Главный писатель СССР. Как рождались мемуары Брежнева

Воспоминания Леонида Брежнева
В 1978 году в ряды писателей СССР ворвался с трилогией "Воспоминания" новый и сразу уже маститый мастер слова — Леонид Брежнев.

31 марта 1980 года тысячи телезрителей СССР стали свидетелями появления в когорте писателей новой яркой звезды небывалой величины. В торжественной обстановке в Кремле тогдашний писательский вождь Георгий Марков вручил «дорогому Леониду Ильичу» членский билет под номером один и специальный значок к нему, выполненный из платины по спецзаказу. Удостоверение поразило не только своим кричаще алым цветом, но и размерами. Такое невозможно было положить в нагрудный карман пиджака, так как по «габаритам» оно было как диплом о высшем образовании.

Завершающим актом церемонии стала медаль лауреата Ленинской премии. Вот так на писательском небосклоне воссияла звезда «мастера слов и властителя душ» Леонида Ильича Брежнева. Новой для себя ипостаси он был обязан трем написанным книгам: «Малой Земле», «Возрождению» и «Целине», которые на недолгий отрезок времени затмили труды Маркса, Энгельса и все 55 томов сочинений Ленина. И только в годы горбачевской перестройки стало известно, что воспоминания за Брежнева писали «литературные негры», и сам генсек едва ли читал конечный результат их работы. А вот начиналась «писательская эпопея» довольно неожиданно даже для самого Брежнева.

«Если не будет возражений»

В 1976 году генсек отправился вручать Туле звезду города-героя. Ехал он поездом, и за короткое время в пути успел поделиться воспоминаниями о своей жизни с Константином Черненко и Леонидом Замятиным, бывшим в то время гендиректором ТАСС. Как гласит легенда (а точнее воспоминания Замятина), оба собеседника настолько поразились выпуклости и объемности рассказанных Брежневым эпизодов о юности, войне и целине, что на два голоса стали уговаривать Ильича увековечить их на бумаге.

Особо умасливать генсека не пришлось. Скоро на заседании Политбюро он сам поднял вопрос о мемуарах: «При встречах с руководящими работниками, военными и другими товарищами мне говорили, что это очень полезное дело для воспитания народа. Если не будет возражений у членов Политбюро, я бы мог вместе с небольшой группой товарищей написать эти воспоминания».

«Небольшая группа» создалась молниеносно. Курировал проект Михаил Суслов, непосредственным руководителем был Черненко, а за творческую составляющую отвечал Замятин. Именно он и привлек для работы над воспоминаниями лучших советских очеркистов, «золотые перья» журналистики.

Их было трое, и каждый взял себе подходящую тему. Фронтовик Аркадий Сахнин отвечал за военную часть («Малая Земля»), уроженец Харькова Анатолий Аграновский — за послевоенное восстановление Украины («Возрождение»), а корреспондент «Правды» Александр Мурзин как бывший собкор газеты в Казахстане — за освоение целины («Целина»).

45 миллионов экземпляров

Перед началом работы Замятин поинтересовался у Брежнева, не захочет ли тот поведать что-нибудь эксклюзивное «группе товарищей». Генсек отказался, сославшись на занятость. Поэтому авторам пришлось опираться на архивные материалы и рассказы людей, которые трудились и воевали рядом с Брежневым.

Разумеется, воспоминания коллег вождя изобиловали славословием, похвальбой и даже откровенным враньем, ибо в конце 70-х на идеологической ниве уже вовсю колосился культ «дорогого Леонида Ильича». Аграновскому, Мурзину и Сахнину приходилось вычленять из них зерна истины, чтобы повествование не превратилось в один сплошной хвалебный поток. Справились они с этой работой довольно быстро, ибо уже в феврале 1978 года на страницах колыбели общественной мысли — журнала «Новый Мир» — была опубликована вторая часть трилогии «Малая земля». Следом подоспели «Возрождение» и «Целина».

Ну а после началось победное шествие книг по стране. Были задействованы абсолютно все возможности популяризации «шедевра». Тираж каждого произведения составил по 15 миллионов экземпляров. Они были переведены на 120 языков и разосланы во все мировые библиотеки. С экранов телевизоров трилогию читал народный артист СССР Вячеслав Тихонов, а аудиоверсию (четыре грампластинки) записал актер Малого театра Юрий Каюров. Изучение книг в срочном порядке внесли в школьную программу, и даже проводили экзамены на знание фабулы повествования (при приеме в комсомол).

Ну а завершающим этапом стало вручение Брежневу Ленинской премии по литературе, членского билета Союза писателей №1 (вообще-то первый был у Горького, но на это обстоятельство закрыли глаза) и платинового значка.

Ценное мнение полковника Брежнева

Вот только народ проникаться ответственностью момента не хотел, а мемуары генсека быстро обросли анекдотами. Особенно досталось «Малой земле» и описанной в ней роли полковника Брежнева — творца нашей победы над врагом на крошечном плацдарме под Новороссийском. Поводом для этого стал как стиль изложения, так и конкретные эпизоды. Например, такой.

18 апреля в штаб Северо-Кавказского фронта, которым командовал генерал-полковник И. Е. Петров, вылетела группа представителей Ставки во главе с маршалом Г. К. Жуковым… Об этом мне сообщил один из штабных полковников, прибывших на Малую землю, и добавил: «Маршал хотел вас видеть». — «Это что, приказ?» — спросил я. — «Приказа такого от него я не получал, — ответил полковник. — Но он сказал, что хотел бы с вами поговорить.

Л. И. Брежнев. Малая земля. — Воениздат, 1978. Стр. 20

А дальше Брежнев пишет, что почувствовал необходимость остаться в самой гуще событий рядом со своими бойцами, и на встречу с Жуковым не поехал.

Иными словами, первый заместитель Верховного маршал Жуков прилетает на Северный Кавказ, чтобы узнать «точку зрения» начальника политотдела 18-й армии полковника Брежнева. А тот счел, что командующий армией и член военсовета как-нибудь сами без него сумеют объяснить Жукову ситуацию.

Особенно бурно реагировали на эту ложь фронтовики, коих в конце 70-х было еще предостаточно. Именно в ту пору родился грустный анекдот: «Где вы были в годы войны? Сражались на Малой земле или отсиживались в окопах Сталинграда?» Дело даже доходило до того, что ветераны сражения за Новороссийск иногда стеснялись рассказывать, где они воевали, ведь после выхода «Малой земли» с такими вот ляпами бои на этом крошечном плацдарме (а ведь там реально держали оборону в течение 225 дней 17 тысяч советских бойцов) в народе стали восприниматься как совершенно незначительные.

Конец мемуарного конвейера

У «Возрождения» и «Целины» критики было не в пример меньше. Отчасти оттого, что роль Брежнева в освоении целинных земель и в послевоенном восстановлении Запорожской области была действительно велика, ведь он занимал первые партийные посты в этих регионах.

«Маститый писатель» получил за свои труды авторский гонорар — 180 000 рублей, на которые в ту пору можно было купить 18 «Волг». А истинные создатели трилогии остались не у дел. Впрочем, деньги им заменили награды: Александр Мурзин получил орден Дружбы народов, Аркадий Сахнин — Октябрьской революции, а Анатолия Аграновского лишь прикрепили к ведомственной партийной поликлинике.

Эксперимент по написанию мемуаров признали удачным и решили его продолжить. Позже вышли уже не такие известные произведения генсека — «Жизнь по заводскому гудку» и «Чувство Родины». Началась работа над более эпохальной вещью под рабочим названием «На посту генсека». Для этого из творческого коллектива «Комсомолки» выделили одного талантливого журналиста, который должен был сопровождать Брежнева во всех его поездках по стране и миру и фиксировать встречи и выступления «живой легенды». Но в разгар работы над произведением пришла весть, что «дорогой Леонид Ильич» скончался. На этом мемуарной эпопее был положен конец.

Стылым ноябрьским днем 1982 года по Красной площади прошла похоронная процессия. Сорок четыре офицера в ней несли на алых подушечках почти двести наград Леонида Брежнева: «геройские» звезды СССР и братских стран, алмазно-рубиновый орден «Победа», экзотические подношения африканских правителей. Была среди них и золотая «писательская» медаль лауреата Ленинской премии, абсолютно незаслуженная и лишняя. Впрочем, как и большинство остальных наград.

Про орден «Победа» отдельная история. Это была единственная награда Брежнева, которой его лишили посмертно. И чуть ли не единственное решение Михаила Горбачева, которое советский народ принял с полным единодушием 👇:

Оцените статью
( 1 оценка, среднее 5 из 5 )
Географ и Глобус
Добавить комментарий