История выживания арктического робинзона Павла Вавилова

Арктический робинзон Павел Вавилов
Советский моряк Павел Вавилов смог продержаться на необитаемом арктическом острове 37 суток, оставив позади знаменитого тропического Робинзона.

Историй о людях, волею судьбы оказавшихся в необитаемом месте, довольно много. Самая знаменитая – робинзонада Даниэля Дефо. В детстве многие читали взахлеб роман, поражаясь неутомимому Робинзону Крузо и его воле к жизни. Однако объективно говоря, фантазия писателя определила моряка в не самые худшие условия – тропический остров, вода, съедобные растения, животные, на которых можно охотиться, орудия для этой охоты.

С этим тепличным сурвайвлом не сравнится реальный случай выживания на необитаемом острове далеко за Полярным кругом в начале осени, когда погода отнюдь не балует солнечным теплом. На острове, где нет никакой растительности, а из единственных обитателей только семейство белых медведей. История советского моряка Павла Вавилова, сумевшего продержаться 37 дней в нечеловеческих условиях крошечного полярного острова достойна настоящего подвига. Вот как это было.

Неравный бой

Павел Вавилов служил кочегаром на ледоколе «Александр Сибиряков». Он уже не был новичком в морском деле и к моменту описываемых событий (1942 год) его стаж насчитывал 15 лет службы на Северном морском пути.

Когда началась война, не старое еще гражданское судно оснастили несколькими орудиями и стали использовать для поставок топлива и продовольствия на советские метеостанции в северных морях. В свой последний рейс ледокол отправился в августе 1942 года из советского порта Диксон к мысу Молотова на архипелаге Северная Земля. Там полярникам предстояло организовать новую станцию.

24 августа в Карском море «Сибиряков» неожиданно столкнулся с немецким тяжелым крейсером «Адмирал Шеер», который рыскал в тех местах, охотившись на советские конвои с грузами по ленд-лизу из США.

Первоначально немецкому кораблю удалось притупить бдительность советских моряков. Сменив свой флаг на американский, крейсер смог подойти к «Сибирякову» и потребовал сдачи в плен. Капитан Анатолий Качарава ответил отказом и попытался уйти, Немцы открыли огонь, с ледокола последовала ответная стрельба. Но силы, конечно, были неравны, поэтому бой продолжался недолго. Гитлеровцы дали залп из главных 280-миллиметровых орудий по «Сибирякову» и тут же выслали на борт абордажную команду.

На ледоколе не думали сдаваться. Советские моряки решили открыть кингстоны и затопить ледокол, чтобы он не достался врагу, как когда-то это сделали герои знаменитого «Варяга». Они спустили на воду шлюпки, но враг тут же обстрелял одну из них и захватил в плен моряков на другой. Павел Вавилов был среди тех моряков, которые оставались на корабле до последней минуты. Когда ледокол пошел ко дну, он и еще несколько моряков очутились в ледяной воде. Ослабевших от холода моряков затянуло в гигантскую воронку и лишь только Вавилову удалось выплыть на безопасное место, ухватившись за деталь обшивки.

Ему повезло – недалеко болталась на волнах одна из шлюпок, которая еще чудом держалась на воде. Превозмогая холод, Вавилов доплыл до нее и сумел забраться внутрь. В шлюпке находилось тело застреленного немцами моряка Матвеева. С него Вавилов снял сухую одежду, переоделся и лег на дно, чтобы его не заметили с немецкого крейсера. Когда он решил поднять голову, была уже ночь и фашистского корабля не наблюдалось.

К радости моряка в шлюпке имелся бочонок с водой, ящик галет, спички, пистолет с патронами, топор и спальный мешок. Всю ночь Вавилов дрейфовал, а когда взошло солнце, увидел что находится недалеко от небольшого скалистого островка. Это была скала Белуха – кусок суши длиной около километра. Выбора особого не было, и Вавилов сумел причалить к берегу.

37 дней борьбы

Единственным плюсом для него было то, что на Белухе находился деревянный навигационный знак, давно уже заброшенный. А вот минусов у Вавилова имелось куда как больше. Первый поджидал его, как только моряк отошел от берега. На острове обитало семейство белых медведей, которые не питали дружеских чувств к неожиданному соседу. Хлипкая пирамидка навигационного знака стала убежищем для Павла Вавилова.

Но не животные были настоящей опасностью, а арктический холод и ветра, которые продували насквозь ребристые грани сооружения. Из выброшенных на берег досок и бревен, предназначавшихся для полярной станции на Северной Земле, Вавилов соорудил небольшую будку у основания пирамидки. И вот в таких условиях потянулись томительные дни его робинзонады. Все это время Вавилов провел борясь за собственную жизнь и отгоняя выстрелами зверей.

Уже скоро на остров опустились первые морозы. Чтобы поддержать силы, моряк собирал плавник на берегу, разжигал костер, грелся и питался только одними галетами и отрубями. На второй день шлюпку, на которой он пристал к берегу, сорвало и разбило волнами о скалу. Выяснилось еще и то, что наган абсолютно бесполезен против медведей и Вавилов в одну из своих вылазок за плавником едва унес ноги от разъяренного зверя.

Шли дни, похлебка становилась все жиже, дрова заканчивались, а погода портилась все сильнее и сильнее. Обильные снегопады позволили Павлу не испытывать недостатка в питьевой воде, но вот с едой и дровами ситуация становилась критической.

Единственным шансом на его спасение были проходящие мимо Белухи советские суда. Несколько раз моряк замечал силуэты кораблей, забирался наверх знака, кричал, стрелял в воздух и размахивал руками, но тщетно – его не замечали.

Только спустя месяц робинзонады Вавилову улыбнулась удача – его заметили с парохода «Сакко». Чтобы привлечь внимание, Павел решился на отчаянный и рисковый шаг – из последних дров он запалил сигнальный костер. Вавилов прекрасно понимал, что если судно пройдет мимо, то это конец – он умрет от холода в течение суток. Но риск оправдался – его заметили и выслали к Белухе шлюпку. Однако из-за начавшегося шторма она не смогла пристать к берегу и развернулась обратно. Отчаяние Павла трудно было описать. Но у него хотя бы появилась надежда. На следующий день над Белухой пролетел гидросамолет и сбросил на остров тюк. Там были теплые вещи, продовольствие, а главное, записка, в которой говорилось, что терпящего бедствие обязательно заберут с острова как только позволит погода.

И действительно, самолет сумел забрать Павла Вавилова на 37 день его робинзонады. Худого, обросшего, с ввалившимися глазами, но живого. И это было главное.

Память

Другой бы на месте Вавилова больше никогда бы не подошел к морю, но Павел Иванович, подлечившись, до конца войны продолжал ходить на судах и в мирное время даже сменил три ледокола. Когда моряку исполнилось 50 лет, его наградили орденом Ленина и присвоили звание Героя Социалистического труда. К сожалению, Павел Иванович умер рано – в 56 лет. Его именем назвали один из островов в Карском море. Ирония судьбы заключается в том, что этот остров более пригоден для проживания, чем скалистая Белуха, на которой первый советский робинзон провел долгие 37 дней борьбы за жизнь.

В заключение остается добавить, что останки «Александра Сибирякова» были обнаружены только в 2014 году на глубине в 49 метров на дне Карского моря. На его корпусе водолазы закрепили памятную табличку в честь погибших моряков. А еще раньше в 1968 году в память о неравном сражении на Севморпути на Белуха соорудили каменный маяк. Он и сейчас стоит на острове, напоминая о минувшей трагедии.

Павел Вавилов был первым советским человеком, сумевшим в одиночке противостоять стихии. А в 1960 году случилась еще одна драматичная история, по накалу страстей не уступающая робинзонаде Вавилова 👇:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий