Огненный шторм в Осиповичах — крупнейшая диверсия Великой Отечественной

Огненная стихия бушевал больше суток. А когда разобрали завалы, то увидели, что станции практически не существует. И все это сделал один человек — подпольщик Федор Крылович.

Имя простого советского парня Федора Крыловича мало что скажет современному человеку, тем более когда прошло более 70 лет после окончания войны. А между тем современные немецкие военные справочники называют его на своих страницах не иначе как «супердиверсант Сталина». И такое прозвище вполне оправдано. В 1943 году Крылович в одиночку смог совершить крупнейшую железнодорожную диверсию за всю историю Великой Отечественной — уничтожить почти целиком железнодорожную станцию со стоящими на путях немецкими эшелонами. Вот как это было.

Диорама "Взрыв в Осиповичах"
Диорама «Взрыв на станции Осиповичи 30 июля 1943 года» в музее СШ №2 г. Осиповичи

Кто такой Крылович?

Родился он в 1916 году в Минске в семье железнодорожника. Позже она переехала в поселок Осиповичи, там Федор окончил школу и электромеханический техникум. Срочную службу проходил на Дальнем Востоке, принимал участие в боевых действиях на реке Халхин-Гол, а позже даже поучаствовал в непродолжительной советско-финской войне. Домой Федор вернулся героем, а с началом Великой Отечественной одним из первых явился в военкомат. Но там ему было отказано, поскольку на железнодорожников распространялась бронь — их не призывали в армию. На западе страны началась эвакуация и каждый работник железной дороги был на счету. Но враг довольно быстро овладел Осиповичами, Федор с товарищами не успел уйти на восток. Пришлось оставаться на станции. Немцы ввели обязательную трудовую повинность, заставляя всех, а особенно железнодорожников, работать на себя под угрозой расстрела. Остался работать на станции и Федор. Параллельно он вступил в стихийную группу сопротивления, организованную машинистом депо Шведовым.

Федор Крылович
Федор Крылович (крайний слева) с партизанами

Но что могли сделать простые железнодорожники без оружия и средств связи с партизанским подпольем? Приходилось вредить, что называется, «по мелкому»: подкапывать пути, устраивать поджоги грузов, сыпать песок в буксы колесных пар. Но со временем даже эти мелкие диверсии проводить становилось все более затруднительно. Осиповичи были центральным немецким железнодорожным узлом в оккупированной Белоруссии. Через станцию ежедневно проходили десятки составов с немецкой техникой на восток. Поэтому охране Осиповичей оккупанты придавали особенное значение. В частности, все передвижения работников по ж/д путям происходили в сопровождении немцев.

Изменения к лучшему наметились только к 1943 году. Связь между стихийными подпольными отрядами и партизанами стала налаживаться, и чекисты из отряда «Храбрецы» смогли передать ячейке Крыловича две магнитные мины английского производства.

Диверсия

В ночь на 30 июля 1943 года электромонтер Крылович заступил в ночную станционную смену. План диверсии у него созрел давно, Федор лишь ждал подходящего момента. И вот за полночь на станцию прибывает состав с топливом назначением на Курск. Крыловичу удалось незаметно вывести из строя выходной светофор. Когда неисправность обнаружили, устранять ее послали именно Федора. В сопровождении немца–охранника он проследовал в горловину станции вдоль состава с цистернами. Мины у него были заранее припрятаны на дне ящика с инструментами и совершенно не выделялись.

Когда немец отвлекся, Крылович смог быстро установить мину под дном головной цистерны (мина была на четырех магнитных ножках, поэтому прилепить ее к корпусу было делом нескольких секунд). Вторую мину он поставил на хвостовую цистерну, когда они уже шли обратно. Мины СПМ, которые установил Крылович, оснащались взрывателем замедленного действия. И после извлечения чеки взрыв происходил примерно через два-три часа. Федор не планировал уничтожать состав на станции, по его расчетам взрыв должен был произойти в пути, ведь поезд с топливом был транзитным и долго находиться на станции не мог.

Мина, котогрую подложил Крылович
Мина СПМ

Но тут случилось непредвиденное: поступило распоряжение переставить состав с топливом да боковой путь, освободив главный ход для литерного с «Тиграми», прибытие которого ожидалось в ближайшее время. Крылович понял, что взрыв произойдет на станции, поэтому сумел предупредить всех своих подпольщиков, работающих в смене о сложившейся ситуации.

Он успел смениться и уйти домой, когда на станции прогремел первый взрыв. Утреннее небо озарило пламя от горящих цистерн с бензином. Через полчаса рвануло снова. Вверх взметнулся огромный огненный столб – это сдетонировал соседний состав с боеприпасами. Пламя шустро перекинулось на литерный с «Тиграми» и от него на четвертый состав — сборный эшелон с техникой, топливом и людской силой. В нем тоже были вагоны с боеприпасами, поэтому через час после первого, раздался второй оглушительный взрыв, по силе не уступающий предыдущему.

Последствия

По словам очевидцев, казалось, что на станции горело абсолютно все – вагоны, здания, краны и даже рельсы. А снаряды все рвались и рвались. Никто не мог взять в толк, что происходит и откуда возник весь этот апокалипсис. Разбежавшиеся охранники, суматошно палили в небо, думая что огненное пекло устроили советские бомбардировщики, неизвестно как очутившиеся в немецком тылу.

Взрывы и пожары продолжались весь следующий день. Их никто не тушил, просто ждали, когда все утихнет само собой. А потом германские оккупационные власти были вынуждены затребовать саперов из Минска и Могилева для обезвреживания неразорвавшихся боеприпасов.

Последствия диверсии
Последствия диверсии. Нет уверенности, что этот снимок сделан на ст. Осиповичи, но характер повреждений он передает верно

Когда все, что могло сгореть, сгорело, подсчитали потери. В результате диверсии было уничтожено:

  • 5 локомотивов;
  • 25 цистерн с бензином;
  • 8 цистерн с авиационным маслом;
  • 60 вагонов с боеприпасами;
  • 20 единиц техники на платформах;
  • 12 вагонов с продовольствием;
  • угольный склад»;
  • козловой кран;
  • все станционные постройки;
  • около сотни немцев.

Был и еще один весомый результат. Когда начались взрывы, в панике разбежалась вся охрана местного концлагеря и многочисленные узники оказались на свободе. В дальнейшем они пополнили ряды партизан.

Для вермахта последствия диверсии оказались тяжелыми. Кроме того, что германский фронт не досчитался топлива, техники и боеприпасов, была еще и полностью уничтожена крупнейшая узловая железнодорожная станция, в результате чего составы с запада пришлось гнать окольными путями, что серьезно подорвало снабжение передовых частей. В Берлинском Генштабе был устроен грандиозный разбор полетов, после которого полетели головы многих высших офицеров не сумевших организовать охрану крупного железнодорожного узла.

После диверсии
Последствия диверсии. Аналогично предыдущей фотографии, уверенности, что этот снимок аутентичный, тоже нет

После взрыва Федор с другими подпольщиками из своей ячейки ушел в лес к партизанам и до самого освобождения Белоруссии в 1944 году был командиром диверсионной группы, совершив еще множество подрывов и ликвидаций в тылу врага.

За проведенную «супердиверсию» получили награды трое руководящих товарищей из различных партизанских ведомств. А Федор Крылович вернулся с войны больным и многократно контуженным с одной единственной медалью «Партизану Отечественной войны». Умер он в 1959 году в бедности и забвении, так и не дождавшись признания своих боевых заслуг. Было ему всего 43 года.

Оцените статью
( 2 оценки, среднее 5 из 5 )
Географ и Глобус
Добавить комментарий

  1. Лиза, антифашистка из Берлина

    Видела вчера фильм «Подвиг диверсанта» про него.
    Да, настоящая жизнь Федора — по настоящему героическая.
    Таких героев Великой Отечественной НЕЛЬЗЯ забывать!!!
    Как обидно, что он так рано умер.

    Ответить