Виновных расстрелять. Теракт в минском метро 2011 года

Теракт в минском метро 2011 года
Самый трагичный теракт в истории Беларуси раскрыли в рекордные сроки. Виновных осудили и расстреляли, вот только у общества остались вопросы.

За толстыми прутьями решетки в конференц-зале минского Дома правосудия сидело двое. Один лишь изредка ронял безучастно-равнодушные взгляды в зал, другой заметно нервничал, кусая потрескавшиеся губы. Два молодых человека типичной славянской внешности. Глядя на них, сложно было поверить, что это хладнокровные преступники, устроившие самый трагичный теракт в истории Беларуси — взрыв на станции метро «Октябрьская».

Но зачем, какая была цель этой жестокой акции — отомстить за что-то, свергнуть режим, запугать? В этом и предстояло разобраться суду, перед которым лежало 550 томов уголовного дела.

Взрыв на платформе

«Октябрьская» — пересадочная станция минского метро. На ней всегда многолюдно, а в часы пик так особенно. 11 апреля 2011 года в 17:55 на перрон въехал состав со стороны станции «Площадь Победы». Машинист открыл двери, платформа моментально стала заполняться людьми. И тут прогремел взрыв. Станцию тряхнуло так, что с потолка посыпалась штукатурка, а саму платформу заволокло едким удушливым дымом пополам с пылью. Над эскалатором рухнул металлический подвесной потолок, погасли светильники, в кабине машиниста выбило лобовое стекло, а на перроне образовалась воронка глубиной 80 сантиметров.

В момент взрыва погибло 11 человек, четверо позже скончались в больнице. Бомба была начинена гвоздями, металлическими шариками и кусками арматуры, поэтому раненых оказалось чрезвычайно много — свыше 200 человек. Спасатели, скорая и милиция прибыли почти сразу. Чуть позже появились телевизионщики, и вся страна с ужасом смотрела на шок и непонимание в глазах спасшихся, на боль раненых и трагедию тех, чьих родных было уже не вернуть.

Официальные заявления прозвучали в тот же день. На экстренном совещании с силовиками президент Лукашенко сказал, что не исключает, что взрыв могли организовать какие-то силы извне. И словно в доказательство этого председатель КГБ республики Зайцев сообщил, что первые анализы взрывчатки показали, что она «не имеет аналогов в мире». На следующий день уже были подозреваемые, а 13 числа утром на экстренном совещании Лукашенко объявил, что теракт раскрыт:

Чекистам и милиции понадобились всего лишь сутки для того, чтобы вчера в 9 вечера провести блестящую операцию и без шума, выстрелов и трескотни задержать исполнителей. Сегодня в 5 утра они дали показания.

Исполнителями оказались два белоруса — 25-летний токарь Витебского завода Дмитрий Коновалов и такого же возраста монтер минских электросетей Владислав Ковалев. Их задержали 13 апреля 2011 года, а уже 1 августа предварительное расследование было завершено. Его итогом стало 550 томов уголовного дела и открытый процесс, который начался 15 сентября.

Химик-самоучка

Главным организатором теракта был Дмитрий Коновалов. Это он изготовил бомбу у себя дома в Витебске, а потом привез ее в спортивной сумке в Минск. На вокзале его встретил друг Ковалев и проводил в съемную квартиру, где он жил вместе с девушкой. Вообще, Коновалов и Ковалев дружили с детства. Вместе сидели за одной партой в школе, были не разлей вода на улице и вместе творили детские шалости. Сначала они были невинными — сбросить с балкона бумажную «бомбочку» с водой рядом с каким-нибудь прохожим. А потом от бомбочек из тетрадного листка они перешли к вещам более серьезным.

Дима Коновалов со средних классов полюбил химию, и когда немного освоился в предмете, стал устраивать мелкие хулиганства. То выпарит дома какие-то кристаллы, рассыплет их на дискотеке и потом со смехом смотрит, как у девчонок отлетают каблуки. То приладит фитиль к пакету с самодельной петардой и взорвет ее в гаражах. Ковалев был тут как тут, помогая другу и веселясь над реакцией окружающих.

Сложно сказать, когда увлечение химией переросло в одержимость. Но к 15 годам Коновалов и Ковалев уже «шалили» так, что это тянуло на полноценные преступления. Самодельная мина-растяжка, взрывпакеты около киосков, и, наконец, самодельная бомба в банке из-под пива, начиненная гвоздями. Взрыв произошел в 2004 году в Витебске, ранения получили двое прохожих. Через два дня еще одни взрыв — на сей раз устройство поместили в пакет из-под сока. Итог — 50 раненых.

Белорусская милиция и чекисты после этого взялись за взрывников всерьез, но пошли по ложному следу, задержав не тех. Серьезных улик против них не было, и дело вскоре спустили на тормозах. Почувствовав свою безнаказанность, Коновалов стал готовить более серьезные акции. Ковалев же решил дать «заднюю» и даже стал уговаривать друга бросить опасное занятие. Но Коновалова уже было не остановить.

Взрыв в Минске прогремел на день независимости 4 июля 2008 года во время народных гуляний. Схема была прежней: пакет из-под сока, взрывчатое вещество и поражающие элементы. Пострадало 53 человека, трое из них получили серьезные ранения. Взрывников опять не нашли, хотя меры в Беларуси после этого теракта приняли беспрецедентные. По указанию Лукашенко всё взрослое население республики обязано было пройти дактилоскопию. Очевидно, что Коновалов, который хорошо «наследил» на упаковке сока, обязательно попал бы в сети, но он сумел избежать процедуры, убедив милиционера, что прошел ее на своем заводе.

Бомба в 20-литровых бутылках

И вот 2010 год. Непойманный, неопознанный, убежденный в собственной неуязвимости, Дмитрий Коновалов начинает готовить свой самый мощный взрыв. Его увлечение химией к тому времени приняло такой размах, что понадобилась целая лаборатория для производства адских смесей. Ее он организовал в подвале обычной девятиэтажки, а эксперименты ездил проводить в лес, снимая при этом любительские видео.

К тому времени пути друзей разошлись. Ковалев работал в Минске и снимал однокомнатную квартиру, а Коновалов жил в Витебске у родителей. В начале апреля 2001 года он ушел на больничный, а утром 10 числа с большой темно-синей спортивной сумкой приехал к приятелю. Ковалев встретил его на вокзале и помог нести тяжелую ношу. Еще бы ему не помогать — Коновалов собрал не просто бомбу, а настоящую «адскую машину», поместившуюся в две 20-литровые бутылки из-под питьевой воды. Они были нафаршированы мелким металлом: шариками, гвоздями, кусками арматуры, которые террорист даже специально заточил у себя в лаборатории. Все это сочеталось с приготовленной взрывчаткой, которая должна была сработать от дистанционного пульта.

Знал ли Ковалев о планах друга? Безусловно. После того как друзья отметили встречу, он даже стал уговаривать Коновалова не совершать подрыв. Тот пьяно кивал и расслабленно улыбался, но никакие уговоры не могли поколебать его жестокое намерение.

Он вышел из поезда метро на станции «Купаловская» вечером 11 апреля. Перешел на «Октябрьскую», подошел к эскалатору, но подниматься по нему не стал, а остановился в раздумьях. По плану Коновалова бомба должна была взорваться здесь, но оставить сумку на видном месте было совсем плохой идеей — уж очень сильно она бросалась в глаза. Тогда Коновалов отошел к лавочке в глубине платформы, сел на нее, а сумку задвинул ногой под скамейку. Пропустив так два поезда, в 17:52 он встал и пошел к выходу. Уже поднявшись наверх, террорист услышал шум приближающегося состава. Задержавшись на месте, он выждал момент, когда откроются двери вагонов, а потом нажал в кармане на кнопку пульта…

Следствие, суд и вопросы без ответов

Его отследили по камерам по приметному ориентиру — тяжелой синей сумке. Просмотрели видео со всех транспортных узлов и обнаружили выходящим из поезда 10 апреля. Тут же в поле зрения попал и Ковалев. Из мегабайтов записей вычленили, что сообщник несколько раз заходил в метро на станции «Фрунзенская». На ней и в окрестностях организовали наружное наблюдение. 12 апреля оперативник в штатском буквально нос к носу столкнулся к Ковалевым, покупающим водку в местном магазине. Дальше дело техники — белорусский спецназ по борьбе с терроризмом «Алмаз» задержал обоих взрывников на съемной квартире.

Эти детали с гордостью поведал сам Лукашенко в одном из многочисленных интервью после поимки преступников. Вот только он не ответил на вопрос: а зачем был нужен этот теракт? Не ответило на него и следствие, и сами подсудимые. На записях видно, что Коновалов на прямой вопрос о цели теракта на мгновение задумывается (словно, вспоминая формулировку), а потом монотонно и заученно выдает: «чтобы дестабилизировать общественный порядок в Республике Беларусь».

На этом странности не заканчиваются. У Коновалова и Ковалева на суде имелись защитники. Причем не назначенные государством, и, следовательно, участвовавшие в процессе не ради соблюдения законности. Это они обратили внимание, что кадры с предоставленных на суде видеоматериалов не просто смонтированы, а грубо склеены. Еще одна деталь: экспертиза не выявила наличия на коже Коновалова и Ковалева частиц взрывчатого вещества. Ладно Ковалев, но в случае с Коноваловым это было странно, ведь он собственными руками готовил бомбу.

Неясности возникли и с показаниями самих подсудимых. Коновалов вину признал, но на этом всё. На заседаниях он отказался отвечать на какие-либо вопросы, и суд исследовал лишь записанные на видео показания, данные им в ходе следствия. Ковалев повел себя по-другому. Он отказался от всех своих слов и заявил, что они были даны под давлением, то есть налицо факт самооговора.

Странность четвертая: темпы расследования и объем дела. Оперативникам понадобилось всего 3,5 месяца, чтобы выявить все обстоятельства, которые уместились аж в 550 томов уголовного дела. Создавалось впечатление, что виновные только и делали, что рассказывали следователям о своей жизни, а те скрупулезно все записывали. А иначе какая информация могла содержаться на тысячах страницах?

Ну и приговор. Его нельзя отнести к категории странностей. Все вполне закономерно и в соответствии с УК Республики Беларусь. 30 ноября 2011 года Дмитрия Коновалова и Владислава Ковалева приговорили к высшей мере наказания — смертной казни. Ее привели в исполнение в марте 2012 года. В соответствии с законом Беларуси родным не сообщили ни дату, ни место захоронения казненных. Выдали лишь короткое извещение из Верховного суда о приведении приговора в исполнение.

Террористов казнили. Но в обществе остались вопросы. Почему молчал Коновалов? Как мог выпускник текстильного ПТУ собрать бомбу, «аналогов которой нет в мире»? Почему так быстро осудили виновных? Зачем специальным постановлением суда уничтожили все вещественные доказательства по делу? На эти вопросы нет ответов. Более того, по проведенному независимой социологической организацией опросу на 10-летие минского теракта, 43% респондентов не верят в виновность Коновалова и Ковалева.

Теракты в метро происходят по всему миру. В большинстве случаев виновных находят, и они несут заслуженное наказание. А обстоятельства следствия, если они становятся доступны, вызывают уважение титанической работой и закономерным результатом 👇:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий