Трагедия в Цемесской бухте. Как затонул «Адмирал Нахимов»

Пароход "Адмирал Нахимов"
В 1986 году в Цемесской бухте недалеко от Новороссийска произошла трагедия, ставшая одной из самых крупных морских катастроф в истории страны.

Паника возникла в один момент — после сокрушительного удара «Адмирал Нахимов» практически сразу стал заваливаться на правый борт. В огромную рваную дыру размером с трехкомнатную квартиру хлестала вода, освещение погасло, люди, как горох сыпались за борт. Ни о какой организованной эвакуации даже речи не шло. Пароход тонул толчками, кренясь все больше и больше. Пассажиры отчаянно цеплялись за что можно было ухватиться, а внутри темных коридоров метались в ужасе те, кто не смог выбраться на палубу. Через 8 минут «Адмирал Нахимов» полностью погрузился в воду, унеся жизни 423 человек.

Наш «Берлин»

Пароход "Берлин"
Пароход «Берлин» в 30-х годах

У парохода «Адмирал Нахимов» была насыщенная история. Его спустили на воду в Германии в 1925 году. Под именем «Берлин» лайнер совершал межконтинентальные круизы из Европы к берегам Америки. Когда началась война, судно переоборудовали в госпитальное и в этом качестве оно пробыло до 1945 года, пока не подорвалось на собственной (немецкой) мине. Произошло это на глубине 13 метров, так что после окончания войны «Берлин» смогли поднять. Полностью отремонтировав, власти ГДР отдали его Советскому Союзу, где он был зачислен в состав пассажирского флота под именем «Адмирал Нахимов».

Перевозил пароход не только туристов и отдыхающих. Поучаствовал он и в Карибском кризисе, доставив на Кубу советских солдат под видом «сельскохозяйственных рабочих». Потом еще несколько раз руководство флота задействовало «Нахимов» в военных целях, пока в начале 70-х окончательно не передало судно гражданскому флоту. Для международных круизов «Нахимов» уже не годился — за почти полвека активной эксплуатации пароход основательно поистрепался. Поэтому его перевели на внутренние круизы по Черному морю. Но и там срок службы «Нахимова» подходил к концу — на IV квартал 1986 года пароход планировали окончательно вывести из эксплуатации.

А до того срока его решили задействовать по полной. Вот и 29 августа 1986 года «Нахимов» отправился в очередной круиз, который должен был стать одним из последних в его полувековой судьбе. А стал последним.

Высоцкий и Влади на фоне "Нахимова"
Владимир Высоцкий и Марина Влади в Одесском морском порту на фоне «Адмирала Нахимова», 1971 год

Выход с задержкой

Маршрут круиза начинался в Одессе, там же и заканчивался 5 сентября. На своем пути лайнер должен был зайти в порты Ялты, Новороссийска, Сочи и Батуми. В каждом курортном городе он проводил по полдня, давая пассажирам возможность осмотреть все достопримечательности. В Новороссийск «Нахимов» прибыл точно по расписанию — 31 августа в 14:00. Пассажиры воспользовались 8-часовой стоянкой и лайнер практически опустел. Отплытие намечалось на 22:00, но немного задержалось из-за того, что 1250 человек на борту ожидали прибытия важного гостя — начальника УКГБ по Одесской области генерала Крикунова с семьей. Если бы не это 10-минутное отставание от графика, никакой трагедии бы не случилось. А так «Адмирал Нахимов» вышел из Новороссийского порта в 22:12 и направился к выходу из Цемесской бухты.

«Адмирал Нахимов» в Сочи
Пассажирский лайнер «Адмирал Нахимов» у причала Сочинского морского торгового порта, 1965 год

В это время с противоположной стороны к порту приближалось еще одно судно — сухогруз (балкер) «Петр Васёв» с грузом канадского ячменя. Траектории движения обоих транспортов пересекались, и капитан «Васёва» Виктор Ткаченко, зная о выходе «Нахимова», пообещал уступить ему дорогу. В принципе в этом манёвре не было ничего сложного — ширина Цемесской бухты в горлышке достигает 9 километров, так что расход двух судов был задачей, с которой мог справиться даже практикант.

Но таковых на борту «Адмирала Нахимова» не было, хотя второй помощник Александр Чудновский еще не обладал достаточным опытом. Но именно ему капитан «Нахимова» опытнейший Вадим Марков и поручил вывести пароход из бухты. А сам же отправился в каюты к генералу Крикунову на званый ужин, который устроил важный гость.

Сухогруз "Петр Васёв"
Балкер «Петр Васёв», переименованный после трагедии в «Подольск»

Электроника рисует курс

Чудновский связался по рации с капитаном сухогруза Виктором Ткаченко и получил от него подтверждение, что балкер пропускает «Нахимова». В это время Ткаченко (тоже опытный капитан) включил монитор САРП (система автоматизированной радиолокационной прокладки курса) и целиком положился на его показания. Система наглядно показывала, что суда благополучно разойдутся правыми бортами, и Ткаченко даже не стал сбрасывать скорость.

Чудновский все это время находился на мостике. В 23:05 он визуально обнаружил, что суда идут на опасное сближение. Помощник в очередной раз связался с капитаном «Васёва», на что тот раздраженно подтвердил, что сухогруз уступает дорогу. При этом Ткаченко не отрывался от монитора САРП, который рисовал красивую картинку, подтверждая, что пароход и балкер разойдутся всего пятью сотнями метров. Однако третий помощник Петр Зубюк, наблюдая огни «Нахимова», несколько раз предупредил капитана, что суда идут на опасное сближение. Но Ткаченко с необъяснимым упрямством продолжал верить японской электронике, отказываясь слушать экипаж.

Монитор САРП
САРП на мостике балкера «Петр Васёв»

Лишь за пять минут до катастрофы капитан «Петра Васёва» соизволил оторваться от монитора. Обстановку он оценил мгновенно, но время на исполнение команды «Полный назад» не оставило никаких вариантов на счастливый исход.

На «Нахимове» не было заграничной навигационной автоматики, поэтому помощник капитана Чудновский полностью полагался на то, что видел глазами. А зрение ему говорило, что несмотря на заверения капитана сухогруза, тот на большой скорости летит прямо на «Адмирала Нахимова».

"Петр Васёв" после крушения
Вмятина на носу балкера «Петр Васёв» после столкновения

8 минут

Команда рулевому парохода «Лево на борт!» была отдана слишком поздно. В 23:12 «Петр Васёв» на скорости 5 узлов под углом в 110° вошел в середину правого борта «Адмирала Нахимова». Построенный в Японии за пять лет до катастрофы, «Васёв» ниже ватерлинии имел бульб — выступающую часть носа, увеличивающую скорость и экономящую топливо. Им-то, словно консервным ножом, балкер вспорол обшивку «Нахимова» и обрек его на гибель. Пробоина оказалась площадью 80 квадратов. В нее тут же хлынула вода, а поскольку из-за жары все внутренние переборки, отсеки и иллюминаторы на «Нахимове» были открыты, судно сразу начало тонуть.

Карта крушения судов в Цемесской бухте
Карта крушения

Все, что успели члены команды — это спустить несколько надувных плотов. А через 8 минут «Адмирал Нахимов» полностью ушел под воду, оставив на поверхности сотни борющихся за жизнь людей. Внутри находилось 423 человека, которые так и не смогли выбраться наружу из-за заблокированных кают, темноты и мгновенной воды в коридорах. Среди них был и Александр Чудновский, который сам себе вынес смертный приговор — он спустился в свою каюту, закрыл дверь и ушел на дно вместе с судном.

Спасательная операция развернулась почти сразу — многих удалось поднять на борта лоцманских катеров и подошедших судов. Участвовала в этом и команда «Петра Васёва», которая приняла 36 человек. С рассветом в воздух поднялись 7 вертолетов, самолеты Ан-26 и Бе-12. Последнего выжившего спасли через 15 часов после крушения.

Спасатель-водолаз в Цемесской бухте
Спасатели в Цемесской бухте

Утром на месте трагедии стали работать водолазы. Тела поднимали наверх в течение трех недель, но после того, как трагически погибли два человека, работы решили остановить. На глубине в 47 метров на дне Цемесской бухты в лабиринтах затопленных коридоров, каютах, машинном отделении навсегда остались 64 человека. Место крушения было объявлено братской могилой и любые действия, тревожащие их память, отныне стали под запретом.

Виновные

Что же до виновных, то на скамью подсудимых попали двое — капитан балкера Виктор Ткаченко и сумевший спастись капитан «Нахимова» Вадим Марков. Его обвинили в самовольном оставлении капитанского мостика, а Ткаченко — в халатности, игнорировании визуального наблюдения и слепом доверии системе САРП, которая дала необъяснимый сбой. Оба капитана получили по 15 лет заключения, но были амнистированы в 1992 году.

Их судьба сложилась трагически. Вадим Марков умер от онкологии в 2007 году. А Виктор Ткаченко эмигрировал в Израиль и погиб в крушении яхты под своим управлением у берегов Ньюфаундленда в 2003 году.

Капитаны "Васёва" и "Нахимова" в зале суда
Виктор Ткаченко (слева) и Вадим Марков в зале суда

«Адмирал Нахимов» и поныне лежит на дне Цемесской бухты. Проектов по его поднятию не существует. «Петр Васёв» после ремонта сначала переименовали в «Подольск», а потом и вовсе продали за рубеж, где он и окончил свои дни в 2012 году на кладбище кораблей у берегов Бангладеша.

Вот так закончилась эта история, ставшая трагедией для сотен семей. Каждый год на излете лета родственники погибших приезжают в Новороссийск, возлагают цветы к мемориалу, а потом отправляются на катерах к месту гибели «Адмирала Нахимова». Его часто называют в прессе «советским Титаником». Зря. Ибо пароход погубила не стихия, не природа и не фатальная случайность, а людская халатность и самоуверенность, которую принято обтекаемо называть «человеческим фактором».

Он же стал причиной многих крушений и катастроф на советском флоте, которые ныне порядком позабылись. Вот и случай, произошедший в порту Находка, сейчас помнят немногие ?:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий