Последние часы жизни Леонида Брежнева

Последние часы жизни Леонида Брежнева
Смерть к Леониду Брежневу пришла уже под утра. Просто без всякой причины внезапно остановилось сердце — такое может случится с любым.

Восемнадцать лет прибывания у власти Леонида Ильича Брежнева завершились внезапно. Еще 7 ноября 1982 года он стоял на трибуне Мавзолея, приветствуя демонстрантов, которые несли громадное количество его отретушированных портретов. А уже 10 ноября народ шептался в очередях, что Брежнева не стало.

Это случилась во сне. «Просто остановилось сердце», — так потом говорил в интервью лечащий врач генсека Михаил Косырев. И вроде бы удивления такой диагноз вызывать не должен — вся страна наглядно видела состояние Брежнева, его шаркающую походку, невнятную речь и поддерживающих плод локти охранников. Но все равно никто из окружения 75-летнего генсека не ожидал такой молниеносной развязки: лег спать вполне бодрым, попросил разбудить себя в 9 утра и… всё.

От бодрости до немощи

Глядя на дряхлеющего Брежнева в начале 80-х, казалось, что у него в анамнезе пышный букет всех мыслимых болезней. Но парадокс заключается в том, что Леонид Ильич ничем серьезным не болел. И даже сердце, которое стало причиной его смерти, работало нормально. Был инфаркт, который он перенес в 45-летнем возрасте, но после этого организм быстро восстановился. Больше ничего критического со здоровьем Брежнева не происходило.

Тем удивительна внезапная старость, которая не просто коварно подобралась, а прямо атаковала генсека в середине 70-х. Объяснение тут простое: Брежнев, помимо всего прочего, любивший жизнь во всех ее проявлениях, работал на износ. «Я не переставал удивляться его темпераменту, энергии, физическим силам, — вспоминал охранник Брежнева Владимир Медведев. — Никакого щадящего режима у Леонида Ильича до середины семидесятых не было, он работал по 12 часов в сутки».

И действительно: Брежнев середины 70-х — это пышущий здоровьем, чернобровый статный мужчина, который без устали «мотается» по стране, успевает принимать участие в протокольных мероприятиях, выезжать в поля, встречаться с рабочими, учеными, колхозниками, ездить за рубеж и произносить пусть по бумажке, но часовые речи.

А потом внезапно энергия улетучивается, как выпущенный из шарика воздух, и перед страной предстает невнятно говорящий дед, которого временами заботливо поддерживает под локоть охранник. Многолетний кремлевский врач академик Евгений Чазов считал, что превращение полного жизненных сил и оптимизма Леонида Ильича в инвалида, требующего уход за собой, произошло из-за злоупотребления снотворным, к которому генсек пристрастился еще в конце 60-х годов. Так это или нет, теперь доподлинно неизвестно — в многочисленных воспоминаниях близких к Брежневу людей встречаются диаметрально противоположные мнения.

В сантиметрах от гибели

При этом периоды немощи у Брежнева сменялись гиперактивностью. И даже пресловутая «шамкающая» речь у него временами проходила. Так, на открытии Олимпиады в 1980 году генсек говорил вполне внятно, не глотая слова и не искажая звуки. Кстати, проблемы с дикцией — это, пожалуй, самая большая тайна здоровья Брежнева, ибо никто не может точно сказать, что стало причиной их появления. Версии разные: от микроинсульта и плохой работы советских стоматологов до рака челюсти вследствие курения.

Историк Рой Медведев считал, что катализатором внезапной смерти Брежнева послужил ташкентский случай 1982 года, когда на Леонида Ильича упала балка строительной конструкции на авиационном заводе им. Чкалова. От мгновенной смерти Брежнева тогда спас охранник, принявший главный удар на себя. Генсек получил перелом ключицы, и, что удивительно, довел встречу до конца на мощном обезболивающем. Однако связь между переломом и последующим ухудшением состояния установить сложно. Тем более, что после травмы Брежнев удивил врачей тем, что стал быстро восстанавливаться.

На подъеме он провел все лето 1982 года, а осенью даже вошел в свой привычный график и трудился по 7–8 часов. Согласно воспоминаниям Медведева, 6 ноября Брежнев приехал в Кремль в 10:40 и уехал в 19:30. На следующий день он стоял на трибуне Мавзолея, махая демонстрантам, следом принял участие в большом приеме с участием западных дипломатов и гостей. И даже поднял два тоста: один за «ленинскую партию», а второй за «здоровье всех присутствующих». Никто тогда и предположить не мог, что слышит последнее публичное выступление генсека.

«Неестественно лежит»

8 ноября Леонид Ильич отдыхал у себя в «Заречье-6», а 9-го поехал на работу. Согласно журналу, он прибыл в 11:55, а уехал в 19:40. После ужина посмотрел программу «Время» и немного старой кинохроники, потом отправился спать. Охране наказал разбудить себя в 9 утра. Впереди ждал обычный рабочий день, украшенный традиционным концертом в честь дня милиции — Леонид Ильич любил такие зрелища.

В четыре ночи Брежнев просыпался, чтобы сходить в туалет и больше никаких движений из его спальни не доносилось. В восемь утра 10 ноября проснулась Виктория Петровна. В это время медсестра делала ей укол инсулина, после чего «первая леди» шла заниматься хозяйством (она лично контролировала готовку, и даже сама иногда принимала в ней участие).

В 9 утра в спальню Брежнева вошли трое: охранники Медведев и Собаченков и комендант дачи «Заречье-6» Олег Сторонов. Последний вспоминал дальнейшее так:

Мы подошли с Володей к кровати Леонида Ильича, и он стал его будить. И смотрим, что ну довольно-таки неестественно лежит так, немножко голову к подбородку прижал. Начали его будить, никакого, как говорится, отзыва нету… И мы с ним начали делать искусственное дыхание. Я, значит, ему грудной клетки массаж делал, а Владимир Тимофеевич дышал в рот через марлю.

Не самая страшная смерть

А дальше события разнятся, так как в воспоминаниях причастных они описаны по-разному. Академик Чазов утверждал, что первым примчался на дачу он, обогнав даже кремлевскую скорую. Тут надо отметить, что в роковую ночь медперсонала в Заречье не было — их отпустили накануне ввиду отсутствия каких-либо симптомов плохого самочувствия.

Как вспоминал потом академик, «одного взгляда мне было достаточно, чтобы увидеть, что Брежнев скончался уже несколько часов назад, и вся активность около тела носила уже больше формальный характер».

А вот охранник Брежнева Медведев писал, что первым приехал на дачу Юрий Андропов, а Чазов появился уже позже. Но это единственное несовпадение, хотя были еще неувязки в медицинском заключении о смерти генсека. Чазов добавил туда две правки, связанные с точным временем смерти (между 8 и 9 часами утра) и упоминанием «перенесенных ранее инфарктов» во множественном числе (хотя общеизвестно, что Брежнев перенес единственный инфаркт в 1952 году).

Ну а причиной смерти стала острая сердечная недостаточность. Такое бывает — сердце работает, работает, а потом внезапно останавливается. Так что в диагнозе никаких секретов и «кремлевских тайн» не существовало. Скоропостижная смерть пожилого человека во сне — хоть и не частый, но вполне заурядный случай. И в этом Брежневу еще «повезло». Черненко и Андропов умерли на больничной койке, медленно угасая под грузом болезней, смерть Ленина была предсказуемой и ожидаемой. А смерть Сталина вообще оказалась долгой и мучительной.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий