50 лет вражды — история апартеида в ЮАР

Преуспевающая ЮАР еще каких-то 30 лет назад имела у себя государственный строй под названием апартеид — настоящий геноцид черного большинства.

У многих людей старшего возраста отложилось в голове слово «апартеид». Про него в СССР говорили с экранов телевизоров, показывая мирные демонстрации чернокожих на юге Африки и белых полицейских, которые дубинками, а то и выстрелами разгоняли собравшихся. Про то, что в ЮАР угнетают коренное темнокожее населения знали в ту пору даже школьники.

Сейчас, оглядываясь назад, становится странно: весь мир в 1948 году уже три года как победил нацизм, положив конец геноциду народов в центре Европы, а на другом конце земного шара этот геноцид наоборот поднимал голову. 26 мая 1948 года в Южно-Африканской Республике (на тот момент Южно-Африканском Союзе) к власти пришла Национальная партия, которая провозгласила политику сегрегации (принудительного разделения людей по национальному признаку) основой своей деятельности.

Буры и англичане

С первых же лет пребывания на юге Африки у европейцев начались конфликты с туземцами, которые по доброй воли не хотели уходить с обжитых земель. Но белых было больше, вооружены они были лучше, поэтому освоение юга Черного континента шло ударными темпами. Аборигенов силой делали рабами, заставляя их работать на обширных плантациях. Первые светлокожие называл себя бурами, что в переводе означало «крестьяне».

Рабовладельческий строй держался до конца XIX века. Потом на юг Африки пришли британцы и после вооруженного противостояния, которое получило название англо-бурская война, оттеснили буров вглубь континента. Те отчаянно сопротивлялись и даже создали свои независимые республики, которые со временем тоже были завоеваны англичанами. Чтобы не обострять ситуацию и не воевать с такими же «белыми» на радость коренному населению, британцы в 1910 году все захваченные земли объединили в доминион и назвали его Южно-Африканский Союз. Бурам в нем были даны самые широкие права.

Уже тогда стали заметны первые ростки будущей политики апартеида. Потомки буров, равномерно распределившиеся по всему югу континента, были вообще настроены очень жестко по отношению к туземному населению – они в них видели исключительно рабов. Власти же проводили сдержанную политику, но особо буров не ущемляли. Более того, отношение к коренным народам у них тоже не отличалось толерантностью. Так, черному населению было запрещено избираться в органы власти и покупать землю вне определенных территорий. К концу тридцатых чернокожие были вычеркнуты из общих избирательных списков, а их интересы в парламенты представляло всего несколько сенаторов, разумеется, белых.

Но все чаще и чаще в стране усилиями консервативных буров укреплялись настроения ужесточить расовую политику по отношению к чернокожим и даже полностью вытеснить их из крупных городов в непригодные для жизни земли.

Резервация, колючка, аусвайс

В начавшейся Второй мировой войне симпатии большинства белого населения ЮАС оказались на стороне Гитлера. Ни для кого не стало сюрпризом, когда в 1948 году на парламентских выборах победила Национальная партия – бурские правые радикалы, которые и стали творцами апартеида в отдельно взятой стране.

В программе этой партии впервые и прозвучало слово «апартеид» – разделение населения по расовому признаку с целью обеспечения чистоты белой расы. В первые годы прихода националистов в стране принимался один закон за другим. Все они были направлены на ущемление прав этнического большинства – темнокожих жителей страны.

В 1949 году запретили межрасовые браки, потом под запрет попали вообще все половые связи между представителями разных рас. Дальше приняли закон о «регистрации» жителей страны, который делил все население на три группы – европейцы, темнокожие и цветные. Принадлежность к каждой группе фиксировалась в специальных удостоверениях нового образца.

Разумеется, разделение влекло за собой ущемление в правах. Самой жестокой дискриминации подвергались темнокожие жители. Так, им было запрещено пользоваться в городах общественным транспортом, в котором ездили белые, посещать школы, где учились белые и магазины, куда ходили за покупками светлокожие. Места отдыха – пляжи, бары, парки – все были закрыты для посещения коренным населением.

Но этого белому меньшинству показалось мало. Власти вообще решили выселить все коренное население Южно-Африканского Союза из городов и самых плодородных земель. Свет увидел новый закон, провозглашавший создание настоящих гетто – огороженных по периметру территорий, в которые насильно выселяли всех темнокожих. Эти резервации не занимали и десятой части территории страны, а жило в них подавляющее большинство населения. Там для черных были свои школы, больницы и магазины. Выходить за пределы гетто им позволялось строго на работу (если темнокожий работал на «белом» производстве). В крупных городах разрешалось нахождение не больше суток. При этом в специальном «аусвайсе» проставлялась дата захода на «белую» территорию и выхода обратно.

Всё это сопровождалось всеобъемлющими карательными мерами. За любой проступок темного ждала тюрьма, сроки заключения в которой варьировали от года до 25 лет в зависимости от тяжести нарушения. А в резервациях плотность населения была такова, что коренное население жило в трущобах, носило лохмотья и питалось отбросами.

Разумеется, чернокожие не сидели сложа руки. Поначалу сопротивление властям оказывали гангстерские группировки африканской молодежи, которые иногда даже совершали вооруженные налеты на белые поселения. Потом все больше и больше коренных жителей стало выходить на мирные демонстрации, массово покидая границы своих резерваций. Силовики не церемонились с такими демонстрантами – часто власти применяли оружие. После нескольких таких расстрелов лидеры движения против апартеида создали боевую организацию «Копье нации».

В 70-х годах стали проходить многочисленные стачки и забастовки коренного населения, работавшего на заводах и алмазных приисках. Полиция стреляла в демонстрантов, что провоцировало все новые возмущения. Власти даже не гнушались убивать подростков. Так, в «черном» гетто в пригороде Йоханнесбурга на забастовку вышли учащиеся школ, которые протестовали против насильного изучения в школах бурского языка. Тогда погибло около 20 юношей. В стране вспыхнули массовые беспорядки и счет погибшим пошел уже на сотни…

Противостояние обострялось. Боевики из «Копья нации» нападали на малонаселенные белые фермерские хозяйства, громили там всё, а хозяев демонстративно казнили: надевали на шею покрышку, заливали бензином и поджигали. Это называлось «ожерелье»…

Конец режима

Градус напряжения с каждым годом нарастал. Властям уже с трудом получалось удерживать в резервациях коренное население страны. Экономическое положение ЮАР стало ухудшаться – заводы, фабрики и прииски большую часть времени простаивали без рабочей силы, белое население вне крупных городов подвергалось нападениям, сельское хозяйство постепенно деградировало. В этих условиях всё могло закончиться революцией, свержением власти и кровавой войной в стране. Но был и путь мирного разрешения конфликта.

Его выбрал новый президент ЮАР Фредерик де Клерк, которого можно считать африканским «Горбачевым». В 1989 году он начал настоящую «перестройку» в стране – отменил расселение по расовым зонам, упразднил позорные учётные книжки-аусвайсы и предоставил черному населению избирательные права. А главное выпустил из тюрьмы лидера африканцев Нельсона Манделу, проведшего до этого в застенках четверть века. Разумеется, следующие выборы в стране одержал именно Мандела.

Режим апартеида рухнул. Но счастье в ЮАР после этого не пришло. Да, черное большинство получило равные с белыми политические и гражданские права, но стал ощутимей контраст между гражданами одной страны. И хоть ЮАР в сегодняшнее время живет лучше многих африканских государств, все же 50% ее населения находится за чертой бедности, а отношение к белым здесь нельзя назвать толерантным. В отдельные районы крупных городов рискованно заходить даже с охраной, а численность светлокожих сокращается год от года в геометрической прогрессии.

Желание отомстить еще долго будет преобладать среди коренного населения. Пройдут годы, прежде чем ЮАР сможет залечить раны апартеида и люди разных рас и национальностей станут жить в мире. Все-таки 50 лет угнетений и притеснений просто так не сотрешь из памяти. Согласие и процветание в этой стране настанет еще не скоро.

История апартеида в ЮАР перекликается с еще одним чудовищным геноцидом в истории – истреблением собственного народа диктатором Пол Потом в Камбодже ?:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий