Каготы — самый презираемый народ Европы

Отвергнутые обществом каготы
Каготами в средневековой Европе называли отверженный обществом и презираемый народ изгоев, который сторонились и боялись обыватели.

Свои неприкасаемые есть у разных народов мира. Самые известные — далиты в Индии. Есть еще баракумиты у японцев, насусалары у иракцев, потомки эфиопов у йеменцев. В основном система разделения на «чистых» и «нечистых» людей характерна для народов Востока и частично Африки. Но представить себе неприкасаемый этнос в центре Европы довольно сложно, даже несмотря на средневековую дремучесть и разгул инквизиции. Да, были цыгане, отчасти гонениям подвергались евреи, но это всё отдельные случаи, не имевшие массового характера.

Другое дело каготы. Это самый загадочный народ Европы, даже не народ, а некая этнографическая группа, которая выделилась только из-за отношения к ней окружающих людей. Неприкасаемые, презираемые, постоянно гонимые, они жили на границе Франции и Испании в течение нескольких веков. А потом куда-то непостижимым образом исчезли, словно растворились среди обычных французов и испанцев.

Зловонные карлики

Первые упоминания о каготах появились в конце XI века во Франции. Вот что было известно о них простому крестьянину. Кагот — это злобный карлик с перепончатыми ногами, уродливым черепом, на котором не растут уши. Он занимается черной магией, убивает и ест людей, портит своим зловонием урожай, пускает из пупка зеленую кровь. Жуть, да и только. С таким представлением неудивительно, что каготов боялись похлеще нечистой силы. В глазах обывателей они и были представителями ада, по некому недоразумению вышедшими из преисподней.

Всё вышеперечисленное можно списать на чересчур живое воображение, но есть документальное подтверждение существования каготов — указ короля Филиппа V. В нем нет описания уродств и отличий каготов, зато есть прямое разрешение любому добропорядочному христианину убить встретившегося ему кагота. Именно после королевской воли многие каготы из Франции бежали на юг страны и в Испанию, где сильна была власть феодалов, не признававших короля. Там они расселились преимущественно в гористых областях Пиренеев, избегая общения с остальными людьми.

Впрочем, жить каготам в полной изоляции не удавалось, ибо в архивах историки находят множество церковных эдиктов, касаемых отношения к каготам. Это значит, что так или иначе народ всё же контактировал с обществом, терпя от него немалые лишения. Так, отвергнутым запрещалось заключать браки с обычными людьми, ходить босиком (оскверняли землю), браться руками за перила мостов, пользоваться общественными колодцами.

В церквях для каготов строили отдельный вход, делая его низким (непонятно, то ли из-за карликовости, то ли из желания заставить нагибаться), в самом помещении для них было огорожено место, а священник подавал каготам причастие на длинной палке, избегая приближаться к загончику. Заниматься европейским изгоям можно было только работой, связанной со смертью: копать могилы, делать гробы, строить виселицы, плести для них веревки и работать на эшафотах палачами. Хоронили каготов, разумеется, на отдельных кладбищах.

Из-за пищи и близкородственных браков

Но запреты запретами, а интерес представляют отличия каготов от обычных людей. Как общество могло понять, что имеет дело с каготом, наверняка у тех были какие-то внешние признаки? И не перепончатые ноги и слизь из пупка, а что-то более правдоподобное. Что касается средневековых представлений, то здесь ничего существенного выяснить не удалось. Но вот взгляните на фотографию каготской семьи середины XX века. Французские журналисты разыскали изгоев в какой-то глухой пиренейской деревушке и предъявили миру как «последних».

На фотографии они действительно выглядят своеобразно. Карликовость, широкий рот и выдающееся надбровье бросаются в глаза. Но такие патологии можно объяснить близкородственными браками. А вот другая фотография из репортажа о каготах 1900 года. Тут они выглядят как обычные люди.

Где же тогда истина, и вообще, что говорят ученые? Обособление каготов представляет для исследователей загадку, поскольку они не были ни религиозной, ни этнографической группой и не имели своего диалекта. К каготам людей относило общество, и вердикт становился несмываемым клеймом и причиной перехода в касту неприкасаемых. Механизм тут видится такой.

Предположим, в одной деревне рождается ребенок с генетическими отклонениями. Односельчане его относят к каготам и изолируют семью «уродца». То же происходит в другом населенном пункте, в третьем. Со временем изгои объединяются вместе, чтобы было проще выживать, и вот уже появляется целая группа гонимых. Потом в нее вливается все больше народу, так или иначе отринутого обществом (не только по причине уродств, но и из-за колдовства, например). После королевского указа каготы вынуждены бежать на юг, где скрываются в горах. Пища там однообразная, в ней может не хватать определенных микроэлементов, от этого появляются уродства приобретенные (например, зоб из-за недостатка йода). Неприятие обществом вынуждает каготов заключать близкородственные браки — генетические уродства прогрессируют.

Судьба каготов

Вот так на границе Франции и Испании образуется целая группа неприкасаемых, живущих в изоляции от общества и ими презираемая. Причем, это не классические уроды, вовсе нет. Вот, взгляните на гравюру середины XIX века, в которой показан проход каготов через деревню.

Обратите внимание на гусиную лапку (символизирует перепончатые ноги), пришитую к одежде. Такой знак должен был носить каждый кагот, чтобы его можно было сразу отличить от обычного человека. В руках у них колотушки. Так каготы возвещали, что проходят через поселения, чтобы жители смогли избежать встречи с ними. Исходя из рисунка, можно понять, что внешних отличий кагота от обычного крестьянина нет, иначе к чему все эти лапки и трещотки?

Дискриминация каготов достигла апогея в Средние века, а сошла на нет после Великой французской революции 1789 года. Тогда специальным Указом каготов уравняли в правах с другими гражданами республики. В Испании это произошло позже — в XIX веке. С тех пор каготы постепенно ассимилировались с обществом, полностью растеряв свои отличительные черты.

Сейчас в современной Франции и Испании почти никто не называет себя каготами. И не потому, что вспоминать об этой страничке истории не принято, а из-за того, что слово «кагот» является ругательным. Есть лишь отдельные люди, которые находят каготские корни в своих родословных и не стесняются в открытую говорить об этом. Впрочем, в Пиренеях, как утверждают исследователи, по-прежнему в замкнутом мирке живут потомки каготов, не захотевших ассимилироваться. Они и поныне не торопятся смешиваться с обществом, заключая браки только в своей среде.

Гипотеза с недостатком микроэлементов в пище и возникновением на этой почве уродств вполне правдоподобна. В XIX веке в России было нечто похожее, только, к счастью, «урова болезнь» не стала причиной появления отвергнутых всеми изгоев 👇:

Оцените статью
( Пока оценок нет )
Географ и Глобус
Добавить комментарий