Можно ли было спасти генерала Ватутина?

Гибель генерала Ватутина
Ватутин погиб в 1944 году от ранения — это знают все. Но можно ли было спасти генерала, учитывая, что он умер через 1,5 месяца после ранения?

Любой образованный человек знает про судьбу генерала Николая Ватутина. Командующий 1-м Украинским фронтом был атакован врагами в боях за освобождение Украины и погиб от потери крови вследствие тяжелого ранения. Так долгое время гласила официальная советская версия. Однако правды в этом утверждении ровно половина. Атаковали Ватутина не просто враги, а бандеровские партизаны, и умер он не от потери крови, а от общего сепсиса. Причем далеко не сразу, а через полтора месяца после получения ранения.

Полтора месяца его лечили лучшие без преувеличения врачи Советского Союза. И что, не смогли спасти, учитывая, что ранение Ватутина было далеко не смертельное? Получается, что так. В чем же причина произошедшего — халатность, некомпетентность, вредительство? Вообще, в истории с ранением и смертью Ватутина в свое время было нагромождено несколько этажей лжи и непроверенных фактов, которые дали впоследствии пищу для конспирологических теорий. Их мы касаться не будем, а вот об обстоятельствах ранения вкратце рассказать все же стоит.

Что же произошло у села Милятын?

Итак, февраль 1944 года. Генерал армии Николай Ватутин в должности командующего 1-м Украинским фронтом едет по расположению армий проверить ход подготовки к Проскуровско-Черновицкой операции, которая была назначена на 4 марта. 29 февраля он выезжает из города Ровно (штаб 13-й армии) в город Славуту (штаб 60-й армии). По пути его кортеж атакуют бандеровцы, активно бандитствовавшие в местных лесах.

А дальше стоит привести воспоминания Жукова, ведь это ценный источник информации, не так ли?

Впереди ехала охрана. Н.Ф. Ватутин был во второй машине со своим адъютантом и стрелком, а за ним на некотором удалении шли две машины Н.С. Хрущева … Они попали под обстрел… бандеровцев. Н.Ф. Ватутин, выскочив из машины, вместе со стрелками стал огнем прикрывать отход других машин. Во время перестрелки Николай Федорович был ранен в бедро.

Во втором издании жуковских мемуаров «Воспоминания и размышления» это событие уже описано по-другому. Куда-то исчезли машины Хрущёва, бегство которого, судя по первому варианту, прикрывал Ватутин. Правильно они исчезли. Потому как никакого Хрущева в кортеже и близко не было. Равно как и Жукова, который рассказал о том, чему сам свидетелем не был.

Однако изложенная им версия событий стала хрестоматийной и потом тиражировалась советской прессой. И если рассмотреть ее с точки зрения здравого смысла, то получается, что геройское поведение Ватутина принимает черты какого-то сумасшествия. Кортеж командующего фронтом (кстати, ехавшего без прикрытия бронетехники, лишь с отрядом автоматчиков) попадает в засаду бандеровцев возле села Милятын. Врагов 250–300 человек (больше роты). И вместо того, чтобы повернуть машины, генерал и его спутники зачем-то ввязываются в бой (по воспоминаниям члена ВС Крайнюкова, бывшего в той поездке, генерал даже первым ложится на землю в солдатскую цепь), а потом уезжают, увозя с собой раненого в бедро Ватутина.

На самом деле всё было не совсем так, и тому есть документальные подтверждения (протокол допроса пленного бандеровца 20-летнего Григория Ундира и докладная начальника СМЕРШ 1-го Украинского фронта генерала Осетрова в адрес Хрущева). По ним ранение Ватутина было следствием не какой-то там хитрости повстанцев, а просто трагической случайности.

Бандеровцы (числом около 80, а не 200–300) решили разграбить красноармейский обоз из 12 подвод, организовав на него засаду. После боя бандиты уже было собирались возвращаться на базу, как увидели кортеж из четырех автомобилей. Ну и решили по ним пострелять. И нежданно-негаданно ранили при этом командующего фронтом, который как разумный человек бой не принял, а быстро уехал. Вот и вся подоплека смертельного ранения. А теперь к нему самому.

Все идет по плану

Во-первых, деликатно умалчивается место, куда вошла пуля. Обтекаемо говорится, что в ногу. На самом же деле Ватутин получил ранение в верхнюю треть правого бедра, а проще говоря в ягодицу. Однако пуля раздробила кость, а это уже было серьезно.

Во-вторых, Ватутина везут обратно в Ровно (140 километров), а там оказывают всего лишь первую помощь, перевязав рану и наложив тугую повязку. Только к вечеру 1 марта в Ровно прибывают главные фронтовые врачи — начальник санитарного управления фронта генерал Семека и главный хирург фронта полковник Гуревич. Им на помощь прибывают врачи из Киева, а из Москвы прилетает заместитель главного хирурга Красной Армии генерал Шамов. Сообща консилиум определяет «сквозное пулевое ранение с входным отверстием в правой ягодичной области, косым переломом кости и выходом пули на наружно-передней поверхности бедра».

Особой опасности здоровью врачи не видят. После обработки раны они накладывают гипс и прописывают Ватутину полный покой. Но при этом в Ровно его не оставляют, а перевозят на поезде в Киев. И почему-то не в госпиталь, а в отдельный особняк со штатом лечащих врачей, медсестер, перевязочной и лабораторией. Необходимости в транспортировки Ватутина в Москву не видят, так как больной идет на поправку.

Его состояние лично курирует Хрущев и докладывает в ежедневном режиме Сталину. В распоряжении врачей всё современное оборудование и лекарства. Включая даже новейший пенициллин, который закупали за валюту на Западе. Однако его Ватутину колют для острастки, так как признаков сепсиса не наблюдается, и больной уверенно идет на поправку.

Ухудшение, ампутация, смерть

7 марта Николаю Ватутину снимают гипс, причинявший ему, тучному от природы человеку, сильный дискомфорт. Чистят рану, делают перевязки. Однако 19 марта наступает ухудшение. Температура поднимается до минус 38°С, а 23-го числа достигает критической отметки в минус 40°С. Из Москвы срочно вызывают главного терапевта Красной Армии Мирона Вовси, так как консилиум подозревает общее гнойное заражение организма.

Снова вскрывают рану, обнаруживают там гнойные очаги, удаляют их. Ситуация стабилизируется, температура спадает. Радостный Хрущев немедленно докладывает об этом Сталину. А на следующий день он находит Ватутина уже «бодрым и с хорошим аппетитом». В воспоминаниях Хрущева даже есть упоминание, что генерал «охотно выпил вина и даже попросил водки».

Но рано радуется Никита Сергеевич. Анализы крови показывают, что быстрыми темпами идет общее инфицирование организма. Врачи предполагают, что в костном канале бедра осталась инфекция, распространение которой уже невозможно остановить. Из Москвы прилетает главный хирург армии Николай Бурденко. Разумеется, не просто так. Вопрос стоит об ампутации конечности. Мнения эскулапов разделились. Профессора Гуревич и Ищенко считают, что она не поможет и положение безнадежно. Хирурги (Шамов и Бурденко) видят шанс на спасение только в ампутации.

Врачебное заключение докладывает лично Сталину Николай Бурденко: «Выход из создавшегося положения вижу только в неотложной высокой ампутации правой ноги, несмотря на всю опасность этой операции». Получив согласие от вождя, операцию проводят 5 апреля 1944 года. Отсеченную ткань тут же отправляют на исследование, которое показывает патологические изменения кости и костного мозга.

Операцию действительно провели не зря, вот только распространение инфекции она хоть и замедлила, но не остановила. Ватутину с каждым днем все хуже, а 10 апреля в локтевых сгибах у него обнаруживают гнойные очаги. Это конец, никакой пенициллин тут уже не поможет. 15 апреля 1944 года именитая группа медиков во главе с Бурденко и Вовси письменно докладывает Хрущеву: «В 1.30 15. 04 с.г. т. Ватутин скончался при явлениях нарастающей сердечной слабости и отека легких».

Так можно ли было спасти генерала Ватутина? Однозначно да, начни врачи его настоящее лечение сразу, а не спустя несколько недель после ранения. Пенициллин мог остановить заражение, но ведь сначала такой сценарий течения болезни медики не рассматривали. Вполне возможно, что увеличенная дозировка антибиотика в корне бы поменяла положение и прибила развитие инфекции. К тому же ее наличие — это еще один вопрос к фронтовым врачам, которые проводили первичную обработку раны еще в Ровенском госпитале.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий