19 января — начало высылки Троцкого из СССР

Лев Троцкий
День 19 января 1928 года поделил жизнь оппозиционного Льва Троцкого на две части. Позади остался СССР, а впереди его ждала неизвестность.

Ему было ясно, что в покое его ни за что не оставят. Сошлют еще дальше, ведь Алма-Ата для ссыльного места подходила мало. Троцкий шагами мерил комнату… Сибирь, Дальний Восток? А вдруг вышлют за полярный круг в вечную зиму? Внутренне он был готов к любому месту, но мысли о депортации за рубежи Отечества у Льва Давидовича Троцкого не возникало.

19 января 1929 году в его квартиру позвонили. На пороге стол посланец из ОГПУ, а с ним несколько вооруженных спутников. Встав на середину комнаты, молодой чекист зачитал, а точнее даже прокричал бумагу, которую достал из полевой сумки:

«Гражданина Троцкого Льва Давидовича выслать из пределов СССР».

И все завертелось. Опять сборы, тщательная упаковка архива (Сталин впоследствии будет рвать и метать: кто разрешил Троцкому вывезти из страны все свои архивы?). Опять кортеж из машин, отдельный вагон, охрана и неизвестность.

Он требовал сказать куда его везут, но сопровождающие лишь пожимали плечами. Через несколько дней Троцкий пригрозил голодовкой, если ему не сообщат конечный пункт назначения и не дадут увидеться с детьми — Сергеем и Зиной. Угроза возымела действие. На глухом полустанке под Москвой вагон отцепили и загнали в тупик. На перрон доставили сына Сергея с невесткой, а на следующий день объявили: место изгнания — Турция, Константинополь.

Вагон с изгнанником устремился на юг. Его прицепляют к разным поездам, количество охраны удваивают, а семье Троцкого категорически запрещают выходить во время стоянок. Наконец 10 февраля конечный пункт путешествия — Одесса.

На причале он попрощался с Сергеем: «Не грусти, сын. В мире все меняется. Изменится многое и в Москве… Мы вернемся, мы обязательно вернемся».

Держа жену за руку, Троцкий поднялся на борт судна с символичным для него названием «Ильич». На палубе он оглянулся — Сергея и жены уже не было, охрана увела их сразу после прощания. Раздался гудок, пароход дрогнув, медленно двинулся за ледоколом, раздвигающим крепкий прибрежный припай. Огни Одессы постепенно погасли…

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий