«След кровавый стелется…» Кто убил комдива Щорса

Кто убил комдива Щорса
Гибель красного командира Николая Щорса до сих пор не дает покоя следопытам от истории. Очевидно одно — его убили. Только вот кто?

В истории Гражданской войны отдельной строкой стоит целая плеяда красных командиров, рано ушедших из жизни. Сергей Лазо — мученическая смерть в топке тепловоза. Василий Чапаев — героическая смерть во время боя. Михаил Фрунзе — нелепая смерть на операционном столе. Григорий Котовский — бытовая смерть в мирное время. И Николай Щорс — загадочная смерть в окопе от вражеской пули.

Но почему загадочная? О легендарном комдиве известно довольно хорошо и биография его стала чуть ли не канонической (хотя в ней имеется несколько белых пятен). Но вот обстоятельства его смерти окутаны таким плотным коконом слухов и домыслов, что продраться сквозь них и установить истину не представляется возможным. Характер смерти сомнений не вызывает — это действительно смертельное пулевое ранение в голову. Только вот кто это сделал: враги или свои?

«Пуля вошла в затылок»

Не будем останавливаться на биографии красного командира, а сразу перенесемся в август 1919 года, когда 24-летний Николай Щорс получает под свое командование 44-ю стрелковую дивизию РККА. Не стоит полагать, что это было какой-то карьерной неожиданностью — назначение вполне ожидаемое, и произошло оно на фоне слияния 1-й Украинской советской дивизии под командованием Щорса с 3-й пограничной дивизией под командованием Ивана Дубового. Последний становится заместителем Щорса во вновь созданной 44-й дивизии. Это важно, так как одна из версий гибели комдива как раз и апеллирует к зависти Дубового.

Но в должности командира дивизии Николай Щорс пробыл всего полмесяца. 30 августа 1919 года он прибывает в расположение Богунской бригады у села Белошицы (современная Житомирская область Украины). С ним вместе заместитель Дубовой, старый друг и соратник Казимир Квятек (замкомандира Богунской бригады) и Павел Танхиль-Танхилевич (уполномоченный реввоенсовета 12-й армии). Щорс оказывается прямо на передовой, и находясь в окопе и осматривая в бинокль позиции петлюровцев, выслушивает доклады командиров. В это время на фланге вдруг неожиданно стрекочет вражеский пулемет. Пуля попадает в голову Щорса, он падает и умирает на руках у Дубового через 15 минут. Свидетелями смерти стали все присутствующие, которые потом подтвердили обстоятельства гибели.

Казалось бы, всё ясно и понятно, какие могут быть сомнения? А они появились, причем не в эпоху гласности и перестройки, когда внезапно стало модным очернять вчерашних героев. А еще в 1947 году с выходом книги «Повесть о полках Богунском и Таращанском», написанной бывшим бойцом щорсовской дивизии Дмитрием Петровским. Во-первых, он отрицает очередь из вражеского пулемета («туда саданул Хомченко четыре снаряда за несколько минут до смерти Щорса»), а во-вторых, прямо указывает, что «пуля, сразившая Щорса, вошла ему в затылок и вышла в висок». То есть в Николая Щорса стреляли сзади.

Что и говорить, заявление по тем временам очень смелое. И реакция на него была соответствующая, которую можно свести к фразе: «зачем ворошить прошлое и через столько лет бередить наши раны?» А ведь Щорс уже к тому времени был национальным героем. Фильм режиссера Довженко, книги, песни, опера, улицы в городах и колхозы по стране — имя ставшего легендарным краскома стояло в одном ряду с Чапаевым, Котовским, Буденным.

История с могилой

Проверять слова Петровского, разумеется, никто не стал. Но сделать это все же пришлось, когда в 1949 году в Москву пришло письмо от группы сербов. Они хотели почтить память своего боевого товарища, под началом которого в дни далекой молодости сражались за Советскую власть на Украине. Власти задались вопросом: а где, собственно, похоронен Щорс?

Было известно, что после гибели тело командира отказались хоронить на родине (Щорс был родом из Черниговской губернии) во избежание глумления. Дело в том, что до этого петлюровцы, захватив Житомир, выкопали из могилы останки бывшего командира Таращанского полка Василя Боженко и таскали их по городу, привязав к лошади. Поэтому приняли решение увезти тело Щорса в Самару. Почему именно туда? Скорее всего потому, что из Самары была родом жена Щорса — Фрума Ефимовна Хайкина-Ростова, служившая в 44-й дивизии чекистом. Тело наспех забальзамировали в крутом растворе соли, поместили в цинковый гроб (большая, кстати, по тем временам редкость) и увезли поездом в Самару в сопровождении боевых товарищей и верной жены. Похороны были спешные и довольно скромные. Местные власти о них в известность не ставили, а отдав последние почести командиру на его могиле, все спешно вернулись на фронт.

Тридцать лет могилу никто не посещал, и если бы не начавшиеся спешные розыски в 1949 году, то на ее месте возвели бы подстанцию кабельного завода. Во всяком случае место захоронения нашлось под грудой щебенки, приготовленной для отсыпки фундамента. Гроб обнаружили, достали, вскрыли, провели эксгумацию, составили акт и торжественно перезахоронили останки на Куйбышевском городском кладбище.

Заключение экспертов

Документ об эксгумации вполне доступен, и с 2003 года хранится в Госархиве. Вот выдержки из него:

Смерть последовала от сквозного огнестрельного ранения затылочной и левой половины черепа… Отверстие в области затылка следует считать входным… Выстрел произведен в направлении сзади-наперёд, снизу-вверх и несколько справа-налево.

Таким образом, слова Петровского нашли подтверждение. Но если в Щорса стреляли сзади, то получается, это сделали свои? Именно эта версия надолго и завладела умами «детективов от истории».

Но в любом преступлении должен иметься мотив. И с этим у исследователей был полный порядок, поэтому в постсоветские годы и появилось множество материалов на тему смерти Щорса. Версий было три: «из зависти», «не подчинялся центру», «за националистические настроения». Каждую из них по отдельности рассматривать здесь не имеет смысла, хотя некоторые моменты непростых взаимоотношений Щорса имеют под собой документальное основание. И если на минуту закрыть глаза на обстоятельства смертельного выстрела, то мотивы убить Щорса были как минимум у двух из трех его сопровождавших.

Историческая профанация

Но все они разбиваются об один единственный вопрос: «как можно незаметно убить человека при большом количестве свидетелей?» Ведь получается, что если кто-то из троих (Дубовой, Танхиль-Танхилевич, Квятек) выстрелил в затылок Щорсу, то двое других должны молчать об этом, если они сразу не скрутили злодея. В том числе и на опросах в ЧК (а следствие по обстоятельствам гибели Щорса проводили), и на допросах в НКВД. Дубового в 37-м судили и расстреляли как участника военно-фашистского заговора, Квятека в том же году — как польского шпиона. Повесить на них еще и убийство красного командира Щорса было бы очевидным соблазном. Но нет, речь об убийстве не идет вовсе.

Почему? Наверное, потому, что не было никакого убийства. А был лишь трагический случай на передовой. Даже неспециалисту понятно, что в условиях боевых действий, находясь в окопе, человек может быть обращен к противнику любой частью тела, в том числе и спиной. Сторонники версии преднамеренного убийства Щорса тут же возразят, апеллируя к пуле (не пулеметная) и расстоянию (близкое).

И если первое действительно так, то вот про расстояние в «Судебно-медицинском заключении о смерти Щорса Н.А.» (7 июля 1949 года, г. Куйбышев) дословно сказано следующее:

Расстояние выстрела определить не представляется возможным ввиду отсутствия признаков, характеризующих дистанцию выстрела.

Щорс вполне мог быть убит выстрелом из винтовки со среднего расстояния, когда повернулся, например, к кому-то из окружения. А мог и от пистолетного выстрела с близкой дистанции. Только необязательно имело место преднамеренное убийство. Вполне мог быть случайный выстрел от своих в суматохе боя. Впрочем, это тоже одна из версий, не претендующая на истину.

В любом случае настоящую причину гибели комдива Щорса сегодня уже никто не установит. Ломать же дискуссионные копья, искать вселенский заговор, приписывать убийство Щорса злому гению революции Троцкому или обвинять его боевого коллегу Дубового в какой-то там карьерной зависти — это, быть может, интересно и сенсационно, но по сути есть ничто иное, как полная историческая профанация.

Примерно так же обстоят дела и со смертью Сергея Лазо. К версии с топкой паровоза имеются вопросы, да и альтернативная гипотеза гибели революционера тут как тут 👇:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий