Несправедливая казнь: дело Сакко и Ванцетти

Сакко и Ванцетти
Суд над Сакко и Ванцетти можно считать крупнейшим процессом XX столетия. Для людей всего мира они стали символом невинно осужденных.

Для многих людей в Советском Союзе фамилии Сакко и Ванцетти ассоциировались прежде всего с карандашами. Миллионы детей в школах рисовали и писали простыми и цветными карандашами с золотым тиснением «ф-ка им. Сакко и Ванцетти» на блестящих гранях. А ведь были еще и те, кто жил на улицах имени Сакко и Ванцетти. Пермь, Таганрог, Екатеринбург, Новосибирск, Нижний Новгород, Куйбышев, Ульяновск, Владимир, Астрахань, Воронеж, Иваново — по всему Союзу насчитывалось семь десятков улиц, носящих имя Сакко и Ванцетти.

А что мы знаем об этих людях? Да практически ничего. Кто-то скажет, что это революционеры, кто-то — что просто рабочие и невинные жертвы правосудия. Третьи вспомнят, что они были казнены на электрическом стуле. А между тем история Сакко и Ванцетти — это одна из самых громких страниц рабочего движения XX века, прогремевшая на весь мир. Не зря же двум простым итальянцам уделили так много внимания в Советском Союзе. Наверно, было за что. Судите сами.

Криминальный поворот

Сакко и Ванцетти во время ареста
Бартоломео Ванцетти и Никола Сакко в наручниках

Никола Сакко и Бартоломео Ванцетти еще подростками приехали в США в начале XX века из Италии. Их семьи, как и многие европейцы, подались в Новый Свет за лучшей долей. Вот только добывать эту долю приходилось в сложных условиях — приезжих в Штатах брали в массе своей на низкоквалифицированный труд. Сакко работал на обувной фабрике, а Ванцетти трудился в каменоломнях. Рабочий день в то время длился по 12–14 часов и получали за него итальянцы вдвое меньше, чем «коренные американцы».

Сакко и Ванцетти такое положение дел не нравилось. Познакомившись и подружившись, они начинают сообща борьбу за права рабочих и организовывают митинги и забастовки. Это приводит их в ряды анархистов, хотя в никакую партию они не вступают (а может и вступают, но ультралевые в то время в США находились под запретом и, возможно, такое членство было тайным).

Дело происходило в штате Массачусетс, где местный губернатор особо свирепствовал по части разгона рабочего движения. Однажды по его вине погиб итальянский рабочий, которого задержали во время одного из митингов. Сакко и Ванцетти по этому поводу решают собрать большую манифестацию в городе Плимуте. Но буквально за день до нее их очень «удачно» арестовывают за уголовщину. На Николу и Бартоломео полиция «вешает» аж два дела: убийство кассира обувной фабрики и кражу крупной суммы денег; и вооруженный налет на кассира другой фабрики, произошедший полугодом ранее.

Следствие было на удивление коротким, а вот последующий суд иначе как фарсом назвать нельзя. Свидетелей защиты на процессе судья отказывался слушать по причине явной предвзятости (мол, все они итальянцы и выгораживают своих). А доказательствам обвинения, наоборот, уделялось самое пристальное внимание. Хотя не было ни одного свидетеля, который мог точно указать на Сакко и Ванцетти как на участников вооруженного грабежа — процесс строился исключительно на косвенных уликах и отсутствии алиби у подсудимых на день совершения преступления. Но вопреки всей логике и законам юриспруденции судья принимает эти доказательства.

Сакко и Ванцетти в одноименном фильме
Кадр из фильма «Сакко и Ванцетти» (Италия — Франция, 1971 г)

«Я невиновен»

Процесс быстро становится политическим. Эта показная предвзятость привлекла к нему всеобщее внимание, и по миру прокатилась волна рабочих протестов. За Сакко и Ванцетти вступились даже мировые знаменитости — папа Пий XI, физик Альберт Эйнштейн, драматург Бернард Шоу, писатель Томас Манн. Но тщетно — 14 июля 1921 года подсудимым был вынесен обвинительный приговор. Николу Сакко и Бартоломео Ванцетти приговорили к казни на электрическом стуле.

Она состоялась не сразу, а спустя лишь только 6 лет. Все это время защита итальянцев требовала пересмотра дела и дошла до Верховного суда США. В 1923 году был пойман реальный участник нападения, некто Селестино Мадейрос, который на допросах показал, что среди участников банды, убившей кассира и похитившей деньги, не было ни Сакко, ни Ванцетти. И несмотря на это Верховный суд оставляет приговор без изменений. В ночь на 23 августа 1927 года осужденных казнили на электрическом стуле.

Последними словами Сакко были: «Да здравствует анархия! Прощайте, жена, дети и все мои друзья!». А Ванцетти перед казнью сказал: «Я невиновен, никогда не совершал никакого преступления. Спасибо за всё, что вы сделали для меня. Прощаю этим людям все их грехи».

Многочисленные комитеты в защиту Сакко и Ванцетти во всем мире призвали провести на следующий день после казни всемирную рабочую забастовку. И хоть она не состоялась, но для миллионов людей имена итальянских рабочих остались навсегда символом произвола властей.

Митинг за защиту Сакко и Ванцетти
Акция протеста сторонников Сакко и Ванцетти в Италии

А эти самые власти подали голос только спустя полвека. В 1977 году губернатор Массачусетса издал официальный акт, в котором говорилось, что Сакко и Ванцетти были казнены «без достаточных доказательств их вины». Но это было просто политическое заявление губернатора, а вот Верховный суд пересматривать свое решение отказался, даже несмотря на неоднократно поданные прошения детей и внуков итальянцев.

Неожиданные сомнения

На этих словах в истории можно было бы ставить точку. Никола Сакко и Бартоломео Ванцетти осуждены несправедливо, без доказательств, и умерли за свою национальность (в США в начале 20-х не любили иммигрантов из Италии) и политические взгляды (еще больше в Штатах не любили анархизм). В СССР этой истории уделили очень много внимания, буквально вознеся ее на штандарты пропаганды. Результатом такой «рекламы» стали улицы им. Сакко и Ванцетти в семидесяти советских городах, карандашная фабрика и пароход-лесовоз, построенный в 1928 году.

Карандаши Сакко и Ванцетти
Карандаши фабрики им. Сакко и Ванцетти

Однако дело невинно казненных итальянцев получило свое продолжение. И произошло это в 2005 году. Писатель Эптон Синклер по горячим следам в 20-х годах написал документальный роман «Бостон» о тех событиях. В процессе его создания он встречался и переписывался со многими участниками судебного процесса над Сакко и Ванцетти. И уже в наше время было опубликовано письмо Синклера из его переписки с главным адвокатом подсудимых.

Оказывается, даже он сам не был уверен в невиновности своих подзащитных. Более того, адвокат подозревал, что преступление они всё же совершили — слишком много мелких деталей указывало на это. Но Сакко и Ванцетти ограбили и убили кассира вовсе не из-за корыстных побуждений, а потому что были анархистами и, вполне возможно, рассматривали экспроприацию как нормальную практику ведения революционной борьбы.

Будучи защитником на процессе, адвокат попытался сфабриковать для Сакко и Ванцетти алиби. Отчасти это было жестом отчаяния — ответить своими подтасовками на шитые белыми нитками «доказательства» прокуратуры. Но у защитника ничего не получилось, и алиби с треском провалилось. Именно поэтому суд отказался слушать свидетелей защиты. Не потому, что они были итальянцами, а лишь из-за того, что они давали ложные показания.

Но в любом случае вина Сакко и Ванцетти доказана не была вне зависимости оттого, совершали они преступление или нет. Так что два итальянских рабочих и по сей день остаются жертвами правосудия. Только вот достойны ли они такого массового увековечивания памяти в далеких от Америки странах — вопрос спорный.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий