За что расстреляли маршала Тухачевского

Дело Тухачевского
Процесс 1937 года над высшими советскими офицерами во главе с Тухачевским был молниеносным. С чего такая спешка и что вменили в вину маршалу?

В декабре 1934 года в Ленинграде убивают Сергея Кирова. Это трагическое происшествие, не имевшее ни малейшего отношение к контрреволюции, тем не менее дало начало новой волне политических репрессий, которые историки позже назовут Большим террором. Первый московский процесс и обвиняемые Зиновьев с Каменевым, второй московский процесс над менее крупными руководителями, множество судов над низовыми партийными работниками двух столиц. Но при этом до поры до времени репрессии обходили стороной Красную Армию.

И вот как гром на ясном небосводе — «антисоветская троцкистская военная организация» во главе с маршалом Тухачевским, которая хотела ни много ни мало, а вооруженным путем захватить власть в СССР. Самого военачальника арестовали 22 мая 1937 года, а уже через три недели состоялось закрытое судебное заседание, шедшее всего один день. Приговор — расстрел, который провели сразу по окончанию суда в ночь с 11 на 12 июня. Ураганный темп — ни с одним из советских руководителей, угодивших в маховик репрессий, не расправлялись столь стремительно.

Почти непобедимый

Вообще, биография Михаила Тухачевского напоминает стремительный полет наверх при реактивном ускорении. Командир роты Семеновского полка императорской армии, он в 1918 году добровольно вступает в Красную Армию и сразу попадает в Военный отдел ВЦИК. А в июне 1918 года Тухачевский уже командует 1-й армией Восточного фронта большевиков. Воюет с Каппелем, берет Симбирск, Самару, громит Колчака, освобождает Челябинск, Петропавловск, практически без боя занимает Омск. С февраля 1920 года командует силами красных на Кавказе, проводит ряд успешных операций, в результате которых по словам Деникина «рухнуло государственное образование юга», а точнее — разгромлены силы белых на Кавказе.

Участвует в советско-польской войне. Это его Западный фронт освобождает от поляков Минск и берет Гродно, Пинск и Вильно (Вильнюс). Сплошные победы и удачи, стратегический гений военачальника? Отнюдь. Были у Тухачевского и провалы — неудачи на Южном фронте в Гражданской войне, поражение при наступлении на Варшаву. Тем не менее на его карьере они не сказываются, и после окончания Гражданской войны Михаил Тухачевский занимает место в обойме высших советских военачальников.

Опустим подавление Кронштадтского и Тамбовского восстаний с применением химических отравляющих веществ и созданием концентрационных лагерей — тут «зверства» Тухачевского некоторыми историками сильно преувеличенны. Перейдем сразу к его работе в Наркомате обороны и событиям, предшествующим аресту.

Петля затягивается

Первой ласточкой дела Тухачевского можно считать арест военного атташе в Великобритании Витовта Путны и заместителя командующего Ленинградского ВО Виталия Примакова. Их задержали еще в середине лета 1936 года и первоначально вменяли участие в троцкистской группе. Тухачевский вне подозрений — показаний на него нет и быть не может, сам маршал на хорошем счету. Шутка ли, это единственный человек, перед которым письменно извинился сам Сталин. Это уникальный факт. Первоначально Тухачевский выдвинул теорию технического перевооружения армии, да такого, что экономика Советского Союза явно бы не потянула эти инициативы. Сталин тогда обвинил Тухачевского в попытках создать красный милитаризм. Но проходит несколько лет, обстановка в мире меняется, угроза военной опасности над СССР возрастает, и Сталин письменно извиняется перед Тухачевским за то, что не оценил его предложение и был резок в оценках. Генерала тут же переводят в Москву, где назначают начальником вооружений РККА и дают полный карт-бланш в перевооружении армии.

Но вернемся в середину 1936 года. Арестованные Примаков и Путна сознаются в участии в «троцкистском подполье», следствие по их делу идет ни шатко ни валко, новых арестов среди военачальников нет. Наступает 1937 год, и резко всё меняется. Сначала руководитель внешней разведки (в те годы — иностранный отдел ОГПУ СССР) Артузов передает в ЦК информационную записку, в которой сообщает об оппозиционных настроениях Тухачевского. Потом появляется знаменитый «компромат Шелленберга», который достоин отдельного слова.

Впервые упоминание о компромате на высших командиров Красной армии появилось в мемуарах руководителя военной разведки Третьего рейха Вальтера Шелленберга. По ним выходило, что особую папку с документами, которые свидетельствовали о тайных связях Тухачевского с германским генералитетом, немецкие спецслужбы передали Сталину в январе 1937 года. Но весь фокус в том, что ни на процессе по делу маршала, ни позже никаких документов из этой папки не всплывало, и ее достоверность подвергается большим сомнениям.

Тем не менее после немецкого компромата пружина дела Тухачевского начала распрямляться, а петля вокруг него затягиваться все туже. 11 марта 1937 года показания против маршала дает арестованный командующий Уральским ВО Илья Гарькавый, следом чекисты добывают дипломатическую переписку военного атташе Японии в Польше, в которой говорится об установлении «связи» с Тухачевским. Потом первые арестованные военные Путна и Примаков внезапно дают показания против маршала.

Кровь, почерк и лапти

Его самого пока не трогают. Мало того, в начале мая 1937 года Сталин принимает в Кремле Тухачевского и между ними происходит разговор за закрытыми дверями. После этого маршал еще неделю работает как ни в чем не бывало, а потом внезапно его снимают с должности первого заместителя наркома обороны и отправляют в Куйбышев командовать Приволжским военным округом.

Тухачевский пакует вещи, а в это время из арестованных выбивают свидетельства против него. Ключевыми стали показания заместителя командующего Московским ВО Бориса Фельдмана, в которых он прямо заявил о военном заговоре с участием Тухачевского, Якира, Уборевича и других. Рано утром 22 мая 1937 года маршал прибывает в Куйбышев, в обед его приглашают в обком партии, и там в кабинете первого секретаря Тухачевского арестовывают.

Никакого запирательства или отрицания. 24 мая Тухачевского доставляют в Москву, а на допросе 25 мая он заявляет:

…признаю наличие антисоветского заговора и то, что я был во главе его. Участие в нем принимали: Фельдман, Алуфузо, Примаков, Путна и др., о чем я подробно покажу дополнительно.

Странно — сугубо гражданские лица на допросах порой держались неделями, а Тухаевский вдруг взял и сломался без борьбы. Распространено мнение, что признание из него выбивали под пытками. Так, сохранились протоколы допросов, на одном из которых около подписи присутствует небольшое бурое пятно. Экспертиза 1956 года показала, что это кровь. Кроме того, почерковедческие исследования позволяют считать, что маршал писал показания в сильном эмоциональном волнении. Но прямых доказательств пыток нет (и навряд ли они могли бы существовать). Зато есть свидетельства об оказании давления другого рода. В 1956 году некто Вул показал, что видел в мае 37-го коридорах на Лубянке Тухачевского. «Одет он был в прекрасный серый штатский костюм, а поверх него был арестантский армяк из шинельного сукна, а на ногах лапти. Как я понял, такой костюм был одет на Тухачевского, чтобы унизить его».

Обвинение

Оставим методы ведения следствия, тем более основанные на таких зыбких и косвенных свидетельствах и уликах. Обратимся к вещам непреложным, а именно к фактам. Итак, что же предъявили Тухачевскому и его группе?

Три пункта. Первый — троцкистский заговор и заграничные связи обвиняемых с самим Троцким через его сына Льва Седова. Второй — связи с германским генеральным штабом и желание добиться военного поражения страны от Польши и Германии. Третий — попытка вооруженного захвата власти. Какие-то явно противоречащие друг другу пункты, не правда ли?

Сам Тухачевский заговор и захват власти признал, а вот шпионаж категорически отрицал. На следствии он показал, что в заговор его вовлек старый большевик Авель Енукидзе. Мол, после того как в 1930 году Сталин назвал предложения Тухачевского по перевооружению армии красным милитаризмом, генерал смертельно обиделся. Секретарь ВЦИК Енукидзе посочувствовал ему, они вместе обсудили политическую обстановку и сошлись во мнении, что генсек ведет страну к катастрофе. Енукидзе предложил включиться в борьбу со сталинским режимом, Тухачевский согласился.

Заговор был?

Могло такое быть в действительности? Почему бы и нет. Понятно, что сейчас историю можно крутить словно дышло, особенно в деле Тухачевского (многие документы уничтожены в 50-х годах). И некоторые историки полагают, что заговор все-таки существовал, и именно с целью свержения власти Сталина. Косвенно в эту пользу может свидетельствовать непривычная активность вождя. 25–26 мая 1937 года получены признательные показания Тухачевского. А уже 2 июня Сталин произносит речь на расширенном заседании военного совета при Наркоме обороны, где подробно рассказывает о военно-политическом заговоре. Зачем так делать, если бы «дело Тухачевского» было полностью высосано из пальца? Сняли с должностей неугодных, «нарисовали» им контрреволюцию, организовали процесс, осветили его в прессе, приправив обличительными письмами трудящихся. Так нет же — никакой публичности, а наоборот закрытый процесс, личное вмешательство Сталина и моментальное приведение приговора в исполнение.

Другие историки считают, что заговор все же имел место, но только направлен он был не на свержение Сталина, а на отстранение Ворошилова, с которым у Тухачевского (и это не являлось секретом) существовал серьезный конфликт. Полностью преданный Сталину аппаратный вояка переиграл молодого амбициозного маршала, результатом чего и стало «дело Тухачевского».

И, наконец, третья группа историков полагает, что Михаил Тухачевский полностью невиновен, ни в каких заговорах не состоял, а под пытками наговорить можно что угодно.

Существовал ли на самом деле «заговор военных» или это досужие домыслы и провокация? Ответа на этот вопрос нет и не будет. В многострадальной истории СССР накопилось так много нерешенных загадок, что в случае с Тухачевским элементарная логика подсказывает, что версия реального заговора имеет полное право на существование.

А вот в случае командира 171-й стрелковой дивизии генерал-лейтенанта Александра Будыхо всё предельно ясно. В начале Великой Отечественной попал в плен, сотрудничал с власовцами, в 43-м бежал, сдался нашим. Однако расстреляли его только в 1950 году. Почему такой долгий промежуток, неужели в деле было что-то не так? 👇

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий