Павел Грачев — «лучший министр обороны в истории России»

Павел Грачев
Павла Грачева некоторые журналисты и историки называют «самым худшим из лучших» министров обороны России. И этому есть объяснение.

Лучшим генерала армии Грачева назвал Борис Ельцин в период особо острых нападок на министра. Когда после катастрофы Первой чеченской войны российская армия продемонстрировала слабую боевую подготовку и низкий уровень координации, на Грачева не обрушился с критикой разве что ленивый. А он будто бы сознательно топил себя, заявляя, что «восемнадцатилетние юноши» в Чечне умирают в бою «с улыбкой».

Первый российский министр обороны, он пробыл на расстрельной, по сути, должности рекордно долго — четыре года, просидев, фигурально выражаясь, на бочке с порохом. Неожиданно вознесенный в высшие сферы, Грачев старался как умел, занимаясь вовсе не тем, к чему лежала душа. Но простоватого парня из деревни Рвы Тульской области безжалостно переломала мясорубка российской политики, ускорив смерть этого человека.

Афганская катапульта

Павел Грачев был одним из лучших советских офицеров, сделавшим блестящую и образцовую карьеру. Окончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище, военную академию имени Фрунзе и Академию Генерального Штаба. Командовал десантным полком и дивизией в Афганистане, получил звание Героя Советского Союза с редкой по тем временам формулировкой в Указе: «за выполнение боевых задач при минимальных потерях личного состава».

Именно Афганистан стал для Грачева той катапультой, что забросила его в высшие эшелоны власти. В 1990 году 42-летний Грачев становится командующим Воздушно-десантными войсками. Эта должность была хоть и весомой, но политически малозначимой, будь на дворе спокойное советское время. Но элитные воздушно-десантные войска всегда рассматривались в СССР как некая лейб-гвардия, чье значение объективно возрастало в периоды смуты или просто нестабильности. Грачеву не повезло оказаться на должности главкома в самое роковое время, когда решалась судьба страны.

6 августа 1991 года, через два дня после отъезда Горбачева на отдых в Форос, председатель КГБ СССР Владимир Крючков пригласил к себе Грачева, генералов КГБ Егорова и Жижина и поручил им подготовить перечень мер по обеспечению чрезвычайного положения. Командующий ВДВ, несомненно, понимал, что происходит, и 19 августа он отдал приказ о введении в Москву 106-й гвардейской воздушно-десантной дивизии, которая взяла под охрану стратегически важные объекты столицы.

Смена позиции произошла уже на следующий день. 20 августа Павел Грачев отказался выполнять требования ГКЧП, и по его приказу для защиты Белого Дома, где заседал Верховный Совет РСФСР, были выдвинуты танки генерала Лебедя и подчиненный ему личный состав. Борис Ельцин высоко оценил лояльность нового соратника и предложил ему в 1992 году пост Министра обороны России. Президента можно понять — ему был нужен свой министр, молодой, целеустремленный, профессиональный военный и при этом целиком от него зависящий. Грачев подошел на эту роль идеально, став, по сути, единственным кандидатом. Разговоры о Галине Старовойтовой как о возможной кандидатуре отражали лишь неадекватность отдельных политических фантазеров.

«Паша-мерседес»

Заняв ответственный пост, Павел Грачев столкнулся с множеством проблем, которые недавно не могли и присниться любому опытному управленцу. Что уж говорить о 44-летнем генерале, не имевшим опыта руководства такой колоссальной махиной? Нужно было выводить армию из Восточной Европы, делить инфраструктуру с бывшими союзными республиками, решать судьбу гигантских арсеналов оружия, гасить межнациональные конфликты, принимать участие в переговорах с американцами о сокращении ядерных вооружений. И одновременно пытаться удержать вооруженные силы страны от развала и деградации.

Не удивительно, что генерал вскоре стал излюбленной мишенью для СМИ, причем не только коммунистического толка, но и вполне либеральных. Огромную известность получил факт приобретения для нужд министерства двух «мерседесов-500» в Германии за счет средств, вырученных от реализации имущества бывшей ГСВГ.

Только представьте: две машины не для себя лично, а для организации — факт, который сегодня, по прошествию 20 лет, вызовет лишь ухмылку и не привлечет внимание даже самого непримиримого борца с коррупцией. Но в 1994 году это событие стало центральным пунктом повестки многих СМИ, за что Грачев получил у журналистов нелицеприятное прозвище «Паша-мерседес».

Опять политика

Грачев был бы и рад заниматься только вверенным ему участком работы, чураясь политики и громких заявлений, но не вышло — политика сама вторглась к нему, поставив в очередной раз перед драматическим решением 3 октября 1993 года. Он уже один раз вводил в город войска для защиты той власти, в пользу которой сделал выбор. Теперь, когда Александр Руцкой с балкона Белого дома провозгласил: «Завтра — на Кремль!», Ельцин потребовал это сделать вновь.

Грачев попросил письменного приказа. Ельцин, не страдавший нерешительностью, его подписал. В результате танки Грачева произвели по Белому дому 12 выстрелов, десять из них незаряженными болванками. Лишь два снаряда были боевыми, они-то и вызвали в здании пожар. Опять исход противостояния решила армия, которую Грачев всеми силами старался отстранить от участия в политических конфронтациях. Но такого не бывает — рано или поздно придется либо делать выбор, либо подтверждать уже сделанный.

Расстрел Белого дома Грачеву не забудут никогда, но больше всего позицию министра подкосила первая чеченская война. Однако перед ней была еще одна волна критики, связанная с передачей Джохару Дудаеву всего вооружения на территории Чечни. Оппоненты обвинили министра в прямой измене. Но что российским военным оставалось делать, когда местные жители захватывали оружейные склады, избивали солдат, причем впереди толпы всегда шли женщины и подростки?

«Силами одного десантного полка»

В конце ноября 1994 года чеченская оппозиция попыталась взять штурмом Грозный. Ей в помощь были приданы 40 российских танков. Здесь министр был ни при чем — операцию готовили спецслужбы. Но когда она провалилась, уязвленный Ельцин решил покончить с Кавказским узлом решительно и радикально — силами армии.

Сейчас некоторые историки утверждают, что Грачев был против ввода войск в мятежную Чечню. Отнюдь. На заседании Совета безопасности он, как и все, проголосовал за войну. Вот только предложил ее перенести на весну и за это время тщательно подготовить операцию. В его сторону тут же посыпались упреки в нерешительности, на что министр вышел из себя и заявил, что если нужно, то порядок в Чечне он наведет за два часа силами одного парашютно-десантного полка.

Эта фраза стоила очень дорого Павлу Сергеевичу. Её потом будут припоминать ему вплоть до самой смерти. Как и неудачный новогодний штурм Грозного и последующие военные действия, в которых российская армия увязла, словно в густом киселе. Особенное возмущение солдатских матерей и общества в целом вызвали его слова о том, что «восемнадцатилетние юноши умирали за Россию с улыбкой».

Но есть и объективные факторы. Фраза про один парашютно-десантный полк была вырвана журналистами контекста. Первоначальный ее смысл заключался в том, что при грамотной организации и по всем правилам военной науки (неограниченное применение авиации, артиллерии и ракетных войск) бандформирования действительно можно было уничтожить одним десантным полком. На это в заочной полемике ответил маршал Дмитрий Язов:

Грачёв должен был знать: десантные войска никогда не штурмовали города. Это была непростительная ошибка. А по тому, какие потери понесла армия, — и преступление.

Второй объективный фактор: несмотря ни на что, к июню 1995-го силами все той же армии чеченцы были в целом разгромлены и загнаны в горы. Но время Кадыровых еще не пришло, а Черномырдин своим «Шамиль, говорите громче» во многом свел усилия военных на нет.

Напротив Ельцина

Но лишился должности Грачев не за войну и потери, а из-за плохих отношений с Александром Лебедем. По мнению экспертов, это Грачев вынудил Лебедя уйти в отставку летом 1995 года с должности командующего 14-й гвардейской общевойсковой армии, которая остановила конфликт в Приднестровье. После президентских выборов 1996 года Александр Лебедь стал секретарем Совета безопасности и отомстил своему учителю и бывшему командиру.

Павла Грачева отправили в отставку в июне 1996 года, за день до назначения Лебедя на высокий пост. Видимо, уход Грачева был одной из просьб Александра Ивановича, и Ельцин все же решился убрать человека, которого незадолго до этого называл «лучшим министром обороны в истории России».

Уйдя с беспокойной должности, Грачев вел частную жизнь и редко появлялся на публике. До 2007 года он работал в структурах «Росвооружения», а потом окончательно уволился в запас. Об ухудшении его здоровья стало известно в сентябре 2012 года. В ночь на 12-е число Павла Сергеевича в тяжелом состоянии госпитализировали в кардиологию Центрального военного клинического госпиталя, где он скончался 23 сентября 2012 года.

Остались в прошлом ошибки Павла Грачева. Зато сохранились награды, а главное память тех, кто благодарен ему за то, что вернулся живым из Афганистана. Ну и памятник на Новодевичьем кладбище напротив могилы первого российского президента Бориса Ельцина. Теперь у них точно нет никаких разногласий.

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий