Сибирская Тофалария — край возле самого неба

Тофалария — это заповедная земля в Южной Сибири, которую называют самой настоящей страной около края безбрежного неба.

Когда заходит речь о труднодоступных местах России, воображение рисует суровую Арктику, бескрайнюю тундру, переходящую в безжизненную пустошь, или же острова в Северном Ледовитом океане. Одним словом, это что-то далекое, северное и дремучее. Но отнести к труднодоступным местам Иркутскую область воображение решительно отказывается. Да, там есть земли, где не ступала нога человека, но если речь идет о населенных пунктах, то попасть в них относительно несложно — дороги автомобильные и железные, речной транспорт, авиация.

Но есть на западе Иркутской области один регион, куда добраться не так-то просто. И хоть от ближайшей железнодорожной станции до него по прямой всего полторы сотни километров, преодолеть их можно исключительно на вертолете или зимой по замерзшему руслу реки. Место настолько труднодоступное, что его называют не просто районом или территорией, а настоящей страной. Имя ей Тофалария. По словам Валентина Распутина — «край возле самого неба».

Горно-таежная сказка

Тофаларию с трех окружают горы. Это Восточный Саян, максимальная высота которого достигает 3500 метров. А четвертая сторона — саянские отроги, не очень высокие, но непроходимые для любого транспорта. Вот и стоит Тофалария, отрезанная от цивилизации, в роли которой выступает ближайшая к ней железнодорожная станция Нижнеудинск (147 км).

Места здесь изумительные — настоящая сказка гор и тайги. Вот только любоваться ими некому, так как туристу в Тофаларию не едут. Отчасти из-за того, что ничего не знают о ее существовании, а в основном, потому что в эту горную страну сложно добраться. А попав туда, приходится рассчитывать только на свои силы, ибо отсутствие каких-либо дорог и связи ставит нахождение там на грань экстрима.

В роли единственного транспортного средства с Тофаларией выступает вертолет. Летает он регулярно, хотя и раз в неделю. Для чего? Для связи с жителями. Ведь удивительная изолированная страна населена людьми. Они называют себя тофами, а наука величает их тофаларами. Это коренной народ Южной Сибири, ныне исчезающий. В мире их осталось 700 человек, и все они живут именно здесь, на родине своих предков.

Самые южные оленеводы

Тофалары во все времена были кочевым народом — охотились, рыбачили и пасли оленей. Жили они так веками, а может и тысячелетиями. Наука не может точно сказать, как этот тюркский народ попал на Саянскую землю. Вероятно, пришел со стороны Китая, а может быть и с Алтая. Но к XVI веку тофалары окончательно определились с местом проживания. Виду малочисленности им вполне хватало северных отрогов Восточных Саян, по которым тофы гоняли стада оленей, перенося свои конические чумы с места на место.

И даже в XVII веке, когда Тофалария вошла в состав Российского государства как пограничная с Китаем территория, на тофаларов никто не обращал внимания и даже не пытался обратить их в христианскую веру. Оно и понятно — кому нужно плутать по горно-таежным дебрям, догоняя кочевников, у которых никогда не было оседлого места жительства?

Однако Советскую власть такое положение дел не устроило. С конца двадцатых годов она принялась приучать тофаларов к оседлому образу жизни. Создала три деревни, организовала звероводческие и оленеводческие колхозы-совхозы, а саму страну Тофаларию выделила в отдельный национальный район в составе Иркутской области. Связь с населенными пунктами держала исключительно по зимникам. Доставляла туда продовольствие и вывозила пушнину и золото.

Да, тофаларский край был богат на полезные ископаемые. Они и сейчас хранятся в его недрах, нетронутые и недоступные. В тридцатых и в начале сороковых здесь добывали золото, но с 1947 года все работы свернули. После этого тофаларцы зажили спокойной обособленной жизнью. На «большую землю» они поставляли пушнину и оленину, а взамен получали топливо и продовольствие.

Вертолетом на экзамен

Что интересно, численность тофов на протяжении десятков лет практически не менялась, колеблясь в районе тысячи человек. Да и населенных пунктов больше не стало. Как было три деревни — Алыгджер, Верхняя Гутара и Нерха — так они и остались. Колхозов уже давно нет, и сейчас люди живут исключительно натуральным хозяйством. Причем, это вовсе не земледелие, хотя климат в Тофаларии и вполне пригодный для него, а только охота. Абсолютно всё мужское население зимой уходит в тайгу добывать изюбря, соболя, горностая, белку, колонка и струю кабарги (мускусная железа самца кабарги). Потом всё сдают перекупщикам с «большой земли», на том и живут.

И неплохо живут. В данном случае речь идет не о денежном достатке, а вообще о жизни вдали от цивилизации. До нее всего 147 километров по прямой, вертолет долетает за 40 минут. А вот по зимнику придется преодолеть около 350 километров, так как он проходит по руслам замерзших рек — притоков Ангары. Именно по ним в поселки зимой завозят топливо. Причем, с тем расчетом, чтобы хватило на целый год, ведь электричество здесь только от ДЭГ, работающих на солярке. Подается оно жителям не круглосуточно — в час ночи дизеля станции глушат и с рассветом заводят вновь. Связь тоже имеется, по понятным причинам спутниковая. Через спутник поселок обеспечен и интернетом, есть терминал для оплаты услуг и даже маленький МФЦ. В каждом селе фельдшерско-акушерский пункт, в бывшей центральной усадьбе Алыгджер находится школа-интернат. Вот только экзамены дети летают сдавать в Нижнеудинск на вертолете.

Ми-8 для тофаларов все равно что маршрутка для городского жителя. Летает он, правда, только раз в неделю, и каждый его прилет сродни маленькому празднику. Сорок минут полета стоят полторы тысячи рублей. Раньше были льготы, но теперь их отменили. Конечно, в экстренных случаях вертолет можно вызвать индивидуально. Если дело касается жизни и смерти, то прилетит МЧС-овский Ми-26, а в остальном нужно будет раскошелиться не менее, чем на полмиллиона. По этой причине в тофаларских селах существует проблема с «мертвыми душами».

Дело в том, что умершего человека надо увезти в Нижнеудинск, дождаться экспертизы, а потом привезти обратно для захоронения. Судмедэксперт вылетает только при криминальном характере смерти, а в остальных случаях транспортировка усопшего ложится на плечи родственников. Поэтому некоторые хоронят своих родных просто так, без документов. Отсюда и появляются в списках избирателей «мертвые души». Если это человек пожилого возраста, то возникает проблема с пенсией. Родные, конечно, сообщают властям, чтобы не попасть потом под статью, но дальше процесс тонет в бюрократическом море бесконечных запросов, требований и уведомлений. Районные и поселковые власти неоднократно обращались за решением проблемы в разные инстанции, но пока безрезультатно.

Природный «космос»

Но вернемся к быту тофаларов. Кстати, сами себя они предпочитают называть тофами, а при царской власти народность именовалась карагасами (с местного наречия — «черные гуси»). Язык народа ныне относят к вымирающему. Он принадлежит к тюркской группе и знают его сейчас только старики. Молодежь в школе язык изучает, но перспектив у него нет, так как все в тофаларских поселках разговаривают исключительно по-русски. Но вот традиции народа не забыты. Их чтут, а с недавнего времени в Алыгджере стали проводить этнокультурный фестиваль. Танец с шаманскими бубнами ансамбля «Черлик» из поселка Нерха даже успел покорить областную сцену, так что местные энтузиасты уверены — будущее у тофаларской культуры есть, ей надо только заниматься.

Отдельной строкой стоит тут туризм. Еще лет пять назад он был на нулевой отметке, а сейчас в Алыгджере построен небольшой гостевой домик для приезжих. Их тут немного, но бывают даже экстремалы из-за рубежа, прилетающие полюбоваться красотами «Сибирской Швейцарии». Кроме самого села и его жителей интерес представляет окрестная природа, нетронутая и величественная. Деревья здесь умирают не от рук человека, а сами собой. А озера, ручейки, реки и водопады соседствуют с горами и скальниками. На некоторые из них можно забраться. В частности, на Пионерскую, на вершине которой каждый год призывники устанавливают российский флаг. Никто не скажет, откуда взялась эта традиция, просто так повелось.

Отправляться в пешее путешествие по горам опасно — в случае чего МЧС-никам придется здорово напрячься, чтобы оказать помощь. Но риск того стоит, ведь Восточный Саян — это настоящий «космос», завораживающий своей нетронутой природой, пронзительно-голубым небом и вековой темно-зеленой тайгой. Один только пик Грандиозный (2891 метр) стоит того, чтобы попасть в те места. Его почти правильная коническая форма и скалистая твердь с круглогодичным снегом производят сильное впечатление.

Вот такая она, Тофалария — край земли возле самого неба. Побывав в ней единожды, любой путешественник поймет, почему эту местность гордо именуют «страной». Это действительно ни на что не похожая заповедная и глубоко спрятанная земля, на которой живет маленький самобытный народ с необычным именем тофы, открытый, дружелюбный и по-настоящему гостеприимный.

Вообще, Иркутская область богата на достопримечательности, неизвестные большинству, но очень колоритные. И речь идет вовсе не о Байкале (уж он-то точно знаменит на весь мир), а о золотой пряжке на железном поясе Транссиба, маленькой, но безумно красивой 👇:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий