«Ивановская Хиросима» — ядерный взрыв недалеко от Москвы

"Ивановская Хиросима" — ядерный взрыв недалеко от Москвы
Громким словом "Хиросима" называют в Ивановской области последствия мирного ядерного взрыва, случившегося в этих местах в 1971 году.

До этого места не так просто добраться. Сначала пять часов на машине до ивановского райцентра Кинешмы. Затем полчаса до паромной переправы через Волгу, следом 10 километров по полному бездорожью и сильно пересеченной местности. Поселений в округе нет, только брошенные дома, разрушающиеся под тяжестью времени. Главный ориентир — деревня Галкино, а точнее то, что от нее осталось. Это несколько почерневших изб и густой подлесок вокруг. От Галкино еще 4 километра на северо-восток и вот, наконец, это место.

Покосившиеся металлические столбики забора, колючая проволока на них, бетонные кольца на земле и ржавая предупреждающая табличка, на которой с трудом можно прочитать, что здесь запретная зона. Дозиметр не зашкаливает, дышится легко и свободно, рядом лес и небольшой ручей. Сложно догадаться, глядя на этот неожиданный промышленный антураж посреди среднерусского леса, что здесь полвека назад взорвали ядерный заряд. Да не просто взорвали, а еще и создали аварийную ситуацию, которую впоследствии окрестили «Ивановской Хиросимой».

«Нефть» среднерусской полосы

Программа мирных ядерных взрывов в интересах народного хозяйства реализовывалась в СССР с середины 60-х годов. Всего произвели 123 подземных ядерных подрыва зарядов различной мощности. Цели у них были разные — разработка месторождений, строительство каналов или просто научные исследования глубин земли. Именно к таким относился эксперимент «Глобус-1», проведенный в Ивановской области ранней осенью 1971 года.

Целью камуфлетного ядерного взрыва было сейсмозондирование земной коры. То есть на глубине взрывали ядерный заряд, а десятки датчиков фиксировали движение сейсмических волн в геологических пластах. В Центральной России местом для эксперимента выбрали относительно безлюдную территорию в четырех километрах от деревни Галкино Кинешемского района Ивановской области. Рядом протекала речушка Шача, что было важно — вода охлаждала буровое оборудование.

Подготовительные работы начались еще с весны 1971 года. На участок пригнали тяжелую технику, привезли сложное оборудование. Жителям Галкино сказали, что геологи будут проводить эксперименты по поиску нефти. Обнаруживать месторождения будут при помощи подземных взрывов. То, что они будут ядерные, жителям Галкино знать не полагалось.

К концу лета в 50 метрах от реки Шачи было готово две скважины. В одну на глубину 610 метров опустили ядерный заряд мощностью 2,3 килотонны (примерно в девять раз слабее мощности бомбы, сброшенной на Хиросиму). В другую поместили датчики и аппаратуру. Скважину с ядерным зарядом залили цементом, взрыв назначили на 19 сентября 1971 года.

Радиоактивный фонтан

Накануне по единственной улице Галкино прошли люди в штатском в сопровождении милиционеров. Они просили жителей на всякий случай наклеить на стекла крест-накрест бумажные ленты, а самим в 19:00 в воскресенье выйти из дома и вывести скотину из хлева. Предупредили, что возможны небольшие подземные толчки, но в целом ничего серьезного.

Толчки и впрямь ощущались. Но на этом всё — никаких масштабных катаклизмов на Галкино не обрушилось. Зато на месте взрыва ситуация разворачивалась аховая. Вследствие ошибок в расчетах и из-за некачественного цементирования на 18 минуте после взрыва рядом с шахтой вырвался из-под земли фонтан. Грязь, грунтовые воды и газы под большим давлением образовали столб, который ударил вверх на 12 метров. Потом он опал, но инертные газы выходили из «гейзера» еще в течение двадцати дней. Разумеется, выброс был радиоактивным, и наружу вместе с газами, чей период полураспада составлял от нескольких дней до пары месяцев, выбрались и более серьезные «подарки» в виде цезия и стронция в земле и в воде.

Аварийную ситуацию принялись ликвидировать по горячим следам. Зараженный грунт срезали бульдозером и поместили его тут же в выкопанное наспех хранилище. Провели замеры радиации. Как гласят отчеты Всероссийского проектно-изыскательского НИИ промышленной технологии Минатома РФ — «в первые часы после взрыва на расстоянии 2000 м мощность дозы не превышала естественный (природный) радиационный фон. Благодаря слаженной работе службы радиационной безопасности никто из населения и участников взрыва не пострадал».

Отчет правдивый — действительно в момент взрыва никто не пострадал. Но вот после… Ученые и инженеры покинули площадку «Глобус-1» после того, как стих аварийный «гейзер». Технику бросили там же, участок огораживать не стали, лишь ограничились знаком «Запретная зона в радиусе 450 метров». Его и сейчас можно увидеть и даже разобрать выпуклые литые буквы.

Диагноз — менингит

Первыми около запретного объекта появились подростки. Двое самых смелых — Юра Учайкин и Валера Смирнов — спустились в небольшое углубление, образовавшееся на месте взрыва. Они хотели посмотреть, есть ли там нефть. Но вместо нефти ребята через неделю получили сильные головные боли. Их одноклассница Галя Зырянова спустя много лет рассказывала в интервью, что ребята настолько плохо себя чувствовали, что не могли бегать на физкультуре. Через полгода они скончались. Диагноз — «менингит».

Следом за детьми на площадку «Глобуса-1» пришли взрослые. Выждав время и увидев, что за техникой никто не приходит, а охраны нет никакой, они постепенно забрали все материалы и оборудование. Новенький бульдозер использовался в местном совхозе, насос, которым качали воду для охлаждения бурового оборудования, приспособили для полива. А трубы, провода и металлические листы растащили жители по своим дворам.

Дальше сложнее, ибо документальных свидетельств последующих заболеваний людей просто нет. Про рождение телят с пятой ногой, овец без шерсти и чернику величиной с кулак, пожалуй, рассказывать не стоит. Но вот тот факт, что Ивановская область вышла на первое место в европейской части России по заболеваниям крови и онкологии, бесспорный. Проблемой занимался кандидат биологических наук Михаил Шилов в 90-е годы. По его сведениям, основанным в большей степени на опросах жителей, выходило, что в районе взрыва от последствий радиоактивного заражения пострадало в той или иной степени 60 человек.

Долго не задерживаться

Впрочем, власти не сидели без дела. Масштабные дезактивационные работы начались на участке в 1977 году. Но опять-таки они сводились к срезанию грунта и помещению его в «амбары», а проще говоря траншеи, которые выкопали рядом. Проводили и мониторинг местности. И в конце 90-х цифры были нерадостные. Так, в 1997 году мощность гамма-излучения на площадке составляла 1,5 тысячи микрорентген в час (безопасное значение — 50 микрорентген в час), в 1999 году — 3,5 тысячи, в 2000-м — 8 тысяч. Увеличение, по-видимому, было связано с паводковыми водами, которые год от года смывали части грунта, открывая зараженные участки.

Вторичную дезактивацию местности провели в 2014 году. На сей раз к ней подошли по всем правилам. Зараженные «амбары» вскрыли и вывезли грунт на специализированные комбинаты по утилизации. А главное, что сделали специалисты — это прокопали обводной канал, чтобы изменить русло реки Шачи. Дело в том, что за 40 лет она постепенно приблизилась к опасной скважине, и был вполне реальный риск того, что вода подмоет шурф и тогда в реку (а в конечном счете в Волгу) попадет немало радиоактивной дряни.

Сейчас объект «Глобус-1» стал достопримечательностью для автотуристов-внедорожников. Однако кроме как фотографировать ржавый промышленный антураж, делать там нечего. Излучение по-прежнему имеется, но если не жить на поляне несколько суток кряду, не копать землю, то особого вреда для организма не будет. Дозиметр в настоящее время показывает от 70 до 110 микрорентген в час. Не страшно, но и не стоит долго там находиться.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий