Трагичная судьба Эдварда Уайта — первого американца в открытом космосе

Американский астронавт Эдвард Уайт
Жизнь американского астронавта Эдварда Уайта оказалась короткой — он и двое его коллег стали первыми жертвами космоса в США.

Шестидесятые годы прошлого века стали самой напряженной порой в космическом противостоянии между Советским Союзом и США. Всё складывалось так, что СССР безусловно выигрывал в этой гонке. Первый запуск искусственного спутника наш, первый полет человека в космос тоже наш. В 1963 году полетела Валентина Терешкова — опять мы на первом месте. В марте 1965 года очередная победа — Алексей Леонов совершил успешный выход в открытый космос из корабля «Восход-2».

Второстепенная цель

Чтобы не остаться в ролях вечно догоняющих, Америка сделала ставку на освоение Луны и начала вкладывать огромные средства в эту программу. Однако на резонансные победы русских надо было отвечать, поэтому после выхода Леонова в космос было решено уравнять достижения. Эта честь выпала американскому астронавту Эдварду Уайту. Совместно с Джеймсом Макдивиттом он отправился в четырехдневный пилотируемый полет на корабле «Джемини-4» 3 июня 1965 года.

Эдвард Уайт-младший
Эдвард Уайт

Уайта отобрали в отряд астронавтов не просто так. Он имел инженерное образование, прекрасную физическую форму, а сверх того был, можно сказать, прирожденным пилотом — в 12 лет его отец, генерал-майор ВВС Эдвард Уайт-старший, впервые посадил мальчика за штурвал военного самолета. С тех пор Уайт-младший захотел связать свою судьбу с небом, а когда началось освоение космоса, то во что бы то ни стало решил стать астронавтом. И у него получилось. В 1960 году Уайта пригласили в отряд астронавтов, а уже через пять лет ему выпала миссия совершить выход в открытый космос.

Осознавая большие риски, в НАСА решили подстраховаться и заявили главной целью полета корабля «Дженими-4» проверку длительного нахождения астронавтов на орбите, а также сближение и совместный полет с отработавшей второй ступенью ракеты-носителя «Титан-III». А выход в открытый космос стоял на третьем месте по важности. Если бы что-то с ним пошло не так, то всегда можно было заявить, что эта операция и не планировалась вовсе.

Уайт и МакДивитт перед стартом
Эдвард Уайт и Джеймс Макдивитт готовятся к посадке в космический корабль

Но не так пошло с основной задачей полета — на первом витке экипаж не сумел сблизиться с ракетной ступенью. Израсходовав половину топливных запасов двигателей, Макдивитт с Уайтом с согласия Центра отказались от этой цели. Было решено готовиться к выходу в космос. По плану это надлежало сделать на втором витке, но Макдивитт решил перенести выход на третий — по его мнению Эдвард Уайт был сильно возбужден неудачей со стыковкой и ему нужно было успокоиться и отдохнуть.

«Я видел потрясающие картины»

Система выхода в открытый космос у американцев существенно отличалась от советской. Если Алексей Леонов на «Восходе-2» использовал шлюз, то на «Джемини-4» выход производился непосредственно из корабля, для чего его было необходимо полностью разгерметизировать. И опять проблема — при открытии люка его заклинило и астронавтам пришлось повозиться и понервничать, прежде чем они смогли заставить его работать.

Само нахождение в открытом космосе длилось 22 минуты — на 10 минут больше, чем у Леонова. Да и процесс несколько отличался от советского. Если наш космонавт мог перемещаться только с помощью фала и собственных движений, то у Уайта в руках был «самострел». Это устройство разработали инженеры НАСА специально для передвижений в безвоздушном пространстве. Оно представляло собой пистолет, который выбрасывал кислородную струю. Газ подавался от баллонов скафандра под высоким давлением. Фактически это было простейшим реактивным устройством, эффективным в условиях невесомости.

Эдвард Уайт в открытом космосе
Эдвард Уайт в открытом космосе. В правой руке у него кислородный пистолет. Фото сделано Джеймсом Макдивиттом

Управлять им оказалось просто, однако движения Уайта получались непредсказуемыми — он не только перемещался по прямой, но еще и беспорядочно вращался. Приноровившись, астронавт погрузился в эксперименты, но время нахождения в открытом космосе быстро подошло к концу. Он получил команду из центра возвращаться в корабль и выполнил ее с явным сожалением.

Это был самый печальный момент моей жизни, — рассказывал потом Уайт. — Я видел потрясающие картины. Какое богатство красок! Яркие цвета неба сменялись видами облаков, суши, океана… Лазурь океана была такой глубокой. Зеленые и бурые краски суши казались куда более естественными, чем с летящего на сравнительно небольшой высоте самолета.

Но вернуться в корабль оказалось непросто. Злополучный люк опять заело и он категорически не желал закрываться. Только совместными усилиями, навалившись вдвоем на рукоятку, Уайту и Макдивитту удалось притянуть ее в нужное положение и зафиксировать люк.

Оставшийся полет проходил нормально, если не считать засбоившей автоматики бортового компьютера фирмы IBM. Вся ирония ситуации заключалась в том, что накануне корпорация запустила масштабную рекламу по всей Америке, в которой надежность и точность своих вычислительных систем подтверждала тем, что их используют в НАСА. И тут такой конфуз. Впрочем, он не отразился на программе полета, который завершился точно по плану. Ну а Эдвард Уайт стал новым героем американской нации.

14 секунд

Так же как и Алексей Леонов, он не собирался останавливаться на достигнутом. Уайту было 35 лет, впереди его ждало главное дело и основная цель космической программы НАСА — высадка на Луне. Вместе с Вирджилом Гриссомом и Роджером Чаффи он приступил к тренировкам на «Аполлоне-1».

Экипаж "Аполлона-1"
Экипаж «Аполлона-1». Слева направо: Эдвард Уайт, Вирджил Гриссом, Роджер Чаффи

До старта оставалось меньше месяца и экипаж вместе с инженерами проверял функционирование всех систем корабля. На 27 января 1967 года было назначено испытание, имитировавшее запуск «Аполлона». В то время на кораблях использовался для дыхания чистый кислород. Но даже школьнику известно, что кислород — это сильнейший окислитель, который при большой концентрации «помогает» гореть другим материалам. Поэтому после ряда экспериментов в НАСА решили пускать его при пониженном давлении — в этом случае он опасности не представлял. Вот и на «Аполлоне» отрабатывалась именно эта схема.

Тренировка началась в час дня. Но сразу пошла наперекосяк — из-за технической неисправности давление внутри корабля стало повышаться. Инженеры не усмотрели в этом особой опасности — решили довести тренировку до конца, а уж потом разбираться с причинами. Кто же знал тогда, что астронавтам оставалось жить всего несколько минут.

В какой-то момент произошло короткое замыкание в цепях управления корабля. Одной-единственной искры было достаточно, чтобы кабина «Аполлона» превратилась в огненную камеру. Полностью кислородная атмосфера, да вдобавок повышенное давление не оставило астронавтам ни единого шанса. Последнее, что услышали инженеры НАСА по радиосвязи, был крик Роджера Чаффи: «Я горю!». Впоследствии эксперты установили, что Уайт, Гриссом и Чаффи погибли на 14 секунде после начала пожара. Открыть люк изнутри у них не было ни времени, ни сил…

"Павший астронавт"
Инсталляция «Павший астронавт» на Луне

Эдварда Уайта похоронили с воинскими почестями в городе Вест-Пойнт на кладбище военной академии, которую он заканчивал. На месте пускового комплекса, где произошла трагедия, поставили мемориальную табличку. А в 1971 году астронавты «Аполлона-15» доставили на Луну и установили на юго-восточной окраине Моря Дождей памятную инсталляцию, посвященную погибшим и умершим покорителям космоса из США и СССР. На ней увековечены имена шести космонавтов СССР и восьми астронавтов США, в том числе и Эдварда Уайта.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий