Невероятная история Пу И — последнего императора Китая

Китайский император Пу И
Судьба, что выпала на долю последнего китайского императора Пу И, не приснится в кошмарном сне ни одному действующему монарху.

Если представить, что семье русского императора Николая II сохранили жизнь, то кем бы стал наследник короны цесаревич Алексей? Наверняка бы, если позволили, эмигрировал за границу к бабушке и жил бы тихим малочисленным двором в изгнании, благодарный большевикам, что выпустили из страны. Но представить Алексей Романова участником советской политической системы и членом ЦК КПСС воображение решительно отказывается.

Последний китайский император Пу И в Политбюро компартии Китая не заседал (в отличие от своего младшего брата). Но зато был членом политико-консультативного совета КНР (некий аналог современного российского Госсовета), стал коммунистом, не раз встречался с «великим кормчим» Мао и при этом занимался любимым делом всей жизни — выращивал цветы, работая в Ботаническом саду.

Последний правитель династии Цин

Жизнь Пу И оказалась удивительно богатой на судьбоносные события. Он родился в 1906 году, когда императорская власть правившей 500 лет династии Цин уже трещала по швам. При дворе всем заправляла вдовствующая императрица Цы Си, жестокая и коварная правительница. Она лишила реальной власти своего приемного сына императора Цзайтяня и назначила наследником короны его племянника — младенца Пу И.

Когда императрица отправилась на тот свет, она прихватила с собой и Цзайтяня, успев отравить того мышьяком. В результате после того, как с перерывом в один день в императорской семье произошли подряд две смерти, на выжженном поле династии Цин остался только двухлетний Пу И, который и стал императором в 1908 году.

Разумеется, ни о каком удержании власти малыш Пу И не помышлял. Да и его отец-регент тоже. Видя, как волна революции неукротимо пожирает Китай, он предпочел отойти от дел, передав регентские полномочия невестке. Той вообще было не до удержания власти, и когда в 1911 году в Китае случилась Синьхайская революция, положившая конец монархии, она вздохнула с облегчением и подписала за малолетнего Пу И Акт об отречении от престола.

Императорская династия Цин оборвалась на десятом ее правителе. Но новая власть не стала ставить трагичную точку в судьбе низложенного монарха. Ему оставили дворец и прочие привилегии, которые полагались по статусу. Так подросток Пу И оказался в замкнутом мирке своего Запретного города (дворцовый императорский комплекс). Он получал образование, учил языки, хорошие манеры и занимался делом, которое успел полюбить еще с детского возраста — выращиванием орхидей. Наивный, Пу И полагал, что все беды и потрясения с подписанием отречения закончились и его оставили в покое. Как же он заблуждался…

В изгнании в родной стране

За стенами его резиденции бушевала Гражданская война, и здоровый, молодой и полный сил император был прекрасной мишенью для противоборствующих сил. В 1917 году Пекин захватил монархически настроенный генерал Чжан Сюнь, который немедленно вернул Пу И отобранные титулы и верховную власть. А потом генерала из города выбили, и уже следующий вождь революции вновь сверг императора, даже не успевшего понять, что же это было. Наконец, в 1924 году 18-летнему Пу И объявили, что титула его лишают окончательно и приравнивают к простому китайскому гражданину. А коли так, то он теперь не имеет право занимать территорию Запретного города.

Одними словом, императора с женой просто выставили за стены резиденции, разрешив заниматься чем душа пожелает. Душа желала покоя и благополучия, но получить их в эпоху перемен неспокойного Китая было непросто. Островком стабильности в стране был разве что город Тяньцзин на северо-востоке страны, где существовала японская концессия. Пу И перебрался туда, и полностью вверил свою судьбу японцам. А тем такой «подарок» пришелся весьма кстати — в планы Японии входила дальнейшая экспансия в Китай, и для этого низложенный император мог хорошо пригодиться.

Ему обеспечили все условия и создали «императорский двор в изгнании», имевший чисто декоративные функции. Семь лет Пу И жил в этом тесном мирке с женой и орхидеями и надеялся, что так будет всегда. Но настоящие приключения у него были еще впереди.

Новое государство для императора

В 1931 году Япония начала интервенцию в Маньчжурию. Северо-восток Китая армия самураев заняла без особых проблем. Встал вопрос, как легализовать экспансию и представить ее миру. Пу И оказался тут как нельзя кстати. Японцы объявили о создании нового государства — Великой Маньчжурской империи — во главе с императором, который, наконец, избавился от позорной приписки «в изгнании» к своему титулу.

С одной стороны, у Пу И были все атрибуты власти — армия, правительство, полиция, резиденция, титул. С другой — абсолютно все системы управления контролировались японцами. Но императора это абсолютно устраивало. Никаких документов он не читал, подписывал их не глядя и был бесконечно далек от того, что творилось в марионеточном государстве. Бунтовал ли в нем народ, воевала ли императорская армия против СССР на реке Халхин Гол (1939 год), завоевывали ли японцы остальной Китай — для Пу И всё это было не важно, его жизнь, как и в детском возрасте, сосредоточилась в замкнутом периметре дворца с садом, полным любимых орхидей.

Она продолжалась до 1945 года. Но даже когда в Маньчжоу Го, верные союзническим обязательствам, вошли советские войска, Пу И был спокоен. Он знал, что японские друзья готовят его экстренную отправку в Токио. Небольшая перемена места, возврат титула «император в изгнании» и продолжение привычной жизни — примерно так предполагал Пу И, ожидая в Мукдене самолета в Японию. Но для императора всё пошло кувырком — неожиданный советский десант высадился прямо в аэропорту и арестовал императорскую свиту в полном составе во главе с 39-летним монархом.

«Я говорю правду»

В Советском Союзе умели грамотно распоряжаться пленниками такого высокого ранга. Так, фельдмаршал Паулюс стал одним из ключевых свидетелей на Нюрнбергском процессе. Пу И советские власти готовили для того же самого. Он должен был выступить как свидетель обвинения на «Токийском Нюрнберге» — процессе над японскими милитаристами, развязавшими войну на востоке.

Пу И всегда делал то, что ему велели. В конце концов, в этом и заключался секрет его выживания в неспокойную эпоху. Свидетель, так свидетель — его появление на процессе произвело фурор. Худощавый, в хорошем костюме, дорогих очках в тонкой оправе, презентабельный, уверенный, он отыграл положенную ему роль с блеском. Японским адвокатам Пу И не давал сбить себя с толку, отвечал на вопросы подробно и с императорским достоинством. Позиция защиты строилась на том, чтобы доказать, что Пу И доставили на процесс силой и принудили давать нужные СССР показания. Тщетно. Во-первых, внешний вид Пу И говорил об отсутствии какого-либо насилия над ним, а во-вторых, он не путался в ответах и на все хитрые подначки адвокатов отвечал без запинки, холодно и уверенно:

Мне ничем не угрожали и ничего не обещали. Я говорю правду и пришел сюда давать показания по своей собственной воле.

Советский Союз был доволен выступлением китайского императора на токийском трибунале. Но что с ним делать дальше, никто не знал. После Японии Пу И вернули на «Спецобъект-45» под Хабаровском и оставили его хоть в относительно комфортных, но в существенно ограниченных условиях. Опять замкнутое пространство, стены, клетка, но только без золотых прутьев.

Через тернии к орхидеям

Нет, Пу И, вовсе не жаловался на условия содержания. Он прекрасно осознавал, что в Китай ему дороги нет. Там Чан Кайши, который борется с коммунистами, там для обеих сторон императорская власть — это рудимент прошлого. И Пу И, как последний ее представитель, нужен только для того, чтобы устроить над ним публичную экзекуцию. К чести Советского Союза, он и не думал отдавать императора гоминдановцам, несмотря на то что Чан Кайши направил несколько нот Сталину.

Но вот пришедшие в 1949 году к власти коммунисты были другое дело. «Младший брат» СССР устами своего кормчего Мао Цзэдуна дипломатично заявил, что китайское правительство готово принять Пу И, если советская сторона находит это своевременным. Почему бы и нет, подумали в Москве. Политическая надобность в императоре пропала, а тут просят не просто союзники, а «свои». В общем, в 1950 году в жизни Пу И начался новый этап.

Кормчий Мао не стал его казнить. Зачем? Ведь гораздо полезней показать обществу как коммунистическая идеология способна перевоспитать даже экс-императора. Пу И судили за «военные преступления», а потом отправили в тюрьму на девять лет. Очередной поворот жизни монарх встретил философски — главное, не убили, а остальное не важно.

Его освободили в 1959 году, заявив обществу, что товарищ Пу И «перевоспитался». И это было правдой. Новоявленный гражданин коммунистического Китая устроился на работу в Ботанический сад, где занялся любимым делом всей своей жизни — выращиванием орхидей. Он ни на что не претендовал, ничего не требовал и ни о чем не просил, с людьми был вежлив и обходителен, жил скромно и даже нашел себе спутницу жизни — медсестру из пекинской больницы.

Новая жизнь

В перерывах между цветами Пу И писал мемуары, которые озаглавил «От императора до гражданина». Вышедшая книга неожиданно понравилась Мао Цзэдуну. Тот даже несколько раз встречался с Пу И и беседовал с ним о китайской истории на камеру. На волне успеха и популярности экс-император вступил в компартию, а потом вошел в состав политико-консультативного совета КНР. Когда в стране началась культурная революция и улицы городов заполонили молодые люди с горящими глазами и красными цитатниками Мао в руках, к Пу И даже приставили государственную охрану, чтобы отгонять от него политически несознательных хунвейбинов.

Но бывший император эпохальный поворот в судьбе Китая не пережил — он умер в 1967 году от рака почки прежде, чем закончилась культурная революция. Все расходы на похороны взяла Коммунистическая партия Китая, тем самым выразив уважение десятому и последнему императору династии Цин.

Плохим ли человеком был Пу И или хорошим, теперь это неважно. Главное тут то, что Китаю хватило мудрости не топтаться на своем прошлом, уничтожать людей и память, а потом запоздало каяться, объявлять невинно убиенных святыми и возносить их на знамена новой «духовности». Может быть, поэтому Китай обошли стороной смуты, распад и темные времена, как это случилось в большим и могучим «старшим братом».

Именно поэтому в Китае нет и не будет дискуссий о судьбе Мавзолея «великого кормчего», и очередь к хрустальному саркофагу не закончится никогда 👇:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий