Подвиг Зиновия Колобанова

Бой Зиновия Колобанова под Ленинградом в 1941 году называют самым успешным и результативным танковым сражением Второй мировой войны.

Это сражение, произошедшее в Ленинградской области в августе 1941 года, удивительно не только своей результативностью, но еще и тем фактом, что случилось в самое сложное для страны время – когда гитлеровцы рвали советскую оборону, наступая по всем фронтам.

Непростое положение было вблизи самого Ленинграда. Силами группы армий «Север» в начале августа 1941 года началось массированное наступление на город на Неве. Советские войска, ведя тяжелые оборонительные бои, отступали. В районе Красногвардейска (сейчас этот город Гатчина) ситуация сложилась особо тяжелой. Место было важным стратегическим пунктом перед Ленинградом, тут сходились автомобильные и железнодорожные пути и открывалась прямая дорога на северную столицу.

Боевой молот

В числе прочих натиск немцев на этом участке сдерживала 1-я танковая дивизия. В ее составе находилась 3-я танковая рота, которой командовал старший лейтенант Колобанов. Он был кадровым военным, окончивший в 1936 году с отличием бронетанковую школу и успевшим повоевать на советско-финской войне. С нее Зиновий Колобанов вернулся героем, награжденный орденом Красного Знамени.

В начале Великой Отечественной он получил под свое командование роту тяжелых танков КВ-1. Эти машины были грозной силой на полях сражений. Названный в честь наркома обороны Климента Ворошилова, танк КВ предназначался не для встречных дуэлей и борьбы с живой силой противника, а для прорыва укрепленных линий.

Подбить КВ-1 с его 75-миллиметровой броней могли только тяжелые гаубицы и зенитные орудия, и то стреляющие прямой наводкой. Однако практически абсолютная защищенность машины была сделана в ущерб ее маневренности – танк с трудом преодолевал склоны, ломал мосты, да и его трансмиссия часто выходила из строя. Поэтому считалось наилучшей тактикой использовать КВ-1 для танковых засад.

Именно эту задачу 19 августа 1941 года командование поставило роте старшего лейтенанта Колобанова. Пять машин должны были перекрыть три дороги, по которым могли наступать немецкие танковые дивизии. Дело происходило около деревни Войсковицы Красногвардейского района. Загрузив двойной боекомплект, рота Колобанова в тот же день заняла оборону в километре от деревни. Танки младшего лейтенанта Дегтяря и лейтенанта Евдокименко держали оборону на Лужском шоссе, танки младшего лейтенанта Ласточкина и лейтенанта Сергеева перекрывали Кингисеппскую дорогу. А сам командир занял позицию около Приморского шоссе.

22 танка за полтора часа

Оборудовав позиции, выкопав танковые окопы и надежно их замаскировав, танкисты принялись ждать немецкие силы. А те вначале провели авиаразведку местности. Однако она не принесла результатов – танки Колобанова были надежно замаскированы. Затем по Приморской дороге промчалась рота вражеских разведчиков на мотоциклах. Их бойцы пропустили беспрепятственно, чтобы не выдать свои позиции.

Наконец появились давно ожидаемые «гости» – 22 немецких легких танка шли по Приморскому шоссе как раз мимо замаскированного КВ старшего лейтенанта Колобанова.

Прозвучала команда «Огонь!» и первыми залпами три головных гитлеровских машины были тут же остановлены. В колонне возникла неразбериха – танки стали натыкаться друг на друга, продвижение остановилось. А командир орудия старший сержант Усов перенес огонь на хвост колонны. В результате чего немцы потеряли возможность для отступления. Их положение еще осложняло то, что со всех сторон от дороги находилось болото и не было никакой возможности для маневра.

Враг попытался организовать оборону, но поначалу немцы даже не могли понять откуда по ним ведется огонь и принялись хаотично расстреливать стога сена, думая, что под ними замаскированы русские танки. Через некоторое время они обнаружили машину Колобанова и стали уже вести более прицельную стрельбу. Но не зря 48-тонная махина КВ-1 называлась «боевым молотом» – мощная броня оказалась практически неуязвимой для легких немецких танков.

Между тем на Приморской дороге творился хаос – некоторые танки врага съезжали с нее и тут же вязли в болоте, некоторые дымились прямо на шоссе, некоторые отчаянно сопротивлялись, стреляя по окопу Колобанова и не нанося КВ-1 никакого существенного урона. Сам же КВ методично расстреливал немцев. В течение полутора часов экипаж уничтожил все 22 вражеских танка, находившихся в колонне.

Когда все закончилось, танкисты насчитали на броне следы более чем от 150 попаданий немецких снарядов. Но и это было не все – на Лужском шоссе экипажи Евдокименко и Дегтяря подбили 5 танков, заставив отступить очередную немецкую колонну.

Бой около деревни Войсковицы на этом не прекратился. В ожидании второй волны танк Колобанова сменил позицию. И вовремя – вскоре его атаковали с дальней дистанции немецкие средние танки подошедшего резерва. Огнем врага были повреждены внешние приборы наблюдения и заклинило башню, однако механик-водитель Николай Никифоров вывел танк из окопа и стал маневрировать, разворачивая КВ-1 так, чтобы экипаж мог вести огонь по целям.

Всего в том бою танковая рота старшего лейтенанта Колобанова подбила 43 немецких танка. Кроме того были уничтожены: артиллерийская батарея, несколько машин и около двух рот живой силы противника.

«Повторно награждать нецелесообразно»

По оценкам историков и экспертов по военной технике, события 20 августа 1941 года стали самым результативным танковым сражением в мировой истории. Наступление врага было остановлено, и в Гатчину он смог войти только через месяц.

Что же до подвига, то в начале сентября 1941 года всех членов экипажа Зиновия Колобанова представили к званию Героя Советского Союза. Однако высшее командование сочло, что подвиг танкистов не заслуживает столь высокой оценки и наградило: Колобанова – орденом Красного Знамени; командира орудия Усова – орденом Ленина; водителя Никифирова – орденом Красного Знамени, а стрелка Киселькова и механика Родникова – орденами Красной Звезды.

Еще три недели после этих событий рота Зиновия Колобанова участвовала в боях на подступах к Красногвардейску и потом прикрывала отход войск к Пушкину. Сам же командир 15 сентября 1941 года получил тяжелое ранение с повреждением головы и позвоночника и вернуться в строй смог только летом 1945 года.

После войны Колобанов командовал танковым батальоном в составе группы советских войск в Германии, а после увольнения в запас работал на Минском автозаводе. Поскольку ему так и не присвоили звание Героя Советского Союза, журналисты, особенно в позднесоветское время, выражали сомнение в подвиге танкиста, хотя все события были подтверждены документально.

Сам герой умер в 1994 году. И после его смерти Российское военно-историческое общество не раз выходило с инициативой о присвоении Зиновию Колобанову посмертно звания Героя России. Но в 2011 году Министерство обороны отклонило ходатайство, сочтя новое награждение Колобанова «нецелесообразным». В итоге подвиг отважного танкиста так и остался недооцененным и не очень широко известным.

Еще один подвиг, поставленный под сомнение, – это огненный таран, совершенный Николаем Гастелло в самом начале войны. Официальной версии этого события нет до сих пор. И вот почему 👇:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий