Как в СССР изобрели беспохмельную водку

Похмелье
Беспохмельная водка как философский элексир — слышать слышали, но в живую не видели. А ведь такая водка в СССР была, вот только не везде.

Беспохмельной водки быть не может — это скажет любой химик. Главный компонент алкоголя — этиловый спирт — всасывается в кровь, а спустя некоторое время организм его перерабатывает в уксусный альдегид. И вот он уже в разы токсичней этанола и служит причиной всех тех симптомов, которые зовутся похмельем. Избежать этого состояния можно единственным способом — не пить.

Но если от процессов распада алкоголя не избавиться, то кто сказал, что в них нельзя вмешаться, снизив неприятные последствия для организма? Именно этим занялся советский ученый-фармоколог Израиль Брехман, который все-таки изобрел беспохмельную водку. И не только изобрел, а еще и провел эксперимент по ее внедрению. Не в лабораторных условиях, нет, а в масштабах целого региона СССР.

Полезная водка

Израиль Брехман — личность довольно известная. Химик, врач, токсиколог, фармаколог, он посвятил свою научную деятельность исследованию здоровья человека, попавшего в неблагоприятную среду. Именно Брехман впервые изучил свойства женьшеня и элеутерококка и выделил из их состава особые вещества, которые назвал адаптивными (то есть повышающими сопротивление организма разнообразным повреждающим факторам). Одним из таких факторов был алкоголь, влиянием которого на организм Брехман и занялся.

Профессор был сторонником идеи, что народ нужно отучать от избыточного потребления алкоголя. Но делать это не при помощи огульных запретов, а выпускать качественные напитки, от которых, во-первых, не болела бы голова на утро, а во-вторых, постепенно снижалась тяга к спиртному.

Так Брехман в начале 1970-х годов пришел к идее создания «полезной» водки. Помог ему в этом элеутерококк, который смешанный с этанолом в определенных пропорциях ненамного повышал адаптивность организма. Эксперименты на крысах дали отличные результаты: снизилась смертность от отравлений и уменьшились пагубные последствия похмельного синдрома. Профессор в те времена работал в Приморье, и с разрешения местных властей алкоголь с элеутерококком решили запустить в производство.

Получившаяся настойка называлась «Золотой Рог» и продавалась на Дальнем Востоке по 6 рублей за бутылку. Но оценить влияния нового алкогольного напитка на широкие слои населения не получилось — народ покупал его плохо. Вкус непривычный, цена высокая, а похмелье точно такое же, как и от водки. К тому же — это уже отметил Брехман — элеутерококк никак не влиял на тягу человека к спиртному.

«Золотое Руно» для Колымы

Тогда поиски нужного «беспохмельного» компонента привели Брехмана в Грузию. Статистика говорила, что несмотря на большое потребление алкоголя, проблем с привыканием и спаиванием населения в этой республике нет. Изучая кахетинское вино, Брехман выделил комплекс веществ, которые он назвал «капримом» (сокращение от Кахетия-Приморье). Эти природные компоненты содержались в гребнях винограда (кисти без ягод) и именно благодаря им кахетинское вино отличалось от всех остальных вин Грузии своей терпкостью.

Исследование каприма показало, что он значительно замедляет скорость окисления алкоголя, а распад токсичного уксусного альдегида (основного виновника похмелья) наоборот ускоряет. Опыты с капримом на тех же самых крысах дали великолепные результаты и решение вызрело само собой. При помощи каприма можно любую водку превратить в хороший коньяк, да еще и полностью беспохмельный. Вот он, способ снижения алкоголизации населения, думал Брехман. Нет похмелья, следовательно, нет необходимости употреблять алкоголь на следующий день. А значит долой запои, белые горячки, психозы и привыкания.

Понадобилось два года, чтобы добиться разрешения начать производство алкоголя с капримом в промышленном масштабе. По этому поводу даже было заседание Совета по наркологии, выводы которого попали в ЦК КПСС. Именно оттуда и было получено разрешение на производства новой водки, но не в промышленных масштабах, а для проведения полигональных испытаний.

Для них сначала решили выбрать Приморье, но вмешался врач-психиатр Этлис, который занимался проблемой алкоголизма среди коренных народов Севера. По его инициативе эксперимент перенесли в Северо-Эвенкийский район Магаданской области. Это было удобно и для чистоты испытаний — если из местных магазинов и складов изъять все водочные запасы и заменить их на аналогичные, но с капримом, то в силу труднодоступности региона можно не волноваться, что обычная водка испортит эксперимент. К тому же за населением удобно наблюдать — всего-то 12 тысяч человек и одна большая больница в центре района поселке Эвенск.

Пару слов о конечном продукте. Для его производства в грузинском поселке Большое Лило построили специальный завод. Напиток получил название «Золотое Руно», крепость 40 градусов и приятную этикетку с греческим корабликом. Вся произведенная продукция централизованно отправлялась на Дальний Восток и в рамках северного завоза поставлялась в Северо-Эвенкийский район.

«Вино из груш на 12 тысяч душ»

Эксперимент стартовал летом 1984-го и был рассчитан на два года. Для этого всю обычную водку из Северо-Эвенкийского района вывезли, а вместо нее на склады доставили двухгодичный запас «Золотого Руна». Ход испытаний фиксировал десант владивостокских медиков, а силовики обеспечивали негласную поддержку, пресекая каналы поставки обычной водки.

Знало ли население о грандиозном эксперименте? Первый месяц люди удивлялись диковинному напитку, но брали его с охотой. И не потому, что больше покупать было нечего, а за действительно приятный терпкий грушевый аромат («Золотое Руно» производили из грушевого спирта). Новая водка пилась легко, и это отмечали все местные жители. Похмельный синдром хоть не исчез совсем, но наутро голова совсем не болела и потребность «лечить» организм новой дозой спиртного отсутствовала.

Уже через два месяца каждый эвенк в Магаданской области знал, что является участником эксперимента — как власти не пытались скрыть истинную цель появления на прилавках «Золотого Руна», шила в мешке утаить не получилось. И что же, стали меньше пить в Северо-Эвенкийском районе? Вовсе нет. Единственный на район врач-нарколог Зоя Кочеток позже рассказывала в интервью, что «Золотым Руном» напивались точно так же, как и обычной водкой. Да, похмелье наутро было не столь яркое, но люди употребляли алкоголь уже просто ради привычки. И точно также попадали в больницу с отравлениями и белой горячкой, прекрасно входя в штопор с «Золотым Руном».

«Руно» превращается в «шерсть»

А потом случилось то, чего никто не предполагал и не мог предвидеть. После длительного хранения новая водка стала портиться. На дне появлялся рыхлый осадок, а вкус с терпкого грушевого менялся на кисловато-животный. Именно поэтому «Золотое Руно» и получило в народе имя «шерсть». Алкогольные ее качества ничуть не поменялись, но пить такую водку становилось трудно. Чего только не придумывали народные умельцы — «Руно» пробовали фильтровать, настаивать на северных ягодах и даже перегонять. Но все равно от неприятного «шерстяного» вкуса избавиться никак не получалось.

Тем не менее слава о беспохмельном «Золотом Руне» гремела по всей Колыме. Бутылку вместе с икрой и красной рыбой брали в отпуск на большую землю как гостинец, а чиновникам в Магадане давали взятки не деньгами, а диковинной водкой с капримом. Народ же за 11 месяцев пока длился эксперимент, привык к новому алкоголю, адаптировался к нему и даже увековечил его в фольклоре. Так, мужики Эвенска подшучивали над женщинами поговоркой «Зачем тебе хна? Выпей руна и станешь рыжей до утра».

Но почему 11 месяцев вместо двух лет? Всё просто — в мае 1985 года стартовала антиалкогольная кампания. Тут же закрыли грузинский завод, свернули эксперимент, а в ЦК КПСС по инициативе Егора Лигачева даже создали комиссию по расследованию деятельности Брехмана по спаиванию народов Севера. Что же до самого этого народа, то его лишили не только «шерсти», но и любого другого алкоголя, который стал продаваться дозировано и по талонам. Оставшиеся запасы «Золотого Руна» разошлись исключительно по блатным, и на этом его история закончилась.

Вот так страна осталась без антипохмельной водки. А ведь идея была, бесспорно, стоящая.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий