Как Ирак живет без казненного Саддама Хусейна

Ирак без Саддама Хусейна
Прошло уже больше 20 лет со дня казни Иракского правителя Саддама Хусейна. Но вместо вожделенной свободы в Ирак пришли разруха и нищета.

«Может, клонировать нового Хусейна? Хуже точно не будет». Так в шутку говорят иракцы после 20-летней жизни в стране, освобожденной от власти Саддама Хусейна. Свободу на кончиках своих штыков принесли им американские военные, проведя в 2003 году операцию «Иракская свобода». Ее финалом стала поимка, суд и казнь Хусейна. А потом должна была наступить демократия и всеобщее благоденствие. Реально же в страну пришла гражданская война, разруха и полная экономическая зависимость.

Как сейчас живет Ирак без Саддама, но с демократией? И почему прошло всего 20 лет, а жители страны ностальгируют по казненному диктатору, с тоской вспоминая прежние времена? Чтобы рассказать об этом, стоит уделить немного времени 2003 году — роковому для Республики Ирак.

От вторжения до казни

Все началось с пробирки. Маленького стеклянного контейнера с непонятным содержимым, которым весьма экспрессивно тряс на Совете Безопасности ООН в феврале 2003 года тогдашний госсекретарь США Колин Пауэлл. По его словам, в пробирке находился образец оружия массового поражения, найденного американской разведкой в Ираке. А коли так, то следует оружие это найти и изничтожить. А заодно и свергнуть зарвавшегося иракского диктатора Хусейна.

Санкцию Совбеза ООН США тогда не получили. Впрочем, они не сильно-то в ней и нуждались. 20 марта 2003 года коалиция государств (США, Британия, Австралия и Польша) начала операцию «Иракская свобода». Она довольно быстро закончилась разгромом регулярной иракской армии. Уже в начале апреля американцы без боя вошли в Багдад, а следом взяли и Тикрит — главную военную базу Саддама. Активная фаза операции на этом завершилась. Только вот незадача: оружия массового поражения так никто и не обнаружил. Как не обнаружили и самого Хусейна, ушедшего в подполье.

Начавшуюся в стране партизанскую войну американцы списали на прячущегося диктатора и рьяно принялись искать его. В декабре 2003 года весь мир облетели кадры грязного заросшего старика с огромной всклокоченной бородой, которого извлекли из бункера в городке Эд-Даур в центре страны. Признать в нем прежнего лощеного Саддама было сложно. Впрочем, на начавшимся потом судебном процессе он выглядел уже вполне достойно.

Про этот процесс стоит сказать особо. Американцы поймали Хусейна в качестве лидера страны, в которую совершили вторжение. Фактически он находился у них в статусе военнопленного. И отдавать его «на заклание» иракцам было неправильно. Тем более яростным противникам Саддама из числа угнетаемых прежде шиитов. Именно из них сформировали специальный трибунал, на котором рассматривались преступления Хусейна против страны и ее жителей. Не было никаких сомнений в том, что экс-лидеру Ирака вынесут смертный приговор. Так оно и случилось.

Скорость, с которой прошел трибунал, огласили приговор и привели его в исполнение, удивила даже американцев. Внешне они устранились от процесса, однако охраняли экс-диктатора, да и казнь произошла на территории базы военной разведки, которая полностью контролировалась силами коалиции. Последние минуты жизни Саддама Хусейна попали на любительское видео и вскоре облетели весь мир, ужаснув большинство и вызвав ликование у противников диктатора. Надо сказать, что вел себя Саддам вполне достойно — это отметили даже его враги.

Пороховая бочка под названием «Ирак»

Но вот прошла казнь, диктатора похоронили в родовом склепе. По логике американцев партизанская война должна была прекратиться сама собой, ведь она лишилась своего главного символа. Не тут-то было — вместо национального примирения народ Ирака получил тугую пружину братоубийственной войны, которая начала стремительно раскручиваться.

Дело в том, что Ирак, хоть и считался арабской страной, не был ни моноэтническим, ни однородным по религии. 80% его жителей составляли арабы, 17% курды, остаток приходился на христиан. Внутри арабов тоже было свое деление на суннитов и шиитов (два соперничающих направления в исламе). К первым принадлежал сам Хусейн, соответственно шииты при нем находились в статусе угнетаемого народа. Доставалось и курдам, которые при Саддаме только тайно мечтали о своей независимости, но не могли выступать открыто против власти. Весь клубок религиозно-этнических противоречий прочно держал в руке Хусейн, не давая противникам поднять голову. Свою власть он осуществлял и силой, в том числе. И казнями, и массовыми истреблениями тоже (за один такой эпизод — убийство 148 шиитов в деревне аль-Дуджейл — Хусейна и приговорили к смертной казни).

И вот его не стало. А в качестве избавителей от гнета тирана выступили не иракцы, а пришлые люди из-за океана, которые мало что понимали в устройстве арабского общества, полагая, что смерть лидера страны автоматически решит все проблемы. Не вышло — она их не только не решила, но превратила Ирак в огромную пороховую бочку, которая не замедлила рвануть.

Террористы и экономика

Нет в мире человека, который хотя бы раз не слышал что-нибудь про ИГИЛ — террористическую организацию, запрещенную в большинстве стран мира (и в России, в том числе). Так вот, родилась она именно в Ираке на фоне американской оккупации и начавшейся войны суннитов с шиитами. Первые при Хусейне были «на коне», а вторые — в положении вечно угнетаемых. Пришли американцы, разгромили регулярную армию (состоящую из суннитов) и дали волю шиитам. Начался обратный процесс. Теперь «на коне» оказались шииты, а сунниты ушли в подполье. Масла в огонь подлили и курды, заявившие о своей независимости и занявшие позицию «против всех». Вот на фоне этой дестабилизации и возникло Исламское государство — террористическая суннитская организация, сразу ушедшая в подполье и начавшая вести войну на два фронта — против американских военных и против шиитов.

Долго ли коротко, но террористов удалось победить. Война в Ираке официально завершилась в 2018 году. Игиловцы были изгнаны в Сирию, а в стране наступил хрупкий мир. Однако далеко не всем он пришелся по вкусу. И 60% жителей Ирака по последним опросам говорят, что жить им стало хуже. При этом 50% населения высказались за то, чтобы американцы покинули страну. Их в Ираке относительно немного — 2500 человек воинского контингента, который охраняет более значительное число (около 5000 тысяч) гражданских чиновников. Что они делают в стране? Косвенно руководят иракской экономикой исключительно в части нефтедобычи. Вся она плотно контролируется американцами, равно как и иракское (демократическое) правительство.

«Хуже точно не будет»

Социальные вопросы США не волнуют, а власти до сих пор не могут их решить. Вот поэтому Ирак образца 2024 года представляет собой дестабилизированную страну с нищим населением, штормящей экономикой и пропастью между богатыми и бедными. Иракцы вспоминают, что еще 20 лет назад они жили гораздо лучше. Может быть, не так богато, зато чувствовали себя в безопасности.

При Хусейне никто не взрывал на улицах бомбы, преступность отсутствовала как класс, женщины ходили не в хиджабах, а в европейских платьях. При этом улицы подметали приезжие из Филиппин, в ресторанах мыли посуду гастарбайтеры из Судана, а бесплатное для иракцев жилье строили рабочие из Вьетнама. Да, Саддам был вовсе не ангелом, а типичным арабским диктатором, но сейчас по его временам ностальгирует половина населения страны. Совсем как старушки в России, вздыхавшие в 90-е по сильной руке Сталина. Но разница в том, что Иосифа Виссарионовича народ в России помнит исключительно по его историческому наследию, а в Ираке полно людей, которые застали Хусейна и жили при нем гораздо лучше, чем сейчас.

Есть такая поговорка: «Та корова, что сдохла, два удоя давала». Конечно, времена Хусейна сейчас в Ираке во многом идеализируются, но если это та самая демократия и свобода, которую обещали иракцам в 2003 году, то они с ней не согласны. Характерная деталь: недавно в Ираке провели социологический опрос про Саддама Хусейна. Итог обескуражил — будь сейчас в стране президентские выборы, за него проголосовало бы 60% населения.

Ну а пока о стабильности и процветании в стране остается только мечтать. Причем даже с такими экзотическими и шутливыми фантазиями, что приведены в самом начале статьи. Звучит как анекдот, но слова произнес один из оппозиционных иракских политиков: «Может, скинемся и закажем врачам на Западе клонировать нового Х­усейна? Хуже точно не будет».

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий