят сами за себя. А дальше коза и волк идут в лес и начинают прыгать через яму, на дне которой горит костер. После первой же попытки тяжелый и неуклюжий волк падает вниз, брюхо его трескается, из него выбегают счастливые козлята, а хищник сгорает в огне.

Оригинальный сюжет сказки «Волк и семеро козлят», более жесток, хотя столь же нелогичен и странен, как и у Ушинского. По нему коза, недолго думая, вспарывает рогами брюхо объевшегося волка. Из него как ни в чем не бывало выбираются съеденные хищником козлята и на радостях, что спаслись, танцуют и поют рядом со своей суровой мамашей.

Но коза на этом не успокаивается. Она вместе с детишками наполняет волчью утробу камнями, а потом старательно зашивает ее. Вполне живой и ничего не подозревающий волк идет к реке попить водицы, но падает в нее и выбраться не может, так как камни надежно держат злодея на дне.

Выше разобраны истинные сюжеты русских народных сказок. Но и европейские сказки в нынешнем варианте тоже далеки от оригиналов — страшных, порой жутких, вульгарных и нелогичных историй 👇:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий