Адский поезд. Как советское военное изобретение изменило ход холодной войны

Это был обычный грузовой, ничем не примечательный поезд. Вот только график его движения стал самой секретной военной информацией, за которую бы дорого дала любая разведка мира.

Его невозможно засечь ни одним спутником. Его маршрут был строжайшей государственной тайной, а пуск ракет мог произойти из любой точки за 3 минуты. Для Америки он стал настоящим шоком, сместив паритет ядерных сил в сторону Советского Союза. Речь идет об ужасном “ядерном поезде” и имя ему – боевой железнодорожный ракетный комплекс.

Ядерная ракета в БЖРК
Весь этот поезд задумывался для оперативного пуска вот этой ракеты

Рождение идеи

Впервые об идеи использовать железнодорожные составы для перевозки и мобильного пуска ядерных ракет заговорили в США в далеком 1960 году. Тогда только-только на вооружение стали поступать твердотопливные баллистические ракеты. Они, в отличии от своих жидкотопливных собратьев, не требовали предварительной заправки топливом на старте, и были устойчивы к тряске и вибрации. Идея соединить ракету и поезд напросилась сама собой. Американцы хорошо продвинулись в этом направлении, дошли до испытания макетного образца. Но все остановили финансы – идея оказалась настолько затратной, что даже американский военный бюджет с трудом мог потянуть ее воплощение в жизнь.

А бюджет Советского Союза потянул. От принятия решения до первого боевого дежурства прошло целых 18 лет. Почему так долго, спросите вы? Потому что, задачи, стоявшие перед конструкторами, были поистине уникальными. На первый взгляд, им не было никакого технического решения, слишком уж много было переменных в этом ядерном уравнении.

Неподъемные ракеты

Начнем с того, что существовавшие на тот момент советские твердотопливные ракеты весом были около 150 тонн, а с пусковой установкой так все 200. В природе просто не существовало вагонов, способных выдержать такой вес. И даже если бы можно было сконструировать такой вагон, то как быть с железнодорожным путем? Ведь предполагалось, что БЖРК будут курсировать по железным дорогам страны наравне с грузовыми и пассажирскими поездами. Никакой железнодорожный путь не смог бы выдержать вес ракеты с вагоном, рельсы бы просто выдавило в стороны.

Конструкторами БРЖК были знаменитые братья академики Уткины. Старший Владимир занимался вопросами создания ракеты, а младший Алексей – конструировал подвижной состав и стартовый комплекс.

Ракету для такого поезда создали с нуля. И это была уникальная конструкция. Во-первых, она весила всего 100 тонн, а во-вторых, была очень компактной по длине – чуть более 20 метров. У нас эту ракету нарекли бойким именем “Молодец”, американцы же ей дали название СС-24 “Скальпель”. Уникальность такой ракеты заключалась в том, что сопла и обтекатель (это передняя часть ракеты конусовидной формы) в походном состоянии прятались в корпусе, а раскрывались только при старте. Несмотря на свои миниатюрные габариты, ракета несла на борту 10 термоядерных боеголовок мощностью 500 килотонн каждая.

Ракета "Молодец"
Ракета “Молодец” в своем исходном состоянии

Эти рефрижераторы не для продуктов

Перед Владимиром Уткиным стояли задачи не менее заковыристые – как теперь вместить такую ракету в вагон, и главное — как произвести ее запуск в условиях постоянного движения поезда. Для начала был создан вагон. Специальный с усиленной рамой, на восьми железнодорожных тележках. Грузоподъемность 135 тонн. Он был замаскирован под вагон-рефрижератор, которых тогда ходило по железным дорогам великое множество. Под днищем вагона расположились две телескопические лапы-домкрата, которые перед пуском оперативно выдвигались в стороны и упирались в бетонные блоки по бокам ж/д полотна. Крыша такого вагона была полностью раздвижной и за несколько секунд открывала доступ к ракете.

Раздвижная крыша ядерного поезда
Вот так у вагона “распахивалась” крыша. Двери сбоку вагонов – чистая бутафория

Но оставались еще две нерешенные задачи. Первая – это контактный провод над рельсами. Получается, при запуске он был точнехонько посередине вагона. Решение нашли – двумя специальными лапами–пантографами провод просто сдвигали в сторону на время пуска. Разумеется, предварительно обесточив его.

Вторая задача была куда как сложнее. Ракета стартует вертикально вверх. Как сделать так, чтобы огнем из сопел не спалило бы весь поезд с боевым расчетом? Решение и тут нашли. “Скальпель” находился в вагоне в специальной капсуле, которая выполняла роль пусковой установки. Во время пуска ракеты эта капсула поднималась вертикально и пороховым зарядом “выстреливала” ракету на высоту 20 метров. Дальше в теле ракеты происходил контролируемый взрыв малой мощности, который отклонял сопла от стоящего внизу поезда. И вот тогда уже программно включался двигатель первой ступени, и ракета уходила в цель.

Как все работало

Испытания БЖРК длились почти 3 года, было пройдено свыше 400 тыс км по железным дорогам страны. И вот в октябре 1987 года первый ракетный полк с “Молодцами” на борту встал на боевое дежурство.

Вне боевого дежурства вагоны стояли в укрытии (специальные тоннели, прорубленные в горах). По команде из них собирался состав. В этом составе были:

  • Три вагона “рефрижератора” с ракетами, то есть три пусковых модуля;
  • Командный вагон;
  • Вагон связи;
  • Вагон обеспечения;
  • Вагоны с личным составом – 4 шт;
  • Вагон с топливом;
  • Вагоны прикрытия – 3–4 буферных вагона;
  • Два тепловоза М62 в голове и один М62 в самом хвосте.

Пуск ракеты из БЖРК по нормативам занимал всего 3 минуты. И это было действительно так. Пока поезд тормозил для пуска ракеты, боевой расчет занимал свои места. Затем выдвигались телескопические лапы-домкраты и параллельно специальными пантографами отодвигалась контактная сеть. Сразу после этого распахивалась крыша вагона, пусковая капсула принимала вертикальное положение, 3… 2… 1. Пуск! Также быстро все сворачивалось в обратном порядке и БЖРК продолжал свой путь.

Устройства для нейтрализации контактного провода
Этой “штангой”, что на крыше вагона, отодвигали контактный провод

С виду это был обычный грузовой состав, которые тысячами колесили по железным дорогам страны. Любой человек не знакомый близко с железной дорогой никогда бы не смог догадаться, что мимо него в вагонах проносятся ядерные ракеты, способные уничтожить половину континента.

Но для железнодорожников этот поезд секретом не был никогда. Расскажу немного о собственном опыте встречи с такими поездами. Я работал тогда на крупной грузовой станции диспетчером. На нашей станции эти поезда делали краткую остановку для смены локомотива. Хвостовой локомотив у них ставился в голову, а головной в хвост, так сказать на отдых. Задолго до прибытия такого поезда на станцию приходили спецы из особого отдела и инструктировали нас как вести себя при проходе поезда.

Всем путейцам и вагонникам, тем, кто работает с поездами на улице, надлежало находиться строго в своих служебных помещениях. Все движение на станции надо было остановить. То есть, не принимать и не отправлять обычные грузовые поезда, поставить “на прикол” маневровые тепловозы, ничего не говорить по громкой станционной связи, и уж, конечно, не высовываться в окна, и уж тем более не выходить на улицу. Рядом с этим ядерным поездом во время его краткой остановки не должно было стоять ни одного обычного состава, пути надлежало держать свободными.

Ядерный поезд в собранном состоянии
Поезд в сборе. Пятый по счету вагон и есть пусковая установка

Стоял БЖРК на станции обычно не более 15 минут. За это время его осматривали собственные железнодорожники, локомотивы менялись местами, поезд отправлялся дальше, а станция начинала жить своей обычной жизнью.

Вот поэтому в составе поезда столько вагонов с персоналом. В них кроме боевых расчетов ехали путейцы, работники контактной службы, машинисты, работники вагонного хозяйства. Одним словом, это был полностью автономный состав.

А что сейчас?

Но вернемся к истории. На боевое дежурство один за одним в течение 4 лет встало 12 таких поездов. Их появление на наших железных дорогах стало настоящим шоком для американцев. Ведь такие поезда никак нельзя было обнаружить с помощью спутника и контролировать их движение. А значит засечь траекторию пуска ракеты можно было только тогда, когда она была бы уже давно в воздухе. В отличии от шахтных ракет, местоположение которых обеим странам было хорошо известно.

Ядерный паритет мгновенно сместился в сторону Советского Союза. США в спешном порядке стали разрабатывать систему спутников специально предназначенных для обнаружения БЖРК.

Но зря они беспокоились. В 1993 году Ельцин и Буш подписали договор об ограничении стратегических наступательных вооружений СНВ-II. Главным условием этого договора была обязанность России полностью снять с вооружения все свои БЖРК. Что и было постепенно сделано. Из 12 ракетных поездов полностью демонтировали и уничтожили 10. А два оставили в качестве музейных экспонатов. В мае 2005 года было официально объявлено, что все Российские БЖРК сняты с боевого дежурства. Ядерный паритет был восстановлен. Какой ценой – это уже совсем другой вопрос.

БЖРК в ж/д музее Петербурга
БЖРК в музее железнодорожной техники Санкт-Петербурга

И в заключение приведу уж совсем сухие факты. В 2013 году нашими военными было заявлено о начале работ по созданию железнодорожного ракетного комплекса нового поколения на базе ракет “Ярс”. Система должна была получить название “Баргузин”. 2 декабря 2017 года было объявлено о прекращении работы над проектом. Точнее сказать, о временном прекращении.

Пауза тянется и по сей день.

Оцените статью
Географ и Глобус
Добавить комментарий