Команданте Уго Чавес — последний социалист XXI века

Уго Чавес
Вечный борец, венесуэльский лидер Уго Чавес попытался построить в отдельно взятой стране социализм, но не успел, сраженный онкологией.

Четырнадцать лет правил Венесуэлой Уго Чавес — один из самых харизматичных и одиозных политиков современности. Он построил в стране отдельную модель внутреннего устройства, которую впоследствии назвали «венесуэльским социализмом», успешно боролся с США, одержимый идеей мирового сопротивления, создал «красный пояс» государств Латинской Америки. Яркий, мятежный, притягательный, он вызывал полярный спектр эмоций — от полного обожания до зубовного скрежета ненависти. Но Уго Чавеса мало заботили тонны негатива, он был борцом по жизни, чувствуя в себе силы противостоять мировому злу и строить в стране тот самый социализм, который, казалось, уже давно потерпел окончательное мировое поражение.

Но вот победить саркому Чавесу сил не хватило. Несмотря на все усилия лучших кубинских врачей, он умер в 2013 году. Прошло уже 10 лет, а команданте Чавеса в Венесуэле любят, боготворят и 14 лет его правления вспоминают с теплой ностальгией. Так кем же был Уго Чавес — последним социалистом XXI века, как он себя пафосно называл с экранов телевизоров, или обычным диктатором, приведшим стану на край экономической пропасти и вовремя покинувший этот мир?

От путча к выборам

Лидер Венесуэлы Уго Чавес
Команданте Уго Чавес

Одно время политические противники Чавеса сравнивали его со Сталиным, приписывая президенту диктаторские методы и замашки. Но общее у Уго Чавеса и Иосифа Сталина было, пожалуй, только одно обстоятельство — матери будущих вождей хотели, чтобы их сыновья стали священниками. Но какая тут духовная стезя, если прадед Чавеса в далекие времена поднимал народы Латинской Америки на борьбу против несправедливости. Гены, как ни крути, взяли своё. Молодой Чавес решает связать свою жизнь с военным делом. А еще и с политикой, которой он начал заниматься еще будучи курсантом-десантником.

Выпустившись в 1975 году из стен Академии младшим лейтенантом, к 1982-му он дослужился до капитана и основал свое «боливарское революционное движение 200». Речь о построении социализма в отдельно взятой стране пока не шла — Чавес и сподвижники хотели всего лишь реформировать армию, искоренить коррупцию и изменить жизнь людей к лучшему. И не путем демократических процедур, нет. Идеал Чавеса Симон Боливар боролся за независимость Латинской Америки с оружием в руках. Вот и молодой революционер из всех методов признавал только государственный переворот.

Молодой Уго Чавес
Уго Чавес на службе в армии

В феврале 1992 года, когда в мире прошли «похороны коммунизма», распался СССР, а социализм как строй остался только на изолированной Кубе, на улицы венесуэльской столицы Каракаса вышла группа военных под предводительством полковника Чавеса вершить революцию. Путч не удался, всех его сторонников арестовали, а Чавес на два года сел в тюрьму.

Венесуэла была на тот момент демократической страной. И Чавесу, перед тем как поместить его в тюрьму, даже дали возможность выступить по телевизору. «Мы продолжим борьбу!», — потрясая кулаком, заявил мятежный полковник. И сдержал свое слово. Только выйдя на свободу, он решил пойти другим путем. Зачем нужна революция и возможное кровопролитие, когда власть можно взять демократическим путем. Тем более к тому времени у Чавеса уже было много сторонников. Он умел говорить и делал это настолько пылко и харизматично, что достиг, казалось, невозможного — объединил вокруг себя все левые силы в стране. И легко выиграл президентские выборы в 1998 году, став вторым в истории Южной Америки президентом-социалистом.

Социализм в отдельно взятой стране

Первым был Сальвадор Альенде в Чили. В 1973 году с ним покончили организацией военного переворота не без участия США. Вот и в этот раз Америка решила вмешаться. Только не путем прямого или косвенного военного участия, а спонсировав и поддержав венесуэльскую оппозицию. Обеспокоенность Штатов было можно понять — 96% нефти из страны шло в США, а отрасль контролировали нефтяные компании «Exxon Mobil» и «Conoco Phillips». Революция и кровавые разборки были тут никому не нужны.

Чавес и Лукашенко
Уго Чавес и Александр Лукашенко на саммите в Гаване. 2006 год

Но ничего не вышло — оппозиции оказалось не за что зацепиться. Чавес, придя к власти, действительно начал выполнять свои предвыборные обещания. Нефтяные доходы Венесуэлы массово потекли в социальную сферу — в стране улучшилось медицинское обслуживание, стало организовываться питание для бедных, принимались образовательные программы. При этом речь о «социализме в отдельно взятой стране» пока еще не шла — Венесуэла несмотря на левого президента, оставалась просто демократической страной, экономическая политика которой шла в соответствии с рекомендациями Международного валютного фонда.

Это после государственного переворота 2002 года взгляды Чавеса изменились. Оппозиция тогда устроила классический путч, но армия его не поддержала. Команданте Уго был для военных своим человеком, поэтому улицы Каракаса заполнили сторонники Чавеса с призывами освободить его. В итоге мятежники сложили оружие, выпустили президента и для него путч обернулся полным триумфом.

После мятежа и переизбрания на пост президента Уго Чавес и стал продвигать идею «социализма XXI века». На практике это означало реализацию социальных программ — так называемых миссий. Например, миссия здоровья — создание в бедных районах столицы и страны многопрофильных бесплатных клиник, где десантом трудились кубинские врачи. Или строительная миссия — возведение типового жилья для бедных (тут поддержку оказывала Россия). Была образовательная миссия (образование для всех и бесплатно) и продовольственная (создание магазинов со «справедливыми ценами»). Деньги на все эти миссии Чавес предсказуемо брал из нефтяных доходов, последовательно увеличивая налоги нефтедобывающим компаниям.

Чавес и Каддафи
Уго Чавес и Муаммар Каддафи. 2009 год

Дружба не за, а против

Доходов хватало не только на то, чтобы превращать Венесуэлу в «социалистический рай», но и экспортировать левые идеи по всему континенту. Со временем в Южной Америке возник свой «красный пояс» государств, где на выборах уверенно побеждали левые. Про Кубу и говорить не стоит — Фидель Кастро сразу и безоговорочно стал лучшим другом Чавеса. А сверх того социалисты пришли к власти в Никарагуа, Боливии, Эквадоре и Уругвае.

Отношения Чавеса с внешним миром вообще стали притчей во языцех. «Долой США из Южной Америки» — вот каков был девиз его внешней политики. Против американцев команданте Уго был готов дружить со всем миром. Он наладил партнерство с Муамаром Каддафи, Саддамом Хусейном, иранскими аятоллами, белорусским президентом. Особое внимание Чавес уделял России, выстраивая с ней добрососедские отношения. В порыве американской ненависти неподражаемый и харизматичный Уго даже переходил на уменьшительно-ласкательные эпитеты:

Как хорош президент Путин! Буш зовет его Владимиром, а я после стольких лет дружбы могу называть его Владимито.

Чавес и Путин
Пресс-конференция В. Путина и У. Чавеса в 2010 году

А вообще он за словом в карман никогда не лез. Чего стоит только одно обзывание дьяволом американского президента Буша-младшего на Генассамблее ООН в 2006 году. «Вчера на этой трибуне выступал дьявол. И здесь все ещё пахнет серой!», — эмоционально воздев руки к потолку, вещал Чавес.

Не чурался он и крепких слов. И вообще, потрясающая харизма — это была самая главная и узнаваемая черта Уго Чавеса. Его ораторское искусство и дар убеждения можно назвать исключительными. На выходившей по ТВ программе «Алло, президент» команданте мог часами отвечать на любые вопросы, завоевывая себе все больше сторонников. Рекорд он поставил в 2012 году, выступив с 11-часовой речью. И это был не скучный доклад по бумажке — Чавес вообще мало когда читал с листа и не готовил доклады — а именно что живая речь, державшая в напряжении парламент и всю страну.

Чавес и Кастро
Уго Чавес и Фидель Кастро в Гаване

Чавес умер, но дело его живет

Об экономическом курсе Чавеса можно спорить до бесконечности. Его национализация нефтяной отрасли и перераспределение земли в пользу бедных вызывают разные реакции. После изгнания американских нефтяных компаний и обрушения мировых цен на нефть экономическая политика Чавеса стала напоминать усиленный распил сука, на котором он сидел. Вот только рухнуть громадная ветка не успела из-за безвременной кончины команданте. Расхлебывать последствия кризиса и введенные Штатами санкции пришлось уже приемнику Чавеса — Николасу Мадуро. Разразившийся в Венесуэле экономический кризис был настолько силен, что в стране исчезла даже туалетная бумага и Мадуро награждал ею особо отличившихся военных при подавлении акций протеста.

Но это все будет позже. В 2011 году у Чавеса обнаружили рак. И с этого момента он стал бороться не только за лучшую жизнь для других, но и за жизнь собственную. Четыре операции, бесчисленное количество химиотерапий так и не смогли остановить распространение саркомы. Каждый раз казалось, что неутомимому команданте Уго удалось победить болезнь, и каждый раз она возвращалась, надолго укладывая президента в кубинскую больницу.

Чавес за 20 дней до смерти
Последняя прижизненная фотография Чавеса в госпитале в кругу семьи за 20 дней до смерти

На выборах 2012 года тяжело больной Чавес победил вновь, и эта победа стала для него последней не только в политической карьере, но и в жизни. 5 марта 2013 года он скончался в военном госпитале Каракаса так и не придя в сознание.

Вот так закончилась 14-летняя эпоха правления «последнего социалиста XXI века». Но зря Чавес ставил себя на край нового, созданного им строя. Да, заменить его никем не получилось (и вряд ли когда получится), но дело Уго Чавеса живет. Насколько успешно — сложно сказать. Раздираемая противоречиями, стоящая на краю экономической пропастипритча Венесуэла за прошедшее время приспособилась к изменившимся условиям, а главное — к жизни без Уго. Он в стране фигура огромного масштаба, авторитета и народной любви. Спаситель нации, память о котором сохранится на десятилетия. Если не на века.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий