Неукротимый завод. Золотое безумие провинциального Касимова

Слиток золота
Этот случай оказался по-своему уникальным – с касимовского золотого завода за год утекло налево более 400 кг драгметалла.

История началась в 1992 году. В прежде тихом и сонном рязанском городке Касимове стали пропадать люди. Их находили мертвыми в окрестных лесах. Убитыми, повешенными, утопленными, сожженными. На проделки сумасшедшего маньяка это не походило — к слишком уж разным социальным группам относились пропавшие касимовцы. Бизнесмены, рабочие, торговцы, таксисты, военнослужащие. Мужчины и женщины, молодые и пожилые. Следователи с ног сбились, пытаясь найти действующую в городе банду. Рассматривались многие версии, но связать их с золотоперерабатывающим заводом никому и в голову не приходило.

Полтора пуда золота

А надо было. Ибо всё началось именно с него — с Приокского завода цветных металлов. За этой скромной вывеской скрывалось самое большое предприятие страны по производству промышленного золота. Аналогичные заводы существовали в Новосибирске, Красноярске и Щёлково. Но их объемы были куда меньше, чем у Касимова.

Приокский завод цветных металлов
Приокский завод цветных металлов с виду не похож на строгое режимное предприятие

Разумеется, предприятие тщательно охранялось. Три степени допуска, забор с колючей проволокой, завод внутри завода с настоящей контрольно-следовой полосой, вышками и целым батальоном внутренних войск с оружием и собаками. Те рабочие и инженеры, кто непосредственно участвовал в производстве металла, проходили строгий осмотр. Его называли «голевым режимом» — то есть людей раздевали донага и пропускали через специальную рамку. При таких беспрецедентных мерах вынести с завода хоть песчинку драгоценного металла было невозможно в принципе.

И как же удивились оперативники, когда в соседнем Нижнем Новгороде в 1994 году задержали двоих людей с килограммовым слитком промышленного золота. Экспертиза показала, что он родом с касимовского завода. Но как так, если никаких фактов хищения за всё время работы на «Цветмете» не выявили? Провели тщательную ревизию — всё сходится до грамма. А тут арестованные Агапов и Сбитнев признались, что это золото у них не первое — до этого они успешно сбыли еще 24 килограмма металла.

В это сложно было поверить — на тщательно охраняемом заводе существуют хищения золота в промышленном масштабе. Из Москвы приехала следственно-оперативная группа, из профильного министерства очередные проверяющие. Совместно провели еще одну ревизию. И опять не обнаружили недостачи. Сколько металла поступало на завод, столько в виде промышленных слитков из него и уходило.

Золото в слитках
Золото с касимовского завода поступало напрямую в Гохран

Сплошное решето

Разработка фигурантов дела ни к чему не привела. К касимовскому заводу они не имели отношения, но пояснили, что металл им передавали двое его сотрудников — работник плавильного цеха и прапорщик из батальона охраны. Клубок раскрутить дальше не получилось — оба этих человека оказались мертвы, пополнив список жертв таинственных касимовских убийств.

Стало ясно, что в городе действует отработанная схема по хищениям золота, контролируемая криминальными группировками. И похищения с убийствами — это часть жестокой войны за контроль над золотыми потоками. Хотя точнее было назвать их золотой рекой — настолько много с завода утекало драгоценного металла.

Но как найти утечку? На «Цветмете» начались повальные обыски — по-другому эту хитрую цепочку обнаружить было невозможно. Задержали всю смену убитого плавильщика, начались опросы и беседы. Выяснилось, что рядовые рабочие плавильного цеха живут явно не по средствам — дорогие коттеджи, иномарки. Всё это было приобретено точно не на зарплату (хотя и неплохую по касимовским меркам). В обмен на ходатайство о снижении сроков наказания бригада в полном составе вскоре созналась в хищениях. Они признались, что воровали всей сменой и за неполный год вынесли с завода 78 килограммов промышленного золота.

Способы были различные. Но все они проходили с участием военнослужащих батальона охраны внутренних войск. Цепочка постепенно стала раскручиваться. Оказывается, воровство на касимовском заводе было проставлено на поток. Золото выносили на себе — «голевой режим» прекрасно обходился при помощи прапорщиков из охраны. Металл перебрасывали через забор внутренней зоны, где его подбирали сообщники из числа военнослужащих и спокойно выносили за территорию. Слитки вывозили на машинах в банках с краской, ими даже пуляли из детских рогаток и под стенами завода такие «камешки» подбирали сообщники из числа гражданских.

Изобретение Академика

Но почему при масштабах уже доказанных хищений на заводе это никак не отражалось на количестве золота, сдаваемого в Гохран? Следователям пришлось с головой окунуться в технологию выплавки металла. Вскоре выяснилось, что в процессе плавки можно было бесконтрольно добавлять в золото столько меди, сколько нужно было похитить. Идею разработал рабочий Николай Клещев. Недаром среди своих он носил кличку Академик. Делал он это виртуозно — когда слитки проходили лабораторный контроль, они снова возвращались к плавильщику для окончания технологического цикла. На этом этапе Клещев и добавлял в золото медь.

Выплавка золота
Выплавка промышленного золота

Но все эти подробности выяснились без участия самого Академика — накануне ареста его обнаружили убитым в лесу в собственной машине. Было ясно, что касимовский криминал прячет концы в воду. Дальнейшие следственные действия перенеслись уже за территорию завода — стали отрабатывать связи скупщиков драгметалла, ведь рабочие «Цветмета» и военнослужащие батальона охраны сами золотом не торговали, а сдавали его посредникам, получая небольшое, но стабильное вознаграждение. Бывали случаи, когда они пытались выйти на черный рынок самостоятельно и тогда людей находили убитыми, сожженными и повешенными. Преступный мир Касимова цепко держал в руках все золотые потоки из «дырявого» завода.

Всё нипочем

А он между тем и не думал успокаиваться. Наоборот, хищения с «Цветмета» продолжались в прежнем темпе. От такой наглости опешили даже бывалые оперативники. После того как на заводе прошли повальные обыски и аресты, с него вновь вынесли металл. И сколько — 12 килограммов золота в нескольких слитках. Сделали это без особой фантазии — прямо и нагло. Минуя все уровни охраны, золото вынес командир роты ВВ капитан Сергей Каменский, отключив предварительно сигнализацию. Что интересно, взяли его уже после того, как украденное им золото всплыло на черном рынке, и следователи смогли проследить происхождение партии.

Касимовское криминальное золото
Изъятые в ходе расследования слитки золота

Но как только залатали эту «дыру», полностью расформировав и заменив батальон охраны, хищения на неукротимом заводе продолжились. Уже пресекли лазейку с медью, а передовик производства, кавалер медали «За трудовое отличие» Аркадий Бухряков умудрился вынести полукилограммовый слиток. Помог ему в этом отличник погранвойск Буковкин, принятый в штат батальона охраны совсем недавно. Да что там говорить о рядовых плавильщиках и солдатах. С поличным поймали заместителя директора завода Германа Краюшкина — начальника недавно созданной нештатной группы по поиску тайников и предотвращению хищений.

И это после того, как Приокский «Цветмет» перетрясли буквально по кирпичику, арестовав целые смены плавильщиков и заменив всю охрану. Кто там только не воровал! «Отметился» даже тренер футбольной команды Николай Соснин. Рекорд же установил майор Марченко, сумевший вынести под бушлатом 34 килограмма золота. По его словам со слитками на теле он шёл 3 километра и помогло майору открывшееся у него «золотое дыхание». В память об этом опасном рандеву Марченко даже заказал для своего любимого ружья курок из чистого золота. И это единственное, что он смог сделать с драгметаллом — сбыть слитки у майора не вышло. К тому времени следствие полностью накрыло всю касимовскую ОПГ, так что покупателями майорского золота выступили оперативники.

Это золотое безумие прекратилось только в 1996 году. За решетку отправилось 200 человек, а общий объем украденного металла оценили в 400 с лишним килограмм. Сейчас на Приокском заводе всё тихо и спокойно. Только считанные единицы работников остались там трудиться с тех диких времен, и с 1997 года на предприятии не выявлено ни одного факта хищения. Теперь история касимовской «золотой лихорадки» осталась лишь в людской памяти да на архивных страницах криминальной хроники.

Оцените статью
( 3 оценки, среднее 2.33 из 5 )
Географ и Глобус
Добавить комментарий