15 апреля — казнь народовольцев

Пять приговоренных к казне народовольцев
15 апреля 1881 года на черном помосте стояло пятеро народовольцев. А внизу бушевало море толпы, пришедшей посмотреть на публичную казнь.

Погода утром 15 апреля 1881 года была прекрасна — начиная с раннего утра солнце своими лучами ярко заливало громадный Семеновский плац, еще частично покрытый снегом с огромными лужами и отчаянно чирикающими воробьями. Но довольно быстро птахам не осталось места — площадь быстро стала заполняться толпами народа, которые пришли поглазеть на редкое зрелище — коллективную публичную казнь.

Несмотря на прогрессивный XIX век, представление было разыграно в лучших традициях средневековья. Зловещие и позорные виселицы-помосты, привязанные к ним преступники с табличками «цареубийца» на груди и шпалеры войск, сдерживающих толпу. Все это сопровождалось боем барабанов и пронзительным звуком флейт.

Смертный приговор привели в исполнение в отношении членов «Народной воли», чье седьмое по счету покушение привело к гибели Александра II 1 марта 1881 года. На помосте стояло пятеро: крестьянин Желябов, дворянка Перовская, сын священника Кибальчич, рабочий Михайлов и мещанин Рысаков.

Напрасно Николай Кибальчич рассчитывал на народные волнения и даже просил в письме Александра III об изменении приговора, «дабы избежать возможных последствий» — толпа на Сенатской площади не высказала никакого сочувствия к цареубийцам. Более того, когда две женщины из первого ряда проявили к осужденным жалость («такие молодые, красивые»), народ чуть не растерзал их — спасибо вовремя вмешавшейся полиции.

Палач Фролов в красной рубахе и его помощник завязал каждому глаза. Народовольцы держались по-разному — Кибальчич и Перовская стояли тонкие и напряженные, сжав побелевшие губы. Рысаков и Михайлов повторяли слова молитвы, у Желябова из-под повязки катились слезы.

Все действие заняло не более получаса, а бедного Михайлова пришлось вешать аж трижды под негодующий шум толпы — два раза веревка оборвалась. Уже к 11 утра все было кончено. За те 20 минут, что тела снимали и убирали в гробы, толпа успела закидать помост комьями снега и грязи. А когда повозки с гробами под гул многоголосья выехали с площади, народ стал расходиться с последней публичной казни в истории России.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий