Самоубийство Николая Щелокова

Самоубийство Николая Щелокова
16 лет Николай Анисимович Щелоков руководил советской милицией. Он ушел из жизни добровольно на волне неслыханной травли и сильного давления.

Небольшая группа родственников, молчаливых и сосредоточенных, безликие старушки, пытающиеся выполнить какие-то религиозные обряды, комья стылой земли на белом снегу. Было что-то мрачное и тоскливое в похоронах Николая Анисимовича Щелокова — экс-министра МВД, добровольно ушедшего из жизни 13 декабря 1984 года. Он умер, лишенный всего — должности, звания, наград и даже членства в партии. Ранее погибла жена, пустившая себе пулю в висок. И вот теперь очередные похороны. Без оркестра, воинского караула, торжественных венков и пышных эпитафий. Страшный конец блестящей жизни человека, чье имя теперь вспоминают все реже и реже.

В годы горбачевской гласности благодаря усилиям прессы из Николая Щелокова сделали чуть ли не врага народа №1 — коррупционера, взяточника, сибарита, который за 16 лет руководства советской милицией превратил ее в рассадник беззакония. Но так ли это на самом деле, и что заставило 74-летнего министра выстрелить себе в голову из охотничьего ружья?

От коногона до министра

Он родился в 1910 году в станице Алмазная Бахмутовского уезда Екатеринославской губернии. Но несмотря на название, никаких алмазов там отродясь не водилось. А был уголь и были шахты, на одной из которых и работал Коля Щелоков, пришедший туда в 12 лет. Разумеется, в забой никто мальчонку не пускал — Коля вовсю трудился коногоном. А потом училище, институт, инженерная должность на шахте и руководство ею же.

Партийная карьера Щелокова началась с 1938 года, когда его поставили руководить Красногвардейским райкомом партии в Днепропетровске. В начальниках тогда у него был Леонид Брежнев, который заприметил земляка и взял над ним негласное шефство. Дальнейшее продвижение по партийной лестнице прервала война. Щелоков прошел ее от и до, начав с уполномоченного военсовета Южного фронта и закончив начальником политотдела стрелковой дивизии в звании полковника.

Прежде чем стать главой советской милиции, Николай Щелоков занимал различные партийные посты в Украинской и Молдавской ССР, почти неотрывно следуя за Брежневым. Точнее будет сказать, что будущий генсек старался держать Щелокова всегда при себе. Однако назначение на должность главы Министерства охраны общественного порядка (позже переименованное в МВД) он встретил с удивлением. Вот и жена Светлана, с которой Николай вместе прошел всю войну, попыталась его отговорить. «Или тебя убьют, или сам убьешься», — сказала она тогда, покачав головой. Но отказываться от назначения было сродни предательству партии, поэтому Щелоков с головой окунулся в новую для себя работу.

Революция в милиции

В середине 60-х годов советская милиция представляла собой жалкое зрелище. Нищая, плохо оснащенная, малообразованная и непопулярная — на работу в нее брали кого попала (даже с тремя классами образования), а платили сущие копейки (рядовой милиционер получал 60 рублей при средней зарплате в стране 100–110 рублей). Неудивительно, что милицию в обществе не уважали, а новый министр после поездки по стране поделился кратким впечатлением от увиденного: «Не знаю как на врагов, но на меня это войско наводит ужас».

Говорить о реформе, которую провел Щелоков в милиции — это писать отдельную статью. Что стоит отметить из главного? Он добился увеличения окладов (причем, существенного) и запретил принимать в милицию всех подряд. Со временем это подняло престиж профессии милиционера и какое-то время работать в органах считалось даже престижнее, чем в прокуратуре. Он создал институт профилактики правонарушений и открыто выступал за применение условной меры наказания за малозначительные преступления. Но правосудие относилось к компетенции судебной системы и было неподвластно министру. Зато Щелоков мог повлиять на громадную пенитенциарную систему и делал это успешно.

Именно при нем появился в обществе термин «химия». Это был вид наказания, не связанный с лишением свободы. Зачем содержать огромное количество тюрем, если можно отправить заключенного на стройки народного хозяйства? Получалось, что они не только искупали вину, но и приносили деньги в бюджет.

А как забыть знаменитый приказ министра о культурном и вежливом обращении милиционеров с гражданами, вышедший в 1969 голу? А 17 новых вузов и академия МВД? Неслучайно в 70-е годы ходила шутка, что в милиции больше педагогов, чем в Академии педагогических наук. В общем, Николаю Анисимовичу за 16 лет его руководства милицией удалось немало. Главное — он произвел «культурную революцию» в органах, подняв уровень престижа профессии.

Случай на «Ждановской»

Разумеется, советская милиция не стала сразу и вдруг состоять из одних только кристально честных и вежливых людей. Имелись в «стаде» и «паршивые овцы», которые продолжали нести службу по старинке. Вот такие экземпляры и напали на майора госбезопасности Вячеслава Афанасьева, когда тот возвращался домой с продовольственным запасом, коньяком и копченой колбасой. ЧП произошло в декабре 1980 года на станции метро «Ждановская» (ныне — «Выхино»). Трое пьяных стражей порядка заприметили торчащую из пакета колбасу у подвыпившего человека, ограбили его и нанесли смертельные побои. То, что это сотрудник КГБ в гражданском, стало ясно достаточно быстро. Начальник милиционеров попытался скрыть следы, но сделал это топорно. В общем, чекисты быстро вычислили негодяев. Суд, суровый приговор — расстрел. Но главе всесильного КГБ Юрию Андропову этого показалось мало. Именно данный случай и послужил началом широкомасштабной операции, целью которой стало выявление фактов коррупции и злоупотреблений в руководстве МВД.

Пока был жив Брежнев, начавшееся расследование шло ни шатко ни валко — у Щелокова имелось достаточно рычагов, чтобы сдержать ретивость чекистов. Но после смерти генсека враз все изменилось. Уже через месяц, ставший новым руководителем страны Андропов, смещает Николая Щелокова с поста министра и санкционирует масштабную проверку деятельности МВД.

Свидетель по делу

Объективно говоря, все обвинения в адрес министра, случаи коррупции и хищения, совершенные непосредственно им, существуют в виде версий. Все эти картины, «Мерседесы» с Олимпиады, баснословные суммы денег и килограммы драгоценностей возникли лишь в перестроечную эпоху. На самом же деле следствие вскрыло нарушения руководителя хозяйственного управления МВД генерала Калинина и его подчиненных. Да, как руководитель Николай Щелоков нес за все это ответственность, но лично к нему у следствия претензий не было.

Как не было и уголовного дела в отношении экс-министра. Были только допросы в качестве свидетеля. В итоге объем выявленных злоупотреблений составил 67,1 тыс. руб. И это не присвоенные лично Щелоковым деньги, а оценка ущерба его подчиненного. И никакого полумиллиона рублей, как позже писала советская и российская пресса, не было и в помине. Рассказывали, что Щелоков добровольно вернул в казну эту сумму. Неправда. Не было у него таких средств.

А вот что правда, так это моральное давление на него и семью. Стать персоной non grata, лишиться поддержки друзей, жить в состоянии постоянной нервотрепки — это сложно. Может быть, поэтому в феврале 1983 года жена Николая Анисимовича пустила себе пулю в голову. По Москве потом поползли слухи, что, мол, она стреляла в Андропова, но ранила его и после этого застрелилась. Но скорее всего дело просто в глубокой эмоциональной депрессии — по словам очевидцев накануне между супругами произошла крупная ссора.

«С уважением и любовью»

Но и этот удар судьбы Николай Щелоков перенес. А вот что случилось дальше, вытерпеть уже не смог. Конкретных фактов злоупотреблений, нарушений и коррупции следствие ему не предъявляло, хотя начальник ХОЗУ МВД Калинин всё валил на своего шефа. Однако масштабная дискредитация Щелокова по всей стране шла более чем успешно. В музее МВД изымали экспонаты, которые он туда отдавал, сотрудников заставляли соскабливать дарственные надписи. А позже во дворе музея сложили огромный костер — жгли фотографии бывшего министра.

В феврале 1984-го умирает главный куратор травли Щелокова — Юрий Андропов. Казалось бы, черная полоса миновала, но не тут-то было. Хоть явных врагов у экс-министра не осталось, однако и помогать ему никто не собирался. А запущенные Андроповым шестеренки следственного механизма продолжали крутиться, нацеливаясь на свою жертву.

События развивались стремительно. 6 ноября 1984 года Щелокова лишают звания генерала армии. Указ об этом опубликовали позже, приурочив его ко дню милиции — 10 ноября. Через месяц опального министра исключают из партии. А 12 декабря 1984 года лишают всех государственных наград, кроме боевых. Это было грубое нарушение закона, ведь суд не признал Николая Анисимовича виновным. Но последней каплей для него стал звонок из Президиума Верховного Совета. На том конце провода поинтересовались, когда можно прийти за наградами.

Этого Щелоков уже вытерпеть не смог. Сразу после звонка он съездил к сыну и взял у него из коллекции двуствольное охотничье ружье. А примерно в час дня на следующий день Игорю Щелокову позвонила жена и тревожно сообщила, что Николай Анисимович не отвечает на телефонные звонки.

Когда сын с женой вошли в холл дачи в Серебряном бору, они увидели лежащего ничком на полу Николая Щелокова в парадном генеральском мундире с наградами. С простреленной головой. Рядом на столике лежало две записки. Одна — родным, а другая — в ЦК партии лично Константину Черненко. Она заканчивалась такими словами:

Прошу Вас, не допускайте разгула обывательской клеветы обо мне. Спасибо за все доброе. Прошу меня извинить. С уважением и любовью — Н. Щелоков.

Похоронили всемогущего министра очень скромно на Ваганьковском кладбище рядом с женой и матерью. Присутствовать на похоронах сотрудникам МВД запретил своим приказом новый министр Виталий Федорчук.

Прошло семь лет после самоубийства Николая Щелокова, как точно такой же поступок совершил еще один министр МВД — Борис Пуго. И при всей разности двух людей, мотивы у них оказались похожими: 👇

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий