Курильский дрейф — 49 дней в океане, которые потрясли мир

Курильский дрейф
После Курильского дрейфа о четырех парнях с Дальнего Востока говорили, что они стали популярнее знаменитого ливерпульского квартета.

В 1960 году случилась история, о которой сегодня вряд ли кто знает, но люди старшего поколения хорошо ее помнят. 63 года назад робинзонада советских солдат произвела впечатление на весь мир и стала настоящим примером мужества, героизма и взаимопомощи. 49 дней четверо парней дрейфовали на потерявшей управление самоходной барже в открытом океане. Без еды, с минимумом воды, без связи с внешним миром. Когда их нашли и спасли, это стало мировой сенсацией. Вполне возможно, если бы они были обнаружены советскими судами, мы бы об этой истории так ничего бы и не узнали. Но их спасли американцы. Впрочем, обо всем по порядку.

Унесенные океаном

Ставшие позднее героями солдаты проходили службу в береговом гарнизоне на острове Итуруп Курильской гряды. Старший сержант Асхат Зиганшин и рядовые Филипп Поплавский, Анатолий Крючковский, Иван Федотов относились к экипажу самоходной баржи Т-36, пришвартованной у берега. Они не были моряками, так как баржа числилась армейским, а не флотским плавсредством. Ее использовали для разгрузки крупнотоннажных судов (море в районе Курильской гряды мелкое, поэтому подойти к берегу крупным кораблям не было возможности).

Советские солдаты ,дрейфоваавшие на барже
Советские солдаты, дрейфовавшие на барже 49 дней. Слева направо: Асхат Зиганшин, Филипп Поплавский, Иван Федотов, Анатолий Крючковский

В декабре 1959 года баржу вытащили на берег, чтобы провести ТО и уберечь от предстоящей непогоды. Однако уже в январе снова спустили на воду – нужно было срочно разгрузить запоздавшее рефрижераторное судно с продовольствием. Четверым солдатам выдали запас продуктов, воды и топлива на три дня и отправили навстречу кораблю. Баржа была судоходная и могла самостоятельно передвигаться на короткие расстояния.

17 января 1960 года в море разыгрался невиданный шторм. Экипаж пытался вернуться к берегу, но не получилось – баржа получила небольшую пробоину и ее стало относить в океан. То, что их уносит, ребята поняли позднее, а пока они как могли, боролись со стихией – немного залатали пробоину, откачали воду из трюма и пытались дизелями вырулить к берегу. Но шторм делал свое дело – водой смыло за борт дрова для печурки, часть продовольствия, и главное – вышла из строя радиостанция.

С берега видели как баржа отчаянно сопротивляется стихии, но ничем помочь не могли. А когда шторм стих, приступили к поискам. Но вскоре на берег выбросило некоторые вещи с баржи и командование решило, что судно затонуло, а экипаж погиб. Семьям сообщили что они пропали без вести, а органам милиции по месту жительства солдат наказали следить за их домами – вдруг они дезертировали.

Без еды и тепла

А в это время «дезертиры», вышедшие живыми из борьбы со штормом, находились уже далеко от берега. Первым делом ребята провели ревизию продуктов. В наличии имелось: два ведра картошки, буханка хлеба, полторы банки тушенки, килограмм пшена, полтора килограмма свиного жира, пачка чая и полсотни спичек. Питьевой воды не осталось – бачок с ней сорвало штормом. Но имелась вода из системы охлаждения дизелей – 120 литров рыжей от ржавчины с металлическим привкусом. Чтобы растянуть запас этой воды, солдаты расстилали на палубе простыни, а после дождя собирали и отжимали их.

Но не это было самое страшное. Асхат Зиганшин из найденной в кубрике газеты узнал, что район, в котором дрейфовала баржа, закрывался на месяц для судоходства и полетов авиации из-за испытаний межконтинентальной баллистической ракеты. А это означало, что никто их искать не будет.

На неуправляемой барже
Репродукция рисунка «Асхат Зиганшин варит обед», художники Горпенко и Денисов

Потянулись мучительные недели дрейфа. Каждый день экипаж откачивал воду из трюма и очищал от намерзающего льда рубку, тросы и палубу, чтобы баржа сохраняла плавучесть. Один обязательно нес вахту, осматривая окрестности. Через 15 дней из продовольствия остались только клубни картофеля, а из топлива для буржуйки – спасательные пояса, тряпки и доски, из которых были изготовлены шконки. Каждый день из пары клубней картошки и ложки свиного жира ребята варили «суп». Через 20 дней «суп» стали варить через день.

24 февраля солдаты съели последнюю картофелину. Скудные запасы еды удалось растянуть на 37 дней. Больше продуктов на барже не осталось. В пищу пошло всё, что хоть как-то напоминало съестное – веник из побегов бамбука, зубной порошок, кожаные ремни, ремешок от рации, кожаные меха затесавшейся в кубрике гармошки. Дальше настал черед кирзовых сапог.

Мы порезали в лапшу кожаный ремень и стали варить из него «суп». Потом сварили ремешок от рации. Стали искать, что ещё у нас есть кожаного. Обнаружили несколько пар кирзовых сапог. Но кирзу так просто не съешь, слишком жёсткая. Варили их в океанской воде, чтобы выварился гуталин, потом резали на кусочки, бросали в печку, где они превращались в нечто похожее на древесный уголь, и это ели

Из воспоминаний Асхата Зиганшина

Солдаты пытались ловить рыбу, сделав из каната леску и соорудив из гвоздя рыболовный крючок, но это окончилось неудачей. Пытались при помощи багра загарпунить проплывающую акулу, и опять безуспешно. В начале марта есть на барже было уже нечего, вода закончилась. Ничего хоть немного походившего на топливо не осталось… Ребята настолько обессилили от голода и холода, что уже едва передвигались по палубе. В последние дни дрейфа они сшили из одеял что-то наподобие большого спального мешка и спали там все вместе, согревая друг друга теплом тел. Стали появляться слуховые галлюцинации. Как потом рассказывал Зиганшин, они договорились, что последний оставшийся в живых запишет на барже где-нибудь на видном месте их имена.

Солдаты после спасения их американцами
Филипп Поплавский (слева) и Асхат Зиганшин разговаривают с американским моряком на палубе «Кирсардж»

Спасение

7 марта 1960 года летчики с американского авианосца «Кирсардж» обнаружили одинокую баржу в открытом океане на середине пути между Курильскими и Гавайскими островами. Баржа, которая по всем инструкциям не должна была отходить от берега больше, чем на 300 метров, дрейфовала в океане. Мало того, на ней были живые люди. Изможденные, худые, обросшие, с ввалившимися глазами, в истрепанной одежде, но живые.

Но самым шокирующим для американцев стало заявление сержанта Зиганшина:

У нас всё нормально, нужно топливо и продукты, и мы сами доберёмся домой

Крючковский, Поплавский и Зиганшин
Спасенные Крючковский, Поплавский и Зиганшин

Ребята согласились подняться на борт американского военного корабля только после заверения капитана, что баржу заберет другое судно. Они были истощены, ослаблены и по словам американских военных врачей, солдатам оставалось жить несколько часов. Но поразительно другое – по воспоминаниям Филиппа Поплавского, старшего сержанта Зиганшина волновало совсем не их положение, а то, что на барже остался бортжурнал и три стакана дождевой воды.

Прямо на авианосце ребят помыли, подстригли, приодели и накормили (маленькими порциями бульона для начала). Известили советское посольство в Вашингтоне, но дипломаты по началу находились в растерянности и не знали как реагировать на эту новость. Между тем авианосец причалил в Сан-Франциско, а там «робинзонов» уже ждали – все американские газеты только и писали, как о мужестве и взаимовыручке советских солдат. Когда руководству СССР стало ясно, что это никакая не провокация со стороны американцев, то отношение к спасенным тут же изменилось. Уже 16 марта сам Никита Хрущев прислал им приветственную телеграмму.

Маршрут Курильского дрейфа
Маршрут дрейфа баржи (красным цветом)

А пока дипломаты договаривались о возврате солдат на родину, в Сан-Франциско шла одна пресс-конференция за другой. Главное, что отмечали все журналисты, парни, оказавшись в ужасной ситуации, не потеряли человеческий облик, не озверели, а до самого спасения поддерживали как могли друг друга.

Пример для всех

Дома четверку встречали как героев. Всех их принял министр обороны Родион Малиновский, им вручили штурманские часы, а позднее всех четверых наградили орденами Красной Звезды. После отдыха в ведомственном санатории в Гурзуфе ребятам предложили поступить в мореходное училище. Все, кроме Федотова, согласились и позднее связали свою жизнь с морем.

Солдаты после спасения на Родине
Слева направо: А. Крючковский, А. Зиганшин, Ф. Поплавский

О том тихоокеанском дрейфе написал стихотворение Владимир Высоцкий, которое назвал «49 дней». О солдатах в 1962 году сняли художественный фильм (который, кстати, героям не понравился – многое там приврали). А по популярности «курильская четверка» до полета в космос Гагарина в 1961 году была на первом месте в стране.

К сожалению, все участники той трагической и мужественной «робинзонады» к настоящему времени уже умерли. Последним скончался в 2022 году Анатолий Федорович Крючковский, который жил в Киеве.

Эти ребята не рвались к славе, им не нужна была известность. Быть может, они даже и не мечтали совершить подвиг. Но экстремальная ситуация поставила их перед выбором – умереть или стать героями. И они стали героями, показав всему миру, что означает настоящая, русская сила духа.

Вспоминая эту «робинзонаду», на ум приходит другое происшествие, которое произошло на Дальнем Востоке двадцатью пятью годами позже. Только там окончилось все совсем не так счастливо, как у ребят ?:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий