Дело врачей. Последняя «чистка» Сталина

Дело врачей. Последняя "чистка" Сталина
Семьдесят лет назад лучших докторов Советского Союза объявили убийцами, агентами и вредителями. Только смерть Сталина спасла их от расстрела.

Лето 1948 года. На курортный Валдай приезжает Андрей Жданов — недавно назначенный главный идеолог партии, а в годы войны – первый секретарь Ленинградского горкома и обкома, который вместе с жителями пережил все блокадные дни. Прибывает он в санаторий ЦК по путевке, отдохнуть и обследоваться в связи с частыми болями в области груди. Врач-кардиолог лечебно-санитарного управления Кремля 50-летняя Лидия Тимашук снимает Жданову кардиограмму и после расшифровки ставит диагноз — инфаркт миокарда. Однако профессора, наблюдавшие партийного чиновника еще в Москве, с диагнозом не соглашаются. Они назначают Жданову прямо противоположное лечение — вместо строгого постельного режима рекомендуют почаще гулять на свежем воздухе и заниматься лечебной физкультурой.

Спустя три дня «активного отдыха» Андрей Жданов внезапно умирает прямо в санатории на Валдае. Диагноз — сердечный приступ (сиречь, инфаркт) при остром отеке легких. Всё бы ничего, но кардиолог Тимашук оказалась женщиной принципиальной, и после того, как с ее диагнозом не согласилось врачебное начальство, написала письмо в МГБ, а после смерти чиновника — еще одно, уже в ЦК партии.

Эти письма и послужили той зацепкой, благодаря которой в Советском Союзе раскрутилось знаменитое дело «подлых шпионов и убийц под маской профессоров-врачей».

Неосторожные слова профессора Этингера

Его называют последней «чисткой» Сталина и завершающим актом всей репрессивной политики. Обвинение предъявили ни много ни мало, а «террористам-заговорщикам», которые действуя по указке мирового сионизма, залечили-замучили не только Жданова, но и секретаря ЦК Щербакова, а до войны Горького и Куйбышева. Мало того, будучи наймитами английской и американской разведок, они вплотную подобрались к маршалам Победы — Василевскому, Говорову, Коневу. И лишь только проведенные вовремя аресты позволили их остановить.

Кто же оказался «злобными реакционерами» и членами мирового сионистского синдиката? Главный терапевт Кремля Мирон Вовси, главный кардиолог и личный врач Сталина Владимир Виноградов, начальник санитарно-лечебного управления Кремля Петр Егоров, профессора Коган, Фельдман и Гринштейн. Первоначально по делу проходило девять «заговорщиков», но после того как оно получило широкий резонанс, по всей стране прокатилась волна арестов врачей — от именитых и заслуженных до простых докторов в городских больницах.

Но зародилась кампания вовсе не с писем Лидии Тимашук, а гораздо раньше, когда в начале 50-х годов прошли аресты, суд и расстрел членов Еврейского антифашистского комитета СССР. Среди лиц, косвенно имевших отношение к нему, был и профессор 2-го московского медицинского института Яков Этингер. Кроме того, что это был грамотный кардиолог, он еще отличался невероятной для того времени болтливостью и ругал советскую власть где только можно, включая даже медицинские обходы в больнице.

Вероятно, его не собирались строго наказывать, так как Яков Гиляриевич наблюдал Берию и его семью, но при одном из допросов врач зачем-то высказал следователю МГБ Михаилу Рюмину сомнения в правильности лечения видного большевика Щербакова, умершего в 1945 году от инфаркта. Этот Рюмин оказался парнем очень хватким и быстро сообразил, что на показаниях профессора Этингера можно построить целое дело о врачах-убийцах, которые своим лечением отправляют на тот свет советских вождей. Но вот беда — слов уважаемого профессора для такого масштабного дела явно недоставало (к тому же он неожиданно скончался прямо в камере), нужны были доказательства. Арестовали учеников Этингера, стали их опрашивать. И тут как раз и всплыла история со Ждановым, а точнее с сомнениями доктора Тимашук и ее письмами. Для Рюмина это было настоящее «бинго», которое впоследствии изменило и искалечило десятки судеб.

Отправить на Колыму

В архивах МГБ нашлось первое письмо женщины, которое она отправляла еще при жизни Жданова, и второе — в адрес ЦК. Врача вызвали на допрос, и на основе ее показаний начались массовые аресты. Причем, дело санкционировал лично Сталин — сложно было представить, что без его ведома стали бы арестовывать лечащего врача вождя профессора Виноградова. А тот, кстати, вполне категорично рекомендовал Сталину ограничить нагрузки и больше проводить время в покое, не нагружая сердце и мозг. Вполне возможно такая «забота о здоровье» могла не понравиться вождю, ведь в 20-х годах именно таким образом мягко отстранили от власти Ленина, сослав его в Горки.

Но это только предположение, а реальностью помимо арестов стала разгромная статья в «Правде», вышедшая 13 января 1953 года. Из нее ошеломленный народ узнал, что под личиной авторитетных профессоров скрывались еврейские агенты западных спецслужб, которые методично уничтожали видных большевиков. И хоть речь в статье шла именно о профессорах, а не о простых докторах из городских поликлиник, джин уже вылетел из бутылки и завладел умами рядового народа.

По всей стране стали относиться к медикам подозрительно. Опустели поликлиники и аптеки, люди боялись заходить в кабинеты врачей и массово отказывались от плановых операций. А поскольку в статье прямо указывалось, что разоблаченные «убийцы в белых халатах» были евреями и действовали по указке мирового сионизма, то на антиврачебную компанию наложилась еще и антиеврейская.

Так, в Приморском крае рабочие стали писать в газету письма, что евреев нужно снять с руководящих должностей, а дети в средней школе №14 Уссурийска демонстративно покинули занятия, заявив, что не хотят учиться у евреев. В Тюмени врачей-евреев призывали отправить на Колыму, в Новосибирске прошли массовые увольнения, а в Кемерове — аресты. В Челябинском медицинском институте преподавательский состав на митинге заклеймил «врачей-изуверов», а вскоре большинство митинговавших арестовали по подозрению в причастности к антисоветской группе еврейских националистов.

Повесить на Красной площади

Шли аресты и в Москве. За первой волной последовал вал задержаний цвета московской профессуры. В лапы МГБ попал даже хранитель тела Ленина и изобретатель бальзамирующего состава Борис Збарский. И хоть он не имел никакого отношения к лечению вождей, зато был по мнению следствия «американским наймитом, действовавшим по указке международной еврейской организации против Советского Союза». Постепенно в следствии вектор «убийств большевиков» смещался в привычную сторону обвинения в шпионской и террористической детальности. Правда, с одним нюансом, относящимся к ксенофобии. Арестовывали преимущественно евреев, а их среди врачей было большинство.

Одновременно с этим шли постоянные допросы — следственная машина набирала обороты. Профессор Виноградов с первых же дней стал сотрудничать со следствием, признавшись во всех мыслимых и немыслимых преступлениях и давая показания на кого угодно. Сложно обвинить ученого в оговоре, ведь к нему (да и к остальным врачам) применяли пытки — об этом есть масса свидетельств.

Слухами, как известно, земля полнится. А когда проходят такие массовые государственные компании — так вдвойне. Поэтому «дело врачей» породило в советском обществе массу самых невероятных кривотолков. Рассуждали о грядущей депортации всех евреев в Сибирь, а про новых «врагов народа» рассказывали, что их повесят чуть ли не на Красной площади. Всё это, конечно, не имело отношение к реальным событиям, но если бы дело врачей закончилось судебным процессом, то расстрельных приговоров было бы не избежать.

Конец истории

А так всё по мановению волшебной палочки прекратилось со смертью Сталина. Уже 3 апреля 1953 года всех арестованных освободили. Сообщалось, что их признательные показания были получены незаконными способами, а сам факт ареста признавался неправомерным. Врачей восстановили на работе и полностью реабилитировали.

Интересна в связи с этим судьба Лидии Тимашук, которая в то недолгое время, что шла кампания против «изуверов в белых халатах», стала ее главным героем. 20 января 1953 года ее наградили орденом Ленина за «помощь в разоблачении врачей-убийц», а 4 апреля лишили награды. Все логично — нет врачей-отравителей, нет и подвига. Справедливости ради стоит отметить, что она не рвалась ко всесоюзной славе и вовсе не мечтала очутиться на знамени очередной репрессивной компании. Но так вышло, что на многие года имя Тимашук стало синонимом «доносчика», «провокатора» и «губительницы невинных жизней».

А вот что касается главного двигателя последней репрессивной чистки Сталина — подполковника МГБ Рюмина, то его арестовали уже через две недели после смерти вождя. А в июле 1954 года чекиста расстреляли с конфискацией имущества как «скрытого врага Советского государства», который сознательно сфальсифицировал все следственные материалы, «в результате чего были произведены необоснованные аресты видных деятелей медицины».

Историки считают, что дело врачей прекратилось во многом благодаря Берии, который изначально отрицательно относился к этой репрессивной авантюре. Так это или нет, сложно сказать. Но вот к другому факту советской истории он руку приложил уж точно.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий