Публичные массовые казни в СССР: когда это было

Массовых публичных казней в СССР было всего 11. Они запомнились небывалым стечением народа, аплодировавшего процессу повешения.

В 1946 году автору песен «Чунга-Чанга» и «Голубой вагон» Владимиру Шаинскому было 20 лет. Он тогда учился в Московской консерватории, а в начале года ненадолго приехал в Киев навестить родных. И попал на зрелище, которое он будет вспоминать до конца своей жизни:

«Они были очень аккуратно одеты. Думаю, их не предупреждали о предстоящей казни, а сказали, что просто ведут на какое-то построение. Собралось много народу. Немцев вывели на помост, построили у виселицы, накинули на шеи петли. Когда они в конвульсиях заболтались на веревках, толпа начала аплодировать…»

Указ №39

Публичные казни через повешение были новым наказанием в советской правовой системе. Решение об их проведении приняли в 1943 году закрытым Указом № 39, и полностью его название звучало так: «О мерах наказания для немецко-фашистских злодеев, виновных в убийствах и истязаниях советского гражданского населения и пленных красноармейцев, для шпионов, изменников родины из числа советских граждан и для их пособников».

Но почему именно повешение, да еще и публичное, ведь за всю предыдущую историю СССР смертные приговоры осуществлялись через расстрел и без привлечения зрителей? По поводу способа можно сказать точно и определенно: исторически так сложилось, что повешение, в отличие от расстрела, было более позорным видом казни (особенно среди военных), так как кроме жизни отнимало еще и честь. Поэтому такой вид демонстрировал презрение общества к нацистам и их пособникам.

А что касается массовости, то Сталин предоставил возможность населению удовлетворить святое чувство мести. И поступил правильно, ведь все 11 публичных казней на территории СССР прошли при большом стечении народа, под аплодисменты, стрекот кинокамер и вспышки фотоаппаратов.

Сталинский закрытый указ № 39 появился не просто так. Летом-осенью 1942 года немцы мощным ударом опрокинули части Красной Армии к Волге, захватив большие территории на Дону, в Краснодарском крае и на Северном Кавказе. Однако после Сталинграда и разгрома 6-й армии Паулюса фронт в этом направлении стремительно покатился обратно. По сути, это был первый раз с начала войны, когда СССР сумел разом освободить значительные территории, побывавшие под властью немцев. И хоть о зверствах фашистов было известно еще в первые месяцы вторжения, именно в начале 1943 года советская сторона получила массовые доказательства творимых бесчинств. И их исполнителей заодно.

Всего коллективных судебных процессов над оккупантами и их пособниками в СССР по горячим следам было проведено 21. Все они прошли в период с 1943 по 1947 годы. Только 11 из них закончились вынесением смертных приговоров, которые приводились в исполнение тут же при массовом стечении народа. Первым стал Краснодарский процесс.

Краснодар

Он состоялся в июле 1943 года. На нем не оказалось немцев — все 11 подсудимых были советскими гражданами, служившими во вспомогательных частях зондеркоманды СС 10-А. Именно в Краснодаре фашистами был опробован новый способ убийства мирных граждан через автомобили-душегубки, называвшиеся газенвагенами. В них казнили арестованных полицией, пациентов психиатрических лечебниц и просто прохожих, попавшихся во время облав. Всего подобным образом уничтожили свыше 7000 жителей Краснодара и Краснодарского края.

Восемь преступников из одиннадцати были приговорены к смертной казни. По новому Указу Президиума ВС СССР — через повешение. Приговор привели в исполнение на центральной площади города в присутствии 50 000 человек. Писательница и мемуаристка Софья Островская, описывая впоследствии кадры из Краснодарской хроники, возмущалась тем, что в первых рядах зрителей стояли дети, которые аплодировали и веселились. «У кого-то действительно ум за разум зашел, разве детям можно показывать такое?» — писала она.

Краснодон

Краснодон — это «Молодая гвардия», члены которой были зверски замучены и казнены фашистами. После освобождения города следствие выяснило, что донос на молодогвардейцев написал Геннадий Почепцов по указанию своего отчима немецкого осведомителя Василия Громова. Принимал донос старший следователь полиции Михаил Кулешов, который участвовал в допросах и пытках комсомольцев.

Всех троих арестовали летом 1943 года. Процесс проходил в августе и был наполовину закрытым. Однако на вынесении приговора и приведении его в исполнение позволили присутствовать горожанам. Всех троих предателей расстреляли публично в присутствии 5000 человек.

Харьков

Это был первый процесс собственно над немецкими преступниками. Он проходил в Оперном театре в декабре 1943 года. Перед военным трибуналом предстало трое: капитан военной контрразведки Лангхельд, заместитель командира роты СС унтерштурмфюрер Риц и сотрудник харьковского гестапо старший ефрейтор Рецлав. Был еще и четвертый. Советский гражданин Михаил Буланов, водитель той самой газовой душегубки.

Казнили приговоренных 19 декабря на Базарной площади в присутствии 40 тысяч человек. Константин Симонов, работавший на процессе журналистом, в своих записных книжках писал, что Буланов достойно принять свою участь не смог. К виселице его вели под руки, так как у него подкашивались ноги. «Вздернули, как мешок с дерьмом», — резюмировал Симонов.

Смоленск

Параллельно харьковскому проходил в декабре и аналогичный процесс в актовом зале Смоленского мединститута. Главными его обвиняемые стали 10 немецких военных преступника в чинах от унтер-офицера до ефрейтора. Это были непосредственные исполнители массовых казней жителей Смоленска — за 26 месяцев оккупации города погибло 35 000 человек.

Приговор огласили 19 декабря 1943 года. Восьмерых трибунал приговорил к казни через повешение, двоих — к каторжным работам. На следующий день 50 тысяч смолян увидели казнь на Заднепрповской площади. О ней написали не только советские, но и зарубежные газеты. А режиссер Эсфирь Шуб сняла документальный фильм «Судебный процесс в Смоленске» для показа в кинотеатрах страны.

Брянск

Брянский и последующие процессы состоялись уже после окончания войны. В декабре 1945 года в брянском Доме офицеров перед трибуналом предстали четверо: два немецких генерала (коменданты Брянска и Бобруйска в годы оккупации) и два ефрейтора-исполнителя. Примечательно, что генералы были доставлены на процесс после того, как они прошли «парадом побежденных» в составе 57 тысяч немецких военнопленных летом 1944 года в Москве. Троих приговорили к повешению, четвертого — к 20 годам каторжных работ. Приговор привели в исполнении публично накануне Нового года — 30 декабря.

Ленинград

Казнь перед кинотеатром «Гигант» на площади Калинина в Ленинграде стала единственной публичной казнью XX века в городе на Неве. Судили 12 фашистов в декабре 1945-го, и процесс проходил одновременно с Нюрнбергским, что придавало ему особую символичность. Главный обвиняемый — военный комендант Пскова генерал Ремлингер. По его личному приказу было организовано 14 карательных экспедиций, в ходе которых уничтожили 8000 человек.

По свидетельству ленинградца Дмитрия Богданова, 5 января 1946 года на площадь въехало восемь грузовиков. В кузове каждого стояло по приговоренному в сопровождении двоих бойцов. Гитлеровцам одели петли, прозвучала команда, и грузовики уехали из-под ног тех, кому судом была назначена смертная казнь.

Киев

«Киевский Нюрнберг» состоялся в январе 1946 года. К смертной казни приговорили 12 немцев, в том числе группенфюрера Шеера, руководившего массовыми расстрелами, и бывшего военного коменданта Киева генерала Буркхардта.

На сей раз процедура повешения прошла не совсем гладко. У подполковника Трукенборда дважды оборвалась веревка. По древним обычаям висельника, который срывался, обычно миловали. Но не в этот раз — казнь довели до конца.

Минск, Рига и остальные

Минский процесс прошел в конце января 1946 года. Судили 18 немецких военных преступников от генерала до рядового. 14 из них приговорили к смертной казне. Приговор привели в исполнение на минском ипподроме в присутствии 100 тысяч горожан.

Николаевский процесс. 10–17 января 1946 года. Девять военных преступников, семь казнены на Базарной площади в присутствии 60 тысяч жителей Николаева.

Великие Луки. Январь 1946-го, 11 преступников, восемь казнены.

Последним в череде «висельных» процессов стал Рижский, проходивший в феврале 1946 года. Суд отправил на виселицу семерых карателей, включая генерала Еккельна, высшего руководителя СС и полиции рейхскомиссариатов «Украина» и «Остланд». Казнь прошла в парке Узварас. И это был единственный случай, когда приговоренные не провисели три дня, как то предписывал Указ № 39. Дело в том, что с Еккельна рижане сдернули штаны, и во избежание глумления тела казненных убрали раньше.

Остальные 10 советских «малых Нюрнбергов» прошли без вынесений смертных приговоров. И дело тут было вовсе не в гуманности правосудия, а в том, что с 1947 года смертную казнь в СССР отменили как потерявшую актуальность в мирное время. Поэтому Сталинский (Донецкий), Бобруйский, Полтавский, Витебский, Хабаровский и прочие процессы закончились оглашением возмездия в виде каторжных работ.

В 1950 году смертную казнь вернули вновь «по многочисленным просьбам трудящихся». Однако никакой публичности и виселиц больше не было. Тех военных преступников, кого выявляли позже, казнили в закрытых условиях. И только через расстрел.

С 1997 года в России применяется мораторий на смертную казнь. А вообще история высшей меры наказания в государстве напоминает качания маятника — из крайности в крайность: 👇

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий